Как сделать причёску самому с короткими волосами


Добавлено: 08.10.2018, 05:48 / Просмотров: 62374
Закрыть ... [X]

Desmond: другие произведения.

Уроборос

Журнал "Самиздат": [Регистрация]   [Найти]  [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:
    Мне снится сон. Сон, в котором я сражаюсь с собой, сражаюсь с той, кого я люблю. Я рад, что проигрываю, потому что не хочу победить. Но когда после победы меня ждёт смерть, я понимаю, что не хочу умирать! Нужно срочно проснуться! Срочно! Срочно! Срочно! Но почему же я проснулся в недавнем прошлом, во время, когда я был человеком?

Почему-то в жизни мне почти никогда не снились кошмары. Детские сны почти не припомню, а когда я вступил в возраст полового созревания, ночью меня навещали совсем другие сновидения. Но то, что видел я, никак не могло не быть кошмаром - тягучим, с чередой непонятных и невероятных событий, с бесконечным мельтешением света и тьмы, и нераспознаваемыми сознанием эпизодами.

Во сне я умер. Но смерть, когда ты защищаешь тех, кого любишь, когда страшное пятно черноты неустанно расползается по тебе, грозя поглотить, когда всем сердцем ощущаешь неизбежность и неотвратимость... Нет, это не самое страшное. Самое страшное началось потом.

Стробоскоп вспышек и цветов. Я звал друга и партнёра, чьё имя не помнил, взывал, но вместо ответа меня встречала гулкая пустота. Потом появилось присутствие чего-то большого, сильного и свирепого. В этом чём-то не было зла, но не было также и добра - лишь ярость, лишь сила и лишь злое негодование.

Я видел огромный замок под свинцово-серым небом, небом, на котором не было солнца. И я видел себя - того, чьего имени вспомнить так и не смог.

Как бывает в кошмарах, встреча с самим собой не сулила ничего хорошего. Подчиняясь какой-то злой воле, я напал на своё альтер эго, закованное в багряную броню незнакомых очертаний. Где-то в глубине того, что во сне мне заменяло душу, я чувствовал неправильность поступков, но не мог остановиться, нападал, атаковал самого себя.

То, что я был гораздо лучше, как-то совершенно не радовало, ведь мне не хотелось победить. Поэтому, когда перед мной-противником возник маленький белый дракон, отразивший и поглотивший мою атаку, а затем размножился, нападая со всех сторон, я только приветствовал искусность своего оппонента. А потом появился белобрысый незнакомый ублюдок с маленькой пижонской бородкой, рядом с которым была прекрасная черноволосая лоли, которая кого-то мучительно напоминала, и что-то прокричал. Повинуясь той же непреодолимой силе, я направился прочь. А затем снова пришла темнота.

Смена сцены была внезапной, как и полагается кошмарному сну. Вот я стою под унылым свинцовым небом, а вот небо пылает пурпурным огнём Преисподней. Теперь я противостою не только себе, нет, против меня, в лучших традициях страшнейших кошмаров, вышла та, кого я люблю больше всего на свете - мой друг, моя девушка и моя госпожа. Я, действуя против своей воли, похищаю и беру в заложники беловолосую красавицу, чьё имя, как и имя моей любви, зияет в памяти мучительной дырой.

Небо наполнено десятками, сотнями драконов, а фигуры в балахонах, стоящие рядом, повинуясь моему небрежному жесту, превращаются в живые бомбы. И, словно следуя нелепой логике сна, где-то неподалёку горят кресты, окутанные нестерпимо ярким пламенем.

Дальше события слились в неразличимое пятно движений, вспышек и огня. Мои руки и ноги двигались, словно конечности марионетки, а сам я безуспешно пытался остановиться, преодолеть движущее меня принуждение. Но за рулём данного тела был явно не я.

Когда доспех на груди меня-противника раскрылся, явив пурпурным небесам жерло огромного орудия, когда нестерпимо яркий луч ударил в моё тело, я, наконец, почувствовал себя свободным.

Непроглядная тьма заполнила окружающий мир, и, внезапно, яркая вспышка затопила моё сознание. Я вспомнил, как меня зовут! И я... Я когда-то умер, сжираемый неостановимым ядом посреди рушащегося мира. Не понимаю, каким образом оказался здесь, но где-то в глубине души чувствовал, что тот "я", что был моим противником - настоящий, каким-то образом выживший, а этот "я" - лишь жалкая тень, ущербная подделка, ничтожная копия.

Тьма вокруг меня начала быстро отступать, но вместо радости приходил ужас - на смену тьме приходило серое тягучее небытие, и становилось понятно той абсолютной пугающей ясностью, что моё существование сейчас прекратится.

- Не-е-е-е-е-е-т! - закричал я. - Только не сейчас! Я не могу, я не хочу умереть девственником! Не желаю больше никогда не видеть сисек любимой! Не сжимать их в руках, не пощипывать эти соски, не...

Мою истерику прервали. Это не было словами, не было рёвом или шипением. Это даже не было громовым голосом моего партнёра. Тьма вокруг меня, такая уютная, такая чёрная, такая существующая, словно сгустилась, явив присутствие чего-то большого, сильного и такого же неполного, такого же ущербного, каким стал я сам.

Мы хотим существовать. Мы поможем. Мы дадим силу. - воплотилось в этой тьме беззвучное намерение, и сила, такая знакомая, родственная, но вместе с тем бесконечно превосходящая мою собственную, сгустилась внутри того, что представляло собой моё "я". Откуда-то я знал, что это была сила драконов, но какая-то искалеченная и искажённая. Касание этой силы будило в голове образ золотой чаши, и у меня было твёрдое ощущение, что эта чаша причастна и к появлению такого неполноценного меня. Я потянулся к этой силе, она начала вливаться в меня мощным потоком, заполняя пустоту внутри, позволяя ощущать не обрывки мыслей и чувств, а стать почти полноценным существом. И у этого существа были желания.

- Сиськи! Сиськи, я иду к вам! Си-и-и-и-и-и-и-иськи-и-и-и-и-и!

Мне нужно было вернуться, мне нужно было вырваться из этого сна, чтобы снова сжать в руках эту упругую теплоту, чтобы вновь прижаться к горячим женским телам, чтобы, рано или поздно, всё-таки лишиться девственности! Я. Должен. Проснуться! Должен. Увидеть. Её!

Подчиняясь оформившемуся желанию, в окружающей пустоте возникла тусклая бледно-зелёная спираль, которая в этом мрачном пространстве сияла словно тысячи солнц. Яркая красная точка, в которую сжалось сознание почти-полного-меня, скользнула в эту спираль, исчезла, чтобы появиться вновь, зависнуть за доли мгновения над моим же спящим телом, тяжёлой каплей упасть на собственный лоб и без следа впитаться в кожу. Вновь нахлынула тьма, но на этот раз она дарила ощущение радости и покоя. Наконец-то кошмар закончился, наконец-то я...

- Просыпайся! Просыпайся! Если ты не поднимешься, то я... я тебя... поцелую! - раздался милый девичий голос.

Я, не раздумывая, хлопнул по кнопке своего цундере-будильника и, не продирая глаза, отправился в ванную. Привычно сунув зубную щётку в рот, я начал вялый процесс чистки зубов.

Постепенно движения становились более уверенными, а сознание потихоньку прояснялось. Можно было бы конечно притвориться больным, мама обязательно сообщила бы в школу, и я смог бы выспаться, но, после приснившегося, ложиться совершенно не хотелось. Мне пришла в голову прекрасная идея - принять ванну, расслабиться в горячей воде, смыть остатки ночного кошмара. Я направился к ванне, но, с изумлением, обнаружил её отсутствие. В такой родной, такой привычной ванной комнате больше не было ванны королевских размеров, а стояла лишь душевая кабинка, которую я не видел вот уже больше полугода.

Стоп! Цундере-будильник? Он же отправился в чулан сразу после того, как наш уютный двухэтажный дом превратился за одну ночь в шестиэтажный особняк! С всё так же зажатой в зубах щёткой, я бросился в спальню. Вместо огромного траходрома стояла моя обычная узкая кровать девственника, на книжных полках стояли диски с любимыми играми, а под кроватью и в шкафчике (я проверил!) были припрятаны журналы с порнухой. Те самые, которые я вернул Мацуде и Мотохаме в незапамятные времена. Что за херня здесь творится?

Я распахнул окно и выглянул наружу. От открывшегося вида едва не свалился! Мой дом, мой шестиэтажный особняк, отгроханный Сарзексом после победы над Вали, магами и Катереей Левиафан, куда-то запропастился, словно его никогда и не было. Дома соседей, чьё место заняло моё новое жилище, вновь, как ни в чём не бывало, стояли неподалёку.

Я зашарил по карманам развешенного на стуле школьного пиджака и вытянул оттуда свой телефон. С тихим щелчком трубка разложилась, и я недоверчиво уставился на дату, высветившуюся на экране. 26 марта, года... Моего второго года старшей школы академии Куо! Незадолго до того, как я вообще познакомился с Риас! И до того, как был поколочен клубом кендо и до того, как... Как пошёл на свидание с Юмой-чан!

Неужели всё, что было, что таким ярким огнём горит в моей памяти, просто приснилось?

Я судорожно вцепился в телефон, в попытке набрать номер Риас... Но в телефонной книге его не было. Не было и телефонов Акено, Конеко, Ассии, Юто, Зиновии, Ирины, Россвайс и Азазель-сенсея. Моя попытка припомнить номер оказалась безуспешной - кто в наше время вообще запоминает эти цифры? Так что мой список номеров всё так же состоял из папы, мамы, Мацуды и Мотохамы. Ни одной девушки, как и полагается никчёмному девственнику!

Я захлопнул телефон, наскоро нахлобучил штаны и футболку и, мельком поздоровавшись с родителями, помчался, путаясь в развязанных шнурках, в сторону Академии Куо. Я должен увидеть Риас!

Если бы я позволил бы себе подумать, если бы не помчался сломя голову, если бы просто остановился и привёл в порядок мысли, случившееся бы не было сюрпризом.

Академия Куо встретила меня запертыми воротами, как и полагалось в первый день каникул. Подошедший после моего окрика охранник сообщил, что ни Риас Гремори, ни Соуны Ситори в школе нет, и делать им до окончания каникул здесь нечего. Я, ведомый страстным желанием увидеть свою любимую, конечно же, не поверил.

Поэтому отбежал подальше и ловким прыжком преодолел забор... Вернее, попытался преодолеть. Моё тело, тренированное с Риас, Конеко, Кибой и Зиновией, закалённое тренировкой в горах со стариком Таннином, пережившее множество сражений и испытаний... Его больше не было. Я снова стал тем самым Хёдо Иссеем, членом знаменитой троицы извращенцев Куо, не подымавшим ничего тяжелее стопки журналов с порнухой. Также я не был дьяволом со сверхъестественной силой, которая, пусть и сильно слабела ярким днём, но все равно намного превосходила человеческую. Мои оценки по физкультуре всегда едва дотягивали до "удовлетворительно", поэтому штурм забора, в иное время занявший бы считанные секунды, растянулся на добрые полчаса унижений. Уверен, застукай меня сейчас охранник, он не стал бы мешать, лишь сбегал бы за стулом и попкорном.

Оглядываясь назад, я мог бы заметить, что пробежка к Академии, которая раньше не заняла бы и десяти минут, теперь стала настоящим перехватывающим дыхание мучением, а моя футболка от пота стала мокрой, словно я попал под дождь.

Перебравшись через отвратительно высокий забор, я устало побрёл в сторону Оккультного Клуба. К сожалению, охранник был прав, и старое здание меня встретило крепко запертой дверью. Я привалился к кирпичной стене того, что служило мне вторым домом, и позволил себе задуматься. Можно было наведаться домой к...

К кому? До того, как Сарзекс отгрохал огромный дом, я не бывал нигде, кроме Клуба Оккультных Исследований, не приходил ни к кому в гости. Ну а после - вся свита Риас почему-то перебралась ко мне! Я, конечно, не идиот, чтобы возражать против пробуждения в объятиях нескольких сисястых красавиц - с каждым таким днём я становился всё ближе и ближе к своей мечте стать королём гарема! Гаспер жил в запечатанной комнате Оккультного Клуба, но я не имел ни малейшего понятия, как к нему пробраться. Зиновия ещё не приехала в Японию, Ассия тоже, а где живут Риас, Акено и Конеко я не имел ни малейшего представления. Оставался только Юто - к нему я забегал несколько раз!

И между ним и мной стояло непреодолимое препятствие - тот самый гадкий забор!

Не буду описывать мучения, которые пришлось испытать по пути к дому главного красавчика Куо, но, как оказалось, его тоже не было на месте. Дружелюбная милашка, услышав стук в дверь соседа, поведала, что Юто-чан куда-то уехал в компании нескольких девушек, одна из которых имела европейскую внешность и багрово-красные волосы.

Повесив голову, я поплёлся домой. И когда, наконец, раскинулся на кровати и позволил себе задуматься, то понял, каким глупцом был.

Да, мне приснился сон, реалистичный сон! Да, в этом сне я почти исполнил свою мечту - вокруг меня были красотки, включая двух главных красавиц академии Куо, причём одна из них призналась мне в любви. Я был не хилым задротом, а могучим дьяволом, драконом, обладателем одного из мощнейших артефактов в мире. Я сражал врагов, среди которых были чудовища, дьяволы и боги, а всё новые и новые красотки липли ко мне, пусть я этого и не понимал! Во сне даже мой друг детства, паренёк, про существование которого я почти забыл, оказался не просто девушкой, но и потрясной красоткой! Ну и все эти дела с драконами, сражениями с самим собой, этими дьяволами, ангелами, ёкаями, обладателями каких-то божественных, смешно сказать, механизмов... Слишком было похоже на влажные мечты задрота, читающего гаремную сёнен-мангу!

Но неужели все сиськи были всего лишь сном? Неужели полные упругие шелковистые сиськи Риас и не менее прекрасная грудь Акено мне всего лишь приснились? Маленькие сисечки Конеко-чан с задорно вздёрнутыми сосками! Не очень большие, но превосходные сиськи Ассии и замечательная грудь Зиновии! Десятки и десятки пар сисек, которые я, до сих пор наблюдавший их лишь в порнухе, явил миру с помощью своего могучего заклинания Разрыв Одеяний! Неужели все те сиськи, упругую полноту которых до сих пор помнят мои пальцы, сиськи, которые заполняют просторы моего воображения... Неужели всё было последствием передозировки порнухи, результатом пубертатных мечтаний подростка и полуночных игр в эроге?

Ну конечно! Я - извращенец и девственник! Я умру девственником! Ни одна девушка на меня не посмотрит без отвращения, а уж тем более такая как одна из Двух Красавиц Куо! Мне не грозит свидание с сисястым падшим ангелом, и, пусть во сне встреча с Юмой Амано оставила глубокую рану, теперь я сожалел, что моей предательской подружки не существует в природе! Тогда у меня хотя бы было это самое свидание, на котором я держался за руки с настоящей девушкой!

На всякий случай я вскинул руку в воздух, призывая Божественный Механизм, взывая к сознанию Ддрайга. Но, конечно же, ничего не произошло, красная латная перчатка на руке не появилась, а гулкий голос партнёра в голове не прозвучал. На что я вообще надеялся?

Погруженный в пучину меланхолии, я не сразу понял, что вовсю трезвонит мой телефон.

- Муши-муши, - без энтузиазма сказал я, увидав высветившееся имя Мацуды.

- Привет, Иссей! - заорал приятель. - Ты что, забыл?

- Что забыл? - спросил я. События вчерашнего дня были как в тумане, словно с окончания учебного года прошла не одна ночь, а как минимум пяток месяцев.

- Диск! "Школьницы Морковной Академии 4"! Я же обещал тебе его дать!

- А, точно! - на всякий случай сказал я.

- Ну, ты на хорошее не особо рассчитывай. Мы с Мотохамой играли всю ночь. Тупая эроге! В ней даже нет гаремного рута!

- Как нет? - удивился я. - Если три раза отказать в свидании Юрико-чан, а затем согласиться пойти на двойное свидание с ней и Фумико-чан, то у неё исчезает яндере-режим, и после этого...

- Откуда ты знаешь?! Эта игра вышла только позавчера и о ней даже не написали в интернете! До ветки с Фумико-чан мы добрались только под утро! У тебя что, есть свой диск?

- Нет, я... Мне... Мне сказал...

Трубка выпала из моих ослабевших пальцев. О гаремном руте ШМА-4 мне рассказал безумный отаку Морисава, с которым я познакомился... познакомлюсь... О пылающее небо Преисподней! С Морисавой я познакомился на своём первом дьявольском вызове, когда подменял Конеко-чан! Тогда мы проболтали с ним всю ночь об играх и аниме и, помню, я жаловался ему на глупую неподатливую эроге. В ответ, загадочно блеснув очками, он поднял вверх палец и разразился неземной мудростью. И когда я поделился этим знанием с Мацудой и Мотохамой, мы дружно лупили себя по лбу от простоты и очевидности решения!

Я никак не мог знать о этой игре! Я никак не мог знать имён персонажей! Мне неоткуда было знать развилки сценария! И с Морисавой я мог познакомиться, только будучи слугой из свиты Риас Гремори, одной из Двух Главных Красоток Куо, Багровой Принцессы Погибели, обладательницы Силы Разрушения, наследницы рода из 72 Столпов Преисподней, дочери Зеотикуса Гремори и Венеланы Баэль, сестры одного из Четырёх Сатан - Сарзекса Люцифера! Ну и заодно моей госпожи, моей любви и хозяйки моего сердца.

Дрожащей рукой я поднял телефон.

- Мацуда, прости, я потом перезвоню, - деревянным голосом сказал я и захлопнул трубку.

Мне нужно было серьёзно подумать.

Итак, самое главное и самое важное: сиськи реальны! Я действительно ощущал в руках упругую тяжесть груди Риас, на самом деле их мял, пощипывал и даже посасывал соски! Все проблемы, беспокойства и сомнения мгновенно отпали, я вскочил на ноги и победно вскинул кулак.

- Да здравствуют сиськи! - заорал я во всю глотку.

Откуда-то снизу донёсся приглушённый голос мамы.

- Исе, перестань предаваться фантазиям, а лучше помоги мне приготовить обед.

Я послушно побрёл вниз, но мою голову занимали лишь девушки и сиськи. Бездумно я спустился в кухню, бездумно взял нож, бездумно начал чистить картошку под обеспокоенным взглядом мамы.

Я с усилием вырвался из сладких грёз и задумался о своих дальнейших действиях. Очевидно, Риас сейчас где-то в Преисподней, то ли гостит у родителей, то ли путешествует, то ли (зубы мои зло заскрипели) страдает из-за необходимости визита к Фенексам, или свиданий с ублюдком Райзером. Что я мог с этим поделать? К сожалению, все планы разбивались об то, что я не знал, как связаться с Преисподней. У меня не было кругов призыва Риас, Соны или Грэфии, а Азазель-сенсей, как и все остальные падшие, был пока врагом дьяволов. Вероятность натолкнуться на что-то сверхъестественное, способное связаться с адом, была исчезающе мала. Можно было бы навестить Морисаву, ведь он был постоянным клиентом Конеко-чан, но не было уверенности, что круг призыва простого смертного вытащит её из Преисподней. Мне оставалось одно - дожидаться 6 апреля, начала учебного года, и уже тогда навестить Клуб Оккультных Исследований.

Ну а дальше было понятно. Я расскажу Риас о будущем, мне, конечно же, не сразу поверят, но так как я знаю о своих друзьях очень-очень многое, они просто не смогут игнорировать факты!

Память о событиях будущего всколыхнула волну лютой злобы. Если ничего не изменится, ко мне снова подойдёт Райнар в образе Юмы-чан и снова позовёт на свидание! Но на этот раз перед ней предстанет не жалкий никчёмный извращенец, а... а кто? Что я могу сейчас? Что я вообще могу без Священного Механизма, без своей силы дьявола и поддержки друзей?

Нет, когда явится Юма, они обязательно будут рядом. Но хочу ли я, чтобы меня спасли? Желаю ли предстать перед Риас не крутым слугой, не верной пешкой, не оплотом силы, а жалким ничтожеством, чью жизнь придётся спасать?

Я понимал, что это глупые мысли, что Риас не будет обо мне думать хоть на толику хуже, что это никак не помешает нашим расцветающим чувствам. Но вся моя душа восставала против мысли о слабости. Я не жалкий извращенец! Я не ничтожество! Меня не надо спасать! Я - человек, который достоин сжимать её сиськи! Я человек, которых обязан просыпаться в объятиях голых красоток! Я человек... Нет! Я не человек! Я дракон! Я Красный Император Драконов, партнёр Валлийского Дракона Ддрайга! Я Сиськодракон!

- Исе, если ты закончил мечтать, почисти, пожалуйста, лук.

Я вынырнул из своих мыслей, и обнаружил себя стоящим посреди кухни в героической позе, привычной по съёмкам на Дьявольском ТВ, со вскинутой вверх рукой, сжимающей кухонный нож, словно верный Аскалон.

Смутившись от насмешливого взгляда мамы, я высыпал луковицы в раковину и вновь впал в раздумья. Что я могу без Риас, что, кроме Брони Красного Дракона, было действительно моей силой? Каким образом вновь обрести себя?

Я зажмурил глаза. Я никогда не был особо умным, поэтому ответ перед глазами не возник. В другое время я бы не постеснялся задать вопрос Соне-кайчо, ведь она была такой всезнающей, самой умной из всех моих знакомых дьяволов! Вот только проблема каникул никуда не пропала и найти Председателя было не легче, чем мою Риас.

Единственное, что я умел сам, что являлось моей и только моей заслугой было... Не открывая глаз, я провёл рукой по лежащим в раковине луковицам, легко представляя вместо них округлость сисек любимой. Мне никогда не давалась магия, у меня не было таланта, я не мог пользоваться кругом призыва, но было одно-единственное умение, которым обладал я и только я.

Не раздумывая, отбросив прочь сомнения, я заорал:

- Разрыв Одеяний!

И только когда мои слова разнеслись по кухне, я понял, насколько это глупо. Заклинание, эту технику, я придумал, когда был дьяволом. Пусть и уникальное, но это оставалось дьявольской магией, и лишь она основывала на силе желания и воображения. Даже формула магической печати, возникавшая при касании, была характерной для дьяволов и содержала герб Гремори. Я был полным идиотом! Теперь, когда вновь стал человеком, мне была доступна лишь магия людей - основанная на формулах и вычислениях. На том, чего я совершенно не знал и, учитывая мой ничтожный магический талант, не смог бы освоить и за сотню лет!

- Исе, спасибо, что почистил, но кричать всё же не стоило.

Мои глаза распахнулись и недоверчиво уставились на гладкие чищенные луковицы, которых так и не коснулся мой нож.

Я тихонько взял из ящика картофелину, прикоснулся к ней рукой и, представив на её месте грудь Риас, прошептал:

- Разрыв Одеяний!

В месте касания возникла и закружилась магическая печать. На ней не было дьявольских рун, не было герба Гремори, не было ничего знакомого и привычного. Это было восьмиугольной фигурой, составленной словно из языков застывшего пламени, творением не ангелов, не дьяволов и не людей. Мне не хватало знаний, я многое не понимал, но было ясно: то, что передо мной - это магия драконов, которой я, по идее, никогда не владел и владеть не мог. Я кинул чищенную картофелину в кастрюлю, и быстро, пока мама не придумала новую задачу, сбежал к себе в комнату.

Итак, я владею магией, но знаю лишь одно-единственное заклинание. Пока Ддрайг спит, мне не к кому обратиться за помощью. Так что я оставлю магию как козырь в своём рукаве, а сам тем временем буду тренироваться! До начала учёбы осталось менее двух недель, из которых я должен выжать абсолютно всё возможное! Я приступлю к яростным тренировкам! Ведь только таким образом предстану перед Риас не ничтожным извращенцем, а воплощением силы, достойным, чтобы стать её слугой! Сиськи Риас обязательно станут моими!

Я вытащил из портфеля лист бумаги и ручку и начал набрасывать график тренировок. Для начала я написал "Путь к сиськам!" - это сразу мотивировало и настраивало на решительный лад. Затем ниже написал: "1. Пробежка."

На этом моя фантазия иссякла. Да, я раньше тренировался, занимался бегом, отжиманиями и подтягиванием, но тогда я был дьяволом, с силой большей, чем человеческая. И у меня всегда был тренер! Сначала меня тренировала Риас, от воспоминаний о её упругих ягодицах на моей спине во время отжиманий, ощущения её груди, прижавшейся к спине, когда тащил её на закорках во время пробежки, я вдруг воспылал жаждой тренировок. Но, к сожалению, этот вариант пока что был недоступен. Был и второй метод, который показал свою эффективность не только на мне, но и на Райзере, после того как он впал в уныние вследствие своего сокрушительного поражения. Но, несмотря на доказанную эффективность метода, у меня не хватало двух компонентов для его воплощения: гор и дракона. Попытки выжить, избежать огня старика Таннина, который находил немалое удовольствие от моего мельтешения, приводили к стремительному прогрессу, но Таннин вместе с крутыми горами остался в Преисподней, а больше драконов я не знал.

Можно было найти додзё, где тренироваться кендо, карате, ещё какому-нибудь боевому искусству, но мне нужны были не навыки. Как раз навыки, позволявшие выходить против сильных противников, у меня были. Пусть я не мог сравниться с Сайраоргом Баэлем, который довёл свои умения до предела возможного, но постоянные сражения дали бесценный опыт, и этот опыт остался со мной. Мне нужно стать сильным, быстрым и выносливым. Мне нужен тренер, способный выжать из человеческого тела больше, чем оно позволяло даже в самых смелых мечтах или страшнейших кошмарах.

Кто-то сказал бы, что человеку не сравниться с дьяволом или ангелом, но я знал людей, которые были сильнее сильнейших, стали опасней любых чудовищ, дьяволов и богов. Так что "я всего лишь человек!" было лишь слабым оправданием. Мне нужен был человек, ставший монстром. И я знал такого монстра.

Быстро надев свежую футболку и накинув куртку, я выбежал на улицу, вскочил на верный велосипед и помчался по адресу, который мог узнать только в будущем. И когда моя рука тянулась ко кнопке звонка, я дрожал от смеси страха и предвкушения.

Мои самые страшные опасения сбылись. Включился домофон и брутальный голос, который подошёл бы тигру или медведю, кокетливо произнёс:

- Открыто, ньо! Заходите, ньо!

Я, конечно же, знал, какое зрелище меня ожидает, и был к нему готов. Ну, как мне казалось. Но Мил-тан производил ошеломляющее впечатление и в первый, и во второй, и в сотый раз. Огромная, бугрящаяся мышцами фигура, заставляющая Геракла из Героической Фракции (того придурка, что напал на подвыпившую Россвайс в Киото) казаться недокормленным заморышем. Он словно был плодом страстной любви Терминатора и огромной медведицы, с младенческого возраста не вылезавшим из спортзала. Я знал силу этого человека, помнил, как эти широкие ладони сминали прочный металлический стул в бесформенный ком.

Но не это пугало до дрожи в коленях, в конце концов, сильных и устрашающих противников я повидал немало, а ведь среди них были и настоящие громадины - к примеру, огромные драконы. Мил-тан был одет в милый розовый наряд девочки-волшебницы.

- Добрый день, ньо! Чем Мил-тан может помочь, ньо?

Я смотрел на грациозные движения этого человека, который выглядел сильнее и страшнее большинства монстров, на его танец девочки-волшебницы, который в исполнении Серафол Левиафан смотрелся безумно сексуально, и думал, думал, настолько ли хорошая идея меня посетила? Я стиснул зубы. Сиськи Риас стоили любых мучений! К тому же, Мил-тан был прекрасным человеком, добрым и приветливым. Ну а то, что у него хватало закидонов... Не одному из величайших извращенцев Куо его в чём-то попрекать.

- Добрый день, Мил-тан! Мы с вами пока не знакомы, я в настоящей беде! И мне можете помочь только вы! Меня зовут Хёдо Иссей, позаботьтесь обо мне!

Глаза Мил-тан, казалось, загорелись ярким огнём, мои слова упали на благодатную почву. Девочки-волшебницы никогда не оставят нуждающегося!

- Мил-тан, конечно же, поможет, ньо! Что случилось, ньо?

- Мне нужно стать сильнее. Мне нужно стать самым сильным, и сделать это за ближайший месяц. Мне нужно, чтобы вы стали моим самым требовательным тренером!

Это остудило его пыл.

- Месяц - это мало, ньо! Мил-тан не уверен, что у него будет время, ньо! Мил-тан может дать пару хороших советов, расписать график тренировок, диету и упражнения, ньо.

Это было очень хорошим предложением, лучшим из всего, что я мог получить. Но для моих целей этого было недостаточно.

- Я могу вам отплатить!

- Мил-тан не нуждается в деньгах, ньо.

Я выложил свой самый величайший козырь:

- Я смогу помочь вам стать настоящей девочкой-волшебницей!

Моя реакция всегда была неплохой. Мне было привычно убегать от толпы разъярённых девчонок, сражаться со сверхъестественно сильными монстрами и нечеловечески быстрыми врагами, среди которых были боги, дьяволы и драконы. Но движения Мил-тан я не видел. Огромная рука ухватила меня за грудь и впечатала в стену.

- Не шути так, ньо!

Мне было трудно дышать, но я всё же прохрипел:

- Я знаю настоящую девочку-волшебницу!

Мил-тан бережно поставил меня на пол и отряхнул с плеча пыль. От похлопывания этой лапищи я пошатнулся. Его глаза смотрели на меня так внимательно, что даже как-то стало неловко. Поэтому я продолжил:

- Её зовут Серафол Левиафан. Она - одна из сильнейших существ в мире...

- Как и ожидается от девочки-волшебницы, ньо! - перебил меня Мил-тан.

- Она может принять вас в свою свиту, и тогда вы сможете летать и применять магию.

Глаза Мил-тан смотрели на меня очень доверчиво, они блестели в ожидании продолжения.

- Серафол-сан прибудет к нам в город в июле, и я вас смогу познакомить.

Я помнил их встречу на телестудии, помнил, что милашка Серафол сразу поладила с Мил-тан, и без вопросов приняла его в свиту. Человек, стоящий передо мной, был достаточно силён, чтобы заинтересовать одну из Четырёх Сатан Преисподней, а это значило очень и очень много.

- И сделаешь это в обмен на тренировки, ньо? - полушёпотом спросил он.

Я смотрел на этого огромного сильного человека, взгляд которого выражал такую надежду, такое желание, такое доверие, и меня захлестнуло отвращение к себе.

- Нет. Я сделаю это в любом случае, потому что знаю, что вы прекрасно поладите!

Это был правильный ответ. Его глаза просияли.

- Мил-тан поможет тебе стать сильным! Мил-тан поможет тебе стать сильнейшим, ньо! Сегодня в восемь вечера жду тебя в городском парке возле фонтана, ньо!

Но ведь сегодня вечером я договорился встретиться с Мацудой и Мотохамой! Стоп! Я стану сильным, заведу гарем и не позже чем через пятнадцать лет потеряю девственность, а тем временем мои друзья будут оставаться презираемыми задротам и встречаться только с 2D-девушками? Как я могу называться себя их товарищем?

- Скажите, Мил-тан, вы не возражаете, если со мной будут двое друзей?

- Никаких проблем, ньо!

- Но они, возможно, не будут испытывать тягу к тренировкам! - нужно, в конце концов, смотреть на вещи реалистично.

- Иссей-сан, девочки-волшебницы для того и существуют, чтобы творить чудеса. Ньо!

Мацуда и Мотохама были такими же извращенцами, как и я, не зря же нас называли Извращённым Трио. До того, как вошёл в свиту Риас, порой я чувствовал себя ущербным, потому что у меня единственного не было сверхъестественных способностей, а также крутой извращённой клички.

Мацуда, которого прозвали Лысым Извращенцем, а также Папарацци Сексуальных Домогательств, обладал суперспособностью доставать самую высококлассную порнуху, накладывать свои загребущие руки на едва-едва вышедшие эроге, а также находить самые лучшие места, где можно подсматривать за переодевающимися девчонками. Он единственный из нас состоял в клубе - это, конечно же, был фотоклуб, а почти все его снимки были панцу-шотами. В младшей школе Мацуда был спортсменом и даже добился немалых успехов, но потом всё забросил, полностью погрузившись в извращенческую деятельность. Теперь он полностью соответствовал своему прозвищу - стриженый наголо, с большими ушами и с не сходящим с лица похотливым выражением.

У Мотохамы, по прозвищу Извращённые Очки и Сканер Трёх Размеров, тоже была суперспособность - он всегда, ни разу не ошибаясь, с первого взгляда определял объем груди, талии и бёдер у любой девушки. Мотохама был самым спокойным из нас троих, и, к моей досаде, лучше всех нас учился. Он выглядел как обычный "ботаник", с очками и всклокоченными волосами, но, благодаря репутации, даже блеск его очков выглядел зловеще и похотливо.

Моя суперспособность намного превосходила всё, что они могли представить даже в самых смелых мечтах, пусть я пока что и не хотел демонстрировать свой Разрыв Одеяний. К тому же мне предстоял важный разговор.

- Сейчас - каникулы. Скоро нас ждёт новый учебный год. И кем мы будем, вернувшись в Академию?

- Извращённым трио! - хором воскликнули друзья.

- Как считаете, будут ли у нас девушки в этом году? Или в следующем? Или через три года?

Мотохама соображал быстро, поэтому задал уточняющий вопрос:

- Речь идёт о двухмерных девушках?

- Нет, о настоящих, живых.

- Тогда это нереально! - отрезал Мацуда.

- Точно, никто с нами не пойдёт на свидание! - добавил Мотохама.

- А что, если я скажу, что знаю верный способ, стать гораздо привлекательней для девчонок?

Шесть глаз (два Мацуды и четыре Мотохамы) уставились на меня с сосредоточенным вниманием.

- Мы должны тренироваться! - поднял я палец в воздух.

- Правильно! - оживился Мацуда. - Я могу достать самые лучшие эроге и дейт-симы, мы будем тренироваться каждый день!

- И как это нам поможет? - спросил Мотохама.

- Никак! - отрезал я. - Если мы хотим хоть когда-то лишиться девственности, нам нужен другой план. Мы должны стать крутыми!

- Мы и так круты! Самые крутые извращенцы Куо!

- Вообще-то нас кличут "грязными животными", - вмешался Мотохама, загадочно блеснув очками. - А ещё - "Союзом неудачников".

- Вот! Именно! - закричал я. - И у меня для вас важный вопрос. На кого больше поведутся сисястые школьницы - на троих никчёмных ничтожеств, оскверняющих пространство вокруг своей похотью, или на троих крутых бугрящихся мышцами парней, которые просто не скрывают своих плотских желаний?

- Ну, если так поставить вопрос... - протянул Мотохама.

Но я развил наступление.

- Мацуда! В младшей школе ты был атлетом и поставил какие-то там рекорды, помнишь?

- Ну?

- Скажи, как у тебя было с популярностью?

Мацуда почесал короткую щетину лысой головы и неохотно ответил:

- Ну, мною восхищались все, даже...

- Даже девчонки! - торжествующе закончил я. - Девчонки восхищались даже тобой, лысым, и с большими ушами!

- Эй!

- И теперь, если мы станем очень сильными, они будут нашими! Учитывая, что в Куо до сих пор соотношение парней и девушек два к одному...

- Семь к трём! - поправил Мотохама.

- Так вот, у каждого из нас появится не одна девушка! И я стану королём гарема!

- Всё равно, неубедительно. Нас не перестанут считать грязными животными, оскверняющими всех, к кому мы приближаемся.

- Да? То есть Риас-онеесама и Акено-онеесама заблуждаются?

- Ха, да словно такой как ты мог познакомиться с Двумя Сестрёнками Куо?

- Ха! А ведь я с ними знаком очень близко! Я даже видел их сиськи!

- Врёшь! Это наглые враки, лишённые даже толики правдоподобности!

Я не стал рассказывать о том, что вытворял с сиськами Риас, потому что они бы мне не проверили в жизни. Но был рад, что скользкий момент насчёт крутизны и внимания девушек был очень быстро пропущен - это было личным опытом из будущего, так что пока аргументом не являлось, поэтому я мастерски выстроил разговор так, чтобы казалось, будто это слова моей любимой. Ход, достойный самой Соны Ситри!

- Я клянусь сочной упругостью сисек, клянусь задорно торчащими сосками, что я знаком с Риас-чан, Акено-чан, и Тоджо Конеко-чан, и видел неоднократно их обнажённые груди! Если я вру, пусть я никогда не увижу сисек, даже на картинках! - торжественно заявил я.

Друзья притихли. Они осознавали серьёзность клятвы и понимали, что я не стал бы разбрасываться такими словами. Постепенно до них стало доходить. Они заорали хором:

- Ка-а-а-ак? Даже маленькие сисечки главного маскота школы?

- Сиськи Конеко-чан?

Я понимал, что выгляжу очень самодовольно, но только кивнул в ответ.

- Ладно, - после долгой паузы сказал Мацуда. - И что нам нужно, чтобы стать крутыми?

- Одно единственное условие: тот, кто соглашается, идёт до самого конца. Он слушает тренера, выполняет все указания, не пропускает занятия и не ноет, как ему тяжело.

- А будет тяжело?

- Ещё как! Но обнажённые женские тела стоят того!

Друзья переглянулись, на их лицах всё равно были написаны сомнения. И когда я заговорил о том, что будет тяжело, они вот-вот готовы были отступить. Я выложил последний козырь:

- Вы даже не спросили, кто будет тренером, с которым я договорился!

- И кто же? - вяло спросил Мотохама.

- Тренера зовут Мил-тан. И Мил-тан - девочка-волшебница.

- Девочка-волшебница? Я согласен!

- И я тоже согласен!

Я повернулся к ним спиной, пряча довольную улыбку. Старые уловки никогда не подводят, эти идиоты попались, как и в прошлый раз.

- Тогда встречаемся в восемь в городском парке. Вы узнаете тренера по костюму девочки-волшебницы!

Я лежал на кровати в позе морской звезды и не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Болело абсолютно всё - бицепсы, трицепсы, квадрицепсы, даже разные бровицепсы и пальцысепсы. До меня только-только начало доходить, на какой абонемент нескончаемых страданий я себя подписал. И ведь Мил-тан утверждал (если убрать все "ньо"), что это даже не разминка, а просто оценка наших физических возможностей, чтобы потом приступить к настоящим тренировкам.

Единственное, что хоть как-то подымало моё настроение, так это выражение лиц Мацуды и Мотохамы. Если бы эти идиоты не пришли по обычаю никчёмных девственников на час раньше, то у них была бы исчезающе малая возможность немедленно повернуть, сбежать при виде огромной распираемой мышцами фигуры в наряде готической лолиты. Ха, как будто бы я им это позволил!

Но когда удивительно ясные детские глаза на словно вырубленном топором лице серийного убийцы зафиксировались на них, последние шансы сбежать пропали.

Эти придурки, увидав кошачьи ушки на голове Мил-тан, завопили, словно младшеклассницы при виде паука, а потом, когда началась экзекуция, пытались сжечь меня взглядом. Ну а вскоре им стало не до того. Мы бежали стометровку, подтягивались, отжимались, приседали, растягивались, принимали кучу странных поз - в общем, показывали, на что были способны. Как оказалось, спортивное прошлое Мацуды давало ему немалое преимущество, а мы с Мотохамой выглядели полными ничтожествами. Впрочем, по части решительности, настойчивости и силы духа, я мог им дать всем фору! Перед моим взором развевались багрово-красные волосы моей любимой, а руки словно уже ощущали упругую мягкость её груди! Я пылал решимостью, не жаловался, и пытался выложиться на все сто. О друзьях этого сказать было нельзя - он всячески пытались сначала сачковать, а потом и трусливо сбежать. Но Мил-тан был всюду. Его громадная фигура непостижимым образом всегда нависала над трусами, а тяжёлая атмосфера, при этом возникавшая, отбивала любые помыслы о лени и праздности.

Занятие длилось меньше часа, но мы чувствовали себя, словно побывали в рабстве на каменоломне, а когда у нас не осталось сил махать кайлом - выжатыми тряпками были выброшены наружу умирать от крайнего истощения.

Правда наше полубессознательное трио извращенцев не было предоставлено самим себе. Мил-тан взвалил нас всех троих на плечи и, не испытывая ни малейших затруднений, разнёс по домам. Я не помню реакцию родителей Мацуды и Мотохамы - всё прошло словно в тумане. А вот то, как отреагировали мои родители поразило и обидело до глубины души.

Что бы вы сделали, если бы вашего любимого сыночка, единственную кровиночку, на ночь глядя приносит бандитского вида громила, одетый в костюм девочки-волшебницы? Вызвали бы полицию? Начали бы искать бейсбольную биту? Бросились бы грудью на защиту отпрыска?

Ха, размечтались! Преодолев первое смущение и узнав, что Мил-тан будет заниматься моей физической подготовкой, они бухнулись на колени и начали лить бурные ручьи слёз радости! Любое занятие, отличающееся от пускания слюней на женские формы, грёз о сиськах, и просмотра порнухи с Мацудой и Мотохамой, в их глазах превращало мои шансы завести девушку с нулевых в ничтожные, что уже было огромным прогрессом! Мама и папа! А если бы я стал членом якудза? Особо свирепой якудза девочек-волшебниц?

Они даже пригласили Мил-тан на чай! Мама даже предлагала его угостить ужином! И пока Мил-тан записывал в блокнотике мамы мою спортивную диету, пока давал им подозрительный порошок, который мне предстояло принимать ежедневно, разбавив водой, я кое-как, не вставая с четверенек, дополз до своей комнаты и невероятным усилием затянул себя на кровать.

И вот сейчас, когда я лежал, не в силах пошевелиться, когда смог, наконец, вдоволь накупаться в жалости к себе, впервые за весь суматошный день выдалась возможность хорошенько подумать.

Я задумался над собой, над тем, кем являюсь сейчас, и кем стал в недалёком будущем.

И чем больше погружался в рефлексии, тем большее отвращение к себе я испытывал. Сильнейшая пешка Гремори? Красный император драконов? Кумир всех детей Преисподней? Если так посмотреть, я добился немалых успехов, мне даже удалось сдать экзамен и стать дьяволом среднего ранга.

Но была другая сторона монеты. Как человек... Вернее, как демон, я не добился ни малейшего прогресса. Я оставался все тем же жалким одержимым сиськами извращенцем, единственная магия которого уничтожала платья девушек, платья, которыми они так дорожили. Моя фиксация на сиськах приводила в депрессию не только моего партнёра, но и даже его вечного соперника Альбиона. Именно из-за меня Вали, который никогда не испытывал тяги к женскому полу (иначе как назвать полнейшее нежелание завести детей с Курокой-чан?), получил незаслуженное прозвище Попкодракон.

Какое отвратительное лицемерие! Я, строящий перед Мацудой и Мотохамой крутого, на самом деле был ничем не лучше их! Нет! Если я хочу перестать быть ничтожеством, мне следует измениться! Мне следует развиваться и идти вперёд! Осваивать новую магию и расширять кругозор, не почивать на лаврах одержимого сиськами извращенца, а стремиться к новым вершинам!

Кто сказал, что мир заканчивается на одних лишь сиськах? Нет, сиськи, в особенности огромные буфера моей Риас, восхитительны и божественны! Но я воздам должное и остальным частям прекрасного женского тела! Попки! Бёдра! Ножки! Животик! И даже изящная женская спина - всё станет объектом моего восхищения! Попки ни за что не достанутся Вали!

А магия? Россвайс, чьё платье я так неосторожно разрушил (пусть и открывшееся зрелище того стоило), указала на то, что оно стоило 800 иен. Но я был глух к её словам, не понял, что по сути её ограбил, меня в тот момент занимала лишь фигура прекрасной валькирии, её полная красивая грудь. Нет! Я должен расти и развиваться! Моя магия должна снимать платья не разрушая!

Когда наша свита столкнулась со Легендарным Мудрецом, когда этот мятежный священник Церкви продемонстрировал свою божественную магию, я всего лишь пытался отстоять свою правоту. Мне хотелось доказать, что он ошибается, что наслаждение женским бельём - ошибочный путь, и сосредоточиться стоит лишь на прекрасных женских телах. Я был ослеплён своим самомнением, горд от торжества победы и не увидел самой сути - что наслаждение женскими прелестями может принимать разные формы, что святая магия Мудреца позволяла оголять женские тела, несмотря ни на какую одежду. Это было вершиной, пиком извращенческого подглядывания, но я был слишком напыщен, чтобы это осознать.

Разрыв Одеяний - прекрасная и сильная магия, идущая из глубин половозрелой мужской души. Она не раз выручала, вырывала победу из лап поражения, спасала тех, кто мне дорог. Но это не значит, что я должен на ней остановиться. Человечество придумало множество извращений, бесчисленное количество фетишей. И я, Извращённый Дракон, не должен зашоривать свой взор на одном-единственном!

Теперь, оглядываясь назад, вызывает недоумение мой выбор фамильяра. Я был настолько поглощён видом тентаклей, пожирающих женскую одежду, так обильно пускал слюни на стремительно обнажающиеся девичьи тела, что не позволил себе задуматься, что фамильяр-слизень будет абсолютно бесполезен! Для чего мне фамильяр, уничтожающий женскую одежду, если то же самое делает моя магия? Слим-таро, я буду помнить о тебе всегда, но прости, нам не суждено быть вместе! Голый прагматизм побеждает чувства! Твои тентакли не станут частью моей жизни, оставшись постоянным элементом множества эроге! И моим новым фамильяром станет либо существо, способное превратиться в красивую девушку, как та летучая мышка Президента Риас, либо что-то, позволяющее превзойти возможности извращённого дракона! И пусть мечта об сексапильных ундинах, по чьей нежной коже стекают капельки влаги, была разбита суровой реальностью (бугрящееся мышцами существо, появившееся из озера, запросто смогло бы стать лучшей подружкой Мил-тан), но я не должен прекращать попыток!

Я стану сильнее! Я стану лучше! Я стану извращённей! Я...

Лёгкий стук в дверь прервал мои размышления. В комнату вошла мама. У неё в руках был поднос, на котором стоял стакан с отвратительно выглядящей белёсой жидкостью. Я в ужасе уставился на протеиновый коктейль и моя решительность почти пошатнулась. Но сиськи... нет, всё тело Риас стоит того!

Непоколебимый дух дракона взметнулся ярким пламенем, и я издал героический стон. Мама нежно улыбнулась, приподняла рукой мой затылок, и я начал глотать омерзительно выглядящую жидкость, чем-то напоминающую слизевые щупальца Слим-таро.

Я не знал, что было тому виной - то ли волшебно отвратительный напиток, то ли то, что вчерашние нагрузки были именно "разминкой", то ли моя драконья сущность, но с утра я чувствовал почти сносно. Отмахнувшись от угроз яндере-будильника, я натянул спортивный костюм, и, наскоро сполоснув лицо чтобы отогнать сонную одурь, поплёлся на встречу с Мил-тан.

Мне казалось, что после вчерашнего Мацуда и Мотохама растеряют свой пыл и ни за что не придут. Но я недооценил силу девочек-волшебниц. Мил-тан тоже не верил в их решительность, поэтому забрал их из дому сам. Родители Мацуды и Мотохамы оказались такими же предателями, как и мои. Вместо того, чтобы вызвать полицию при виде странно одетого подозрительного громилы, на лице которого была написана готовность к убийствам, разрушениям и неуплате налогов, они обрадовались! Они плакали, становились на колени и отвешивали глубокие поклоны! Ведь по какой кривой дорожке ни повёл бы этот монстр, всё равно вероятность для сыновей не умереть девственниками многократно возрастала! Вот так ты разочаровываешься в собственной родной крови! А ещё говорят, что родители должны во всём поддерживать детей!

Когда Мил-тан появился, волоча за шиворот моих дружбанов, я приготовился к повторению вчерашней экзекуции. Но того, что случится, не ожидал никто. Он выстроил нас троих неровной шеренгой, окинул взглядом внезапно затвердевших глаз и гаркнул:

- Смирно, ньо!

Мы, опешившие от неожиданности, мгновенно вытянулись.

- Сейчас, ньо, Мил-тан видит перед собой только жалкие куски обычного гражданского дерьма! Вы слабые, безвольные и никчёмные, ньо. Но Мил-тан не боится трудностей, Мил-тан вылепит из вас настоящих девочек-волшебниц!

- Но мы не собираемся... - начал Мотохама.

- Когда обращаешься к девочке волшебнице, говори "сестрёнка"! Ясно, ньо?

Мотохама отшатнулся и проблеял:

- Да...

- Мил-тан не расслышал, ньо!

- Да!

- Да кто?

- Да сестрёнка.

- Обращение к девочке-волшебнице следует начинать с "сестрёнка"! Ясно, ньо? Мил-тан спрашивает: "ЯСНО"?!

- Сестрёнка, да, сестрёнка! - наперебой заорали мы втроём.

Во имя божественных сисе... божественного тела Риас, в какую жопу я нас втравил? Я же хорошо знаком с Мил-тан, он был моим постоянным клиентом! Мне казалось, что я хорошо изучил его спокойный добродушный нрав! Заберите этого сержанта Сил Самообороны и верните мне мою девочку-волшебницу Мил-тан!

- Итак, вы знаете, что вы дерьмо, ньо?

Ответ был очевиден.

- Сестрёнка, да, сестрёнка!

- Вы хотите стать настоящими девочками-волшебницами? Ньо!

Мы этого совсем не хотели. Но разве был какой-то выбор?

- Сестрёнка, да, сестрёнка!

- Превосходно, ньо! Вы ими станете, ньо!

Пусть это не было вопросом, но мы, не сговариваясь, ответили.

- Сестрёнка, да, сестрёнка!

Мил-тан окинул нас подобревшим взглядом, в котором вновь проявилась та самая девочка-волшебница, которую я знал ранее. И мы потихоньку расслабились. Напрасно!

Пространственную магию я видел множество раз. Искусственные измерения рейтинговых игр, Божественный Механизм, создавший измерение, в котором я умер, Разлом Пространства, куда так стремилась Офис, Дракон Бесконечности, и даже та штука, подозрительно напоминающая инвентарь из ролевых игр, в которой Зиновия хранила свой Дюрандаль. Но каждый раз её проявления сопровождались различными спецэффектами - магическими кругами, молниями или противоестественными переливами неба на границах барьера.

В прошлой жизни Мил-тан говорил, что решил вызвать дьявола только потому, что у него не было способностей к настоящей магии. Но то, что произошло, иначе чем магией назвать было невозможно.

Он завёл руку за спину и жестом фокусника вытащил три вешалки на которых... на которых свисали розовые костюмы девочки-волшебницы Милки! Нет, уж не хочет ли он сказать...

- Переодевайтесь, ньо!

- Но ведь... - проблеял я.

- Как нужно отвечать?

- Сестрёнка, да, сестрёнка! - вновь завопили мы втроём.

Когда я был дьяволом, первая тренировка с Риас состояла из двадцатикилометровой пробежки. Я-человек сдох на первом километре. Но Мил-тан крепко держался нашего соглашения, поэтому тренировка продолжалась. Мне казалось, что Мацуда и Мотохама меня всё-таки убьют, но, слава девочкам-волшебницам, у них не оставалось сил. Почти две недели каникул маячили передо мной огромной нескончаемой бездной мучений. И в этот ад себя втравил я сам.

Несмотря на то, что прошло лишь немногим меньше двух недель, это был самый длинный и самый насыщенный период моей жизни, а ведь моё прошлое будущее являлось нескончаемой чередой грандиозных событий. Мил-тан, как учитель, был очень внимательным, но этого внимания хотелось избежать всем сердцем. У Мацуды и Мотохамы не оставалось даже сил на злость, а общие испытания крепко спаяли наше боевое братство.

Через пару тренировок мы с Мил-тан разговорились (я лежал почти без дыхания, не в силах пошевелить ни одним мускулом) и поделились друг с другом своими мечтами и ожиданиями. Я без утайки рассказал о своих целях, о желании стать сильнейшей пешкой, спасти девушку, которую люблю от вынужденного брака, а также защитить прекрасную невинную монашку от ненасытной жадности падших ангелов. Рассказал о предстоящих тёмных временах и опасностях, что ждут его в свите "девочки-дьявола Серафол". Были опасения, что рассказанное умерит его пыл, что он решит, что такой способ стать настоящей девочкой-волшебницей окажется ему неподходящим. Но, оказалось, что сражения с непобедимыми врагами ради мира и спокойствия - это и есть основное занятие Милки Спирал, а значит таким образом я развеял последние опасения.

Мил-тан был человеком... девочкой-волшебницей неисчерпаемых ресурсов. Он устраивал нам как изматывающие тренировки с собственным весом, так и водил по разным полуподвальным клубам-качалкам, где занимались его коллеги-громилы, по подозрительного типа додзё, где либо он, либо другая монстровидная девочка-волшебница обучали нас разным вещам. Мил-тан проверил мои боевые навыки. Я был горд своими умениями, ведь я тренировался с Президентом, Конеко-чан и Кибой, меня тренировал сам Губернатор падших ангелов Азазель-сенсей, я выходил против Сайраорга Баэля и членов Героической Фракции, против Локи и Фенрира, против одного из самых сильных Падших - Кокабиэля, против Вали Люцифера - сильнейшего в истории Белого Императора Драконов. Мои навыки были признаны удовлетворительными, но нуждающимися в систематизации и огранке.

Наша Троица Извращённых Девочек-Волшебниц в перерывах между изматывающими тренировками силы и выносливости обучалась полицейскому тайхо дзюцу - и мои подозрения о роде занятий Мил-тан получили новую пищу. Когда Мил-тан лично мне начал преподавать основы тошу какуто - боя, исключительного для Сил Самообороны, подозрения переросли в уверенность. Тошу какуто было брутальной штукой, направленной на выведение из строя, на скорейшее поражение самых уязвимых мест противника. Как говорил Мил-тан, это было "как крав мага, только лучше". Не знаю, что такое эта кравмага, и не хочу знать! Куча моих противников - красивые девчонки, а с ними так нельзя! Хотя для разных ублюдков, типа Диадоры Астарота, удар по яйцам будет в самый раз!

По каким-то причинам мой прогресс был гораздо быстрее, чем у друзей. Я меньше уставал, быстро восстанавливался, мои мышцы быстрее обретали объём. В этом был виноват то ли так и не пробудившийся Священный Механизм, то ли та капля крови, что прилетела из будущего, принесла не только знания, то ли просто я был настолько круче - это не имеет значения. Мил-тан чутко заметил мою особенность. И он воспользовался ей в полной мере! Нагрузки стали просто невообразимыми, сравнимыми с теми, что подвергала меня Риас на десятидневной тренировке в горах! Мамочки! Я думал, что не выдержу, что умру! Умру в костюме девочки-волшебницы! Только мечты о прекрасном теле Риас, о её сиськах, о сиськах Акено-чан, позволили мне выдержать эти пытки!

Дьяволы, даже днём, намного сильнее людей, но, думаю, теперь в чистой мускульной силе я сравнился с нормальным младшим дьяволом. Может я не настолько силён, как был раньше, но теперь, всего-то через десять дней, могу сравниться с самим собой до тренировок перед боем с Райзером. Почему не пробуждается Ддрайг? Почему я не могу вызвать Перчатку Красного Императора Драконов? Но, в любом случае, испытания были не зря, и чем сильнее я сейчас, тем более сильным слугой Гремори перерожусь!

С этими мыслями, внутренне ликуя и хихикая, я постучал в старое здание Клуба Оккультных Исследований.

Я стоял, приоткрыв рот, глядя на безупречную Ямато Надешико, открывшую мне дверь. О, эта прекрасная большая грудь, эти длинные ножки, эти бёдра, эти блестящие чёрные волосы, связанные в длинный хвост. Она была такой красивой, такой родной, такой... О, все боги, дьяволы и ёкаи, не знаю кто из вас придумал потрясающую школьную форму Академии Куо, я готов вам вознести молитвы! Глаза мои остекленели, и тонкая струйка слюны начала стекать изо рта.

-... до-сан, Хёдо-сан, вы что-то хотели? - донеслось до меня, погруженного в эротические грёзы.

Даже сейчас она знает моё имя! Как и ожидалось от одной из Главных Сестрёнок Куо! Рывком я вытащил себя из мечтательного состояния, с трудом оторвал взгляд от интересующих меня частей тела и перевёл её на прекрасное утончённое лицо.

- Добрый день, Химеджима-семпай! Мне нужно увидеться с Ри... с Гремори-сан! - выпалил я. - Это очень важно!

- Извините, Хёдо-сан, но Риас-сан не может принять вас в данный момент. Она очень занята делами клуба и у неё...

- У меня есть причина! - невежливо перебил я попытку меня отшить. - Дьявольски важная причина! Семьдесят две дьявольски важные причины!

Ха! Теперь Хёдо Иссей не тот извращённый простачок, каким был раньше! Не зря я готовился к этому визиту! Не зря тренировал тело, разум и магию!

Акено-чан колебалась, поэтому я надавил:

- Дело, по которому я пришёл, касается не только Гремори-сан, но и вас, Химеджима-семпай, и Юто-сана, Тоджо-сан, и... - я сделал паузу, выкладывая козырь, - Влади Гаспера-сана!

Акено задумалась на несколько секунд, но всё же кивнула.

- Заходите, Хёдо-сан.

Внутренне скривившись от всех этих формальностей, я вошёл вовнутрь. Ну ничего, недолго осталось, скоро всё вновь вернётся на свои места!

Акено провела меня в комнату клуба, усадила на диванчик, и, сверхъестественным образом вручила мне в руки чашку своего великолепного чая.

- Риас-сан и остальные скоро прибудут.

Мне было непривычно пить чай без её обычного хихиканья, меня снедало нетерпение, так что к чаю я почти что и не притронулся.

Ожидание было недолгим, всего через пару минут в комнату зашли Риас, Конеко и Киба.

Я вновь выпал из реальности, впившись глазами в ту, которую люблю, к встрече с которой так стремился, что одолел время, пространство, мучительные тренировки и ношение костюма девочки-волшебницы. Багровые волосы водопадом струились по её спине, глаза сверкали, словно два чистейший сапфира, грудь словно пыталась прорвать оковы школьной формы, а длинные стройные ноги устремлялись в бесконечность! Да, моя Риас была так же прекрасна, как и всегда!

- Чем могу помочь, Хёдо-сан, - спросила Риас, когда все удобно расположились на стульях и диванах.

Ну, ответ на этот вопрос я готовил почти две недели!

- В это будет трудно поверить, но я пришёл из будущего!

Это, конечно же, привлекло их внимание! Ну а теперь к самой сути!

- Я знаю, кто вы, потому что был одним из вас. Я был слугой рода Гремори, единственной и сильнейшей пешкой. На моё воскрешение ушли все восемь Фигур Зла. Мы вместе сражались с кучей сильных врагов, одолели Кокабиэля, Катерею Левиафан, Белого Императора Драконов и даже самого Локи! Мы побеждали в рейтинговых играх, становились одной из сильнейших команд!

В глазах, внимательно смотрящих на меня, горел неподдельный интерес.

- В будущем мы с Президен... с Риас полюбили друг друга, и она стала моей девушкой!

В глазах Конеко мелькнуло отвращение, лицо Кибы застыло, Акено отвела глаза, а Риас нацепила вежливую улыбку.

- Вы рассказали очень интересную историю, Хёдо-сан, мы рады, что вы увлекаетесь оккультными знаниями. Но в нашем клубе пока нет вакансий.

Что? Я же им сказал...

- Но я знаю, что вы - дьяволы! Что Председатель Соуна Ситори на самом деле - Сона Ситри, и что вы с ней принадлежите к семьям 72 Столпов Преисподней!

- У вас очень бурная фантазия, Хёдо-сан, - Риас вновь одарила меня вежливой улыбкой.

- Я докажу, что всё сказанное - истинная правда! - вскипел я. - Акено! Ты - наполовину падший ангел, наполовину дьявол! Твой отец - Баракиэль, один из сильнейших ангелов Григори!

Мой взгляд повернулся в сторону возмутительного красавчика и кумира всех девчонок Куо.

- Юто! Ты был отобран Церковью для участия в проекте "Святой Меч". Над тобой и твоими друзьями проводили бесчеловечные эксперименты, а потом их всех убили. Ты ненавидишь Экскалибур и мечтаешь его уничтожить!

На лице Юто заиграли желваки, а я тем временем обратился к Конеко.

- Конеко! Вернее, Широне! Ты - некомата, точнее, некошу. У тебя есть сестра, Курока. Она была в свите какого-то дьявола, но убила своего повелителя, став Отверженной. На тебя объявили охоту, но Риас тебя спасла и приняла в свою свиту!

Маленькие кулачки Конеко сжались, так что хрустнули костяшки. Я же повернулся к любимой.

- И Риас. Ты - наследница рода Гремори. Твой брат - Сарзекс Люцифер, один из Четырёх Великих Сатан. Ты обручена с третьим сыном рода Фенекс, ублюдком Райзером. Сама ты ненавидишь навязанный брак и хочешь выйти за того, кого полюбишь всем сердцем!

Лицо Риас окаменело. Напоследок, я заговорил о том, кто в данный момент, скорее всего, сидел в своей комнате, спрятавшись в картонной коробке.

- И Гаспер. Гаспер - дампир, он сын главы рода Вла...

- Достаточно! - оборвала меня Риас.

Ну наконец-то! Наконец-то они мне поверили! Теперь я вновь стану Пешкой Риас, вновь встречу Ассию, а после того, как я спасу её от Райзера, наши чувства...

- Вы проделали неплохую работу, Хёдо-сан. Я не знаю, к какой фракции вы принадлежите, и какие цели преследуете, не знаю, чего ожидали услышать, рассказывая такие небылицы, но прошу вас, уходите.

- Но Президент... - я вскочил на ноги и сделал шаг к ней.

В мгновение ока Киба оказался перед Риас с обнажённым мечом в руке. Рядом с ним встала Конеко-чан.

- Ты омерзителен, - с непроницаемым лицом сказала она.

- Хёдо-сан, я прошу вас немедленно покинуть наш клуб, - сказала Акено-чан и вокруг её рук как сделать причёску самому с короткими волосами стали потрескивать электрические разряды.

- Риас... - прошептал я.

Её всегда такие тёплые, такие добрые голубые глаза теперь превратились в кристаллы промораживающего душу льда.

- Хёдо-сан, вы, либо тот, кто за вами стоит, очень хороши в сборе информации. Бесполезно стирать вам память, а уничтожать все потенциальные угрозы - не тот принцип, которым я руководствуюсь. Пожалуйста, уходите и больше не появляйтесь в нашем клубе. Мы будем за вами внимательно наблюдать.

Я пытался вновь что-то возразить, но рука Риас вытянулась, и над ней разгорелся багрово-чёрный шар силы Разрушения.

- Убирайтесь, Хёдо-сан. Надеюсь вас больше никогда не видеть.

Всё было зря? Вся эта подготовка, все эти мучения, всё страдания были бессмысленны? Она не поверила! Никто мне не поверил! Мне следовало бы начать разговор по-другому, возможно, рассказать свою историю с самого начала, с первой встречи с Амано Юмой. Я искал ошибки в своих словах и поступках, и не находил. Моя логика была безупречной, слова - убедительны, просто уж слишком невероятным было произошедшее со мной, невероятным даже по сверхъестественным меркам.

Хотя нет, одну ошибку я всё же совершил! Я так был поглощён видом Риас, Акено и Конеко, так был рад встрече с ними, что забыл о своём Священном Механизме. А ведь впервые я его пробудил именно в здании Клуба Оккультных Исследований, в месте, где лишь высокая концентрация магической энергии позволила мне призвать Перчатку Красного Дракона. И теперь этот путь был мне заказан!

Ну что же! Они мне не поверили, не стали меня слушать. Но я это переживу! В служении Риас я преодолел много невзгод, ещё одна не имеет значения. Пусть она пока меня не любит, пусть даже ненавидит, плевать! Я спасу её, чего бы мне это не стоило. Я не дам Райзеру, этой ощипанной курице, наложить на неё свои загребущие крылья! Буду беречь её и защищать, буду драконом, охраняющим свою принцессу! А когда она признает меня, я не буду её подчинённым, мы будем партнёрами, равными во всём! И раз стать дьяволом мне не суждено, остаётся только одно.

Я достал телефон и набрал номер, который был забит у меня в "быстром наборе".

- Слушаю, ньо!

- Мил-тан, мне нужно усилить тренировки. Я должен стать сильнее, гораздо сильнее!

Первым звонком, первым признаком того, что история пошла по известному мне пути, было не пиликанье уведомления календаря моего телефона (в который я скрупулёзно забивал каждую мелочь, каждую дату, каждое событие, которое смог вспомнить), а сообщение Мацуды о том, что он обнаружил щель в кладовой, смежной с кендо-додзё.

Ха, неужели он мог подумать, что я буду, как какой-то извращенец, подглядывать за переодеванием? Что человек, сжимавший сиськи Риас Гремори и Акено Химеджимы, который перевидал огромное количество потрясающих красавиц, с которого главный маскот школы Тоджо Конеко-чан взяла обещание взять её в невесты, опустится до такой низости?

- Конечно! Только чур я первый!

- Эй, а чего ты первый?

- Мы можем решить очерёдность с помощью армрестлинга! - улыбаясь во все зубы предложил я.

Сопровождаемые презрительными взглядами девушек, мы направились подглядывать за клубом кендо. По дороге я наблюдал за друзьями и поражался произошедшим с ними переменам. Движения их приобрели грациозную плавность хищника... так хотелось бы сказать, используя штампы из дамских романчиков. Но нет, они были всё теми же придурками, и ходили, словно долбаные извращенцы - бросая вокруг сальные взгляды и явно представляя окружающих девчонок без одежды. Но были и кое-какие изменения. Их походка стала уверенней, взгляды твёрже, а желания - ещё откровенней.

Я ни капли не забыл прошлый раз, когда единственный из нашей троицы был избит кендоистками, даже не успев оценить их прелести. Поэтому на этот раз я вдоволь насладился наблюдением как за ножками Катасе, так и за грудью Мураямы. И пусть им было не сравниться с великолепием прелестей Оккультного Клуба, оно того стоило!

Двое идиотов, желая получить свою дозу эротических зрелищ, всё испортили. Возня, которую они устроили, сражаясь за доступ к подглядывательной щели, привлекла внимание девчонок. Я был готов к подобному исходу и тихо отступил. В конце концов, одна из вещей, что я узнал в сражениях в свите Риас Гремори - если ты сбегаешь вовремя, то это зовётся отступлением, а отступление - это очень важный элемент стратегии.

Расположившись на некотором отдалении, я смотрел, как толпа девчонок, одетых в белые ги и синие хакама, размахивая синаями, загоняет извращенцев к теннисным кортам. Мотохаме не повезло, во время бега с него спали очки, и он притормозил, чтобы их подобрать. Это и решило его участь. Прости, Мотохама, сегодня ты будешь ритуальной жертвой во имя девичьих прелестей!

Синаи в руках кендоисток слились в едва различимые полосы, но тут девчонок ждал сюрприз. Ноги того, кого они считали тюфяком и извращённым ничтожеством, приняли устойчивое положение, а руки взметнулись вверх. Он сделал подшаг вперёд, его ладонь сомкнулась на предплечье Катасе и отвела синай в сторону, блокируя удар Мураямы. С изумлённым выражением лица он сделал подсечку Катасе, аккуратно уронил её на траву, а сверху уложил Мураяму, с вывернутой за спину рукой. Остальные четверо кендоисток застыли, не решаясь атаковать - весёлое избиение извращенца превратилось во что-то неожиданное, в то, на что они не знали, как реагировать. Я тоже замер - с начала занятий у Мил-тан не прошло даже месяца!

Я не слышал, о чём шёл разговор - до нас с Мацудой доносились лишь отдельные возмущённые возгласы. Мотохама не снизошёл до перепалки - он помог подняться сначала Мураяме, а затем и Катасе, после чего даже похлопал их по плечам и по спинкам, отряхивая траву. Повисло гробовое молчание, под аккомпанемент которого Мотохама удалился с гордо поднятой головой.

Мы с Мацудой переглянулись.

- Знаешь, быть девочкой-волшебницей не так уж плохо! - высказал Мацуда нашу общую мысль.

Я хорошо помнил этот день, события в клубе кендо были предзнаменованием той твари, что обманула меня, убила меня, и, что самое хуже, разбила моё сердце! Той, из-за которой я долго не мог нормально предаться самым разнузданным вещам с девушками, той, из-за которой я до сих пор не потерял девственность!

Нет, после разговора с бывшими боевыми товарищами, я понимал, что, возможно, слишком уж изменил историю, что, возможно, Падшие не выйдут со мной на контакт, что я могу и не заинтересовать Райнар. Но я продолжал копить злость, продолжал смаковать все те муки, которые обрушу на эту тварь, как верну ей сторицей страдания, через которые прошёл в прошлом. Это не было слишком здоровой вещью, ведь я, вроде бы, был на стороне хороших парней, но, после того, как Риас меня отвергла, дал волю своей тёмной стороне.

Едва дождавшись окончания занятий, я медленно побрёл домой. До тренировки с Мил-тан-сенсеем оставалась ещё пара часов, поэтому я бесцельно бродил по городу, пока лучи закатного солнца не начали красить весь мир в красный цвет. Я не терял бдительности, поэтому голос, раздавшийся за спиной, для меня сюрпризом не стал.

- Скажите, это вы Хёдо Иссей из Академии Куо?

Я медленно повернулся, стараясь не дать злой торжествующей улыбке отразиться на лице.

- Да, это я.

Она стояла передо мной, такая знакомая, такая красивая. Чёрные волосы всё так же развевались на лёгком вечернем ветерке, а большие фиолетовые глаза казались карими в свете вечернего солнца. На ней всё так же была школьная форма незнакомой академии, и в руках она всё так же сжимала портфель.

- Хёдо-сан, скажите, у вас есть девушка?

Я молча смотрел на неё, пожирая взглядом. Смотрел, на Амано Юму, мою первую девушку, ту, кто забрал мой первый поцелуй не с экраном телевизора, не с глянцевым журналом, а с настоящим существом женского пола, и вся та злость, которую я копил всё это время, почему-то бесследно испарялась. Да, Райнар - подлая и двуличная тварь. Да, она готова убивать ради своих целей. Да, она хочет сейчас, в данную секунду, убить меня, после того, как наиграется моими чувствами. Но при этом все обиды, все страдания, что она принесла, сейчас мне казались такими мелкими и ничтожными. Она была наименьшим и самым слабым из моих врагов. Её цели были простыми и понятными - ей хотелось проявить себя перед теми, кого уважала, она хотела, чтобы её заметили и любили, желала возвыситься и быть нужной. И эти цели были слишком уж похожими на мои.

Да, она убила меня, убила Ассию, но точно так же не слишком ценила жизни падших ангелов и моя Риас. Она любила поиздеваться над другими, но порой то же самое можно было сказать и об Акено.

Многие мои враги, те, которые принесли гораздо больше мучений и страданий, в будущем были живы и здоровы. Они сверхъестественным образом умудрялись избежать смерти или даже серьёзных наказаний. Тот же Вали, предавший Азазеля-сенсея, желавший уничтожить не только меня, но и всех, кто мне был дорог, всего лишь получил по соплям и стал кем-то типа моего друга. Курока, пытавшаяся похитить дорогую мне Конеко, спокойно забралась ко мне домой, предложив завести ей маленьких драконокотят. Офис, Дракон Бесконечности, которая стояла за множеством смертей, которая, собственно, и собрала Бригаду Хаоса, как ни в чём не бывало, заявилась ко мне домой вместе с Курокой. И после того, как подонок Цао украл часть её сил, я вместе с друзьями её защищал. Офис была последней, кого увидел перед своей смертью и можно сказать, что я отдал за неё жизнь.

Я осознавал, что Райнар оставалась всё той же бессердечной сукой, но теперь моя злоба, моё негодование ней, казались капризами избалованного ребёнка. Поэтому ответил, искренне и тепло ей улыбнувшись.

- Нет, пока что нет. И знаете, я бы очень хотел, чтобы моей девушкой когда-нибудь стала милашка, похожая на вас!

- Меня звать Амано Юма! - выпалила она, покраснев очаровательным фальшивым румянцем. - И я очень хотела бы с вами встречаться!

На этот раз я знал, насколько глупо и бессмысленно хвастаться перед Мацудой и Мотохамой своей новой подружкой, поэтому в следующие наши встречи не пытался провести её на территорию Академии. Каждый вечер перед тренировками мы гуляли по городу, разговаривали, и держались за руки. Я был внутренне напряжён, был сжатой пружиной, готовой распрямиться в любой момент, но нападения так и не произошло. Несколько раз я видел пролетавшую летучую мышь, в которой опознал фамильяра Риас. Это вызывало досаду - легко представить, что бы подумала Президент, увидев меня с одной из Падших теперь, когда она подозревает меня во всех возможных грехах. Приближались выходные, приближалось наше судьбоносное свидание.

На этот раз я не проводил бессонных ночей, готовя программу самого лучшего свидания в мире. Во-первых, Юма Амано не стоила того. Во-вторых, сценарий этого свидания был у меня подробно продуман ещё в самую первую жизнь, когда я ещё не был ни дьяволом, ни драконом, ни даже девочкой-волшебницей.

В воскресное утро я не стал снова приходить за три часа, как какой-то задрот-девственник. Нет, я пришёл за двадцать минут до назначенной встречи. Накануне я почистил зубы всего-то лишь два раза! Я совсем не волновался!

По дороге к месту встречи я улыбнулся миленькой девушке, раздающей флайеры с магическим кругом семьи Гремори. После того, как я взял сразу несколько листовок, фамильяр Риас (которая и была той самой превратившейся летучей мышью) проводила меня подозрительным взглядом.

- Добрый день, Исе! Ты долго меня ждёшь? - раздался приветливый голос моей новой девушки.

- Да нет, лишь недавно пришёл! - ответил я на этот раз чистую правду. Так началось наше второе свидание.

Как и раньше мы ходили по торговому центру, заглянули в игровые автоматы, прошлись между торговыми рядами лоточников, а затем заглянули в маленький ресторанчик, где с удовольствием съели десерт. Я знал, кто рядом со мной, ни на секунду не забывал, что это Падший, желающий моей смерти, но, видимо, находиться с девушками, желающими меня убить, вошло у меня в привычку, поэтому я просто наслаждался прекрасным времяпровождением. И, конечно же, не забывал любоваться ножками Юмы-чан и её большой грудью, проглядывающей через декольте.

Когда, наконец, наступил вечер, мы забрели далеко от центра и остановились возле очень знакомого фонтана. Юма-чан высвободила руку из моей и сделала пару шагов вперёд.

- Исе-кун, хороший сегодня выдался денёк! - мило улыбнувшись, сказала она.

- Прекрасный! И может быть ещё лучше! - ответил я, шагнул вперёд, ухватил её за талию и крепко поцеловал.

Она сделала попытку вырваться, но я крепко прижимал её к себе. Её губы, поначалу сжавшиеся от неожиданности, через пару секунд расслабились. Я попытался пробраться языком к ней в рот, превратить невинный поцелуй в совсем развратный, но она упёрлась мне руками в грудь и отстранилась.

- Погоди, Исе. Я хочу у тебя кое-что спросить.

Я отпустил её, дал отойти и вскочить на бортик фонтана.

- Что-такое, Юма-чан?

- Скажи мне, Исе-кун, ты сделаешь для меня кое-что, чтобы отметить наше первое свидание?

- Конечно!

- Тогда будешь ли ты так добр, умереть для меня?

Вот! Тот самый вопрос! К которому я так долго подбирал крутой ответ!

- Этот вопрос задают только после постели!

Да! Вот так! Получи, Райнар!

Чёрные крылья распахнулись у неё за спиной, рост увеличился, а простое милое платье превратилось в садо-мазо прикид госпожи. Лицо её заледенело, взгляд стал злым и колючим.

- Я неплохо повеселилась сегодня. Было так забавно играться с маленьким неопытным мальчиком! - сказала она, вытянув руку. В ней с электрическим жужжанием материализовалось копьё чистого света.

И пусть я был занят, пожирая глазами её тело (к тому же, в миг трансформации оно стало почти полностью голым!), за ответом не постоял.

- Спасибо! Мне тоже было приятно погулять с красоткой-ангелом! Пусть ты и невысокого ранга, всего два крыла, но всё равно - настоящая милашка! И если бы моё сердце не было занято, я бы влюбился!

Мне не стоило так делать, не стоило выделываться перед нечеловечески сильным противником, не следовало её злить, особенно сейчас, когда я не мог призвать Усиливающий Механизм. Но вся та горечь, что накопилась во мне после встречи с Риас, вся та боль бесчисленных тренировок, требовали выхода.

Лицо Райнар исказилось и неуловимым движением она метнула в меня копьё. Но движение было незаметным лишь для меня-прежнего, а теперь оно казалось немного слишком размашистым, не слишком ловким и до безобразия медленным. Я знал, что не стоит выделываться, но ничего не мог с собой поделать. Мои ноги сделали быстрый шаг вбок, а рука взметнулась, перехватывая копьё. Я не был дьяволом, и чистый свет меня не обжигал, копьё лишь приятно грело ладонь. Когда я, истекая кровью, в первый раз ухватил его руками, ощущения были, наверное, такими же, вот только в тот раз я умирал.

- Занятная штучка, Юма-чан! И раз мы уже целовались, можно я буду называть тебя Райнар?

Я отбросил копьё прочь, и оно бесследно истаяло в воздухе, вновь материализовавшись в руке моей девушки.

- Сегодня было прекрасное свидание, как насчёт повторить на следующие выходные?

Я знал, что не следует её злить, знал, что в силе я ей пока что не ровня, но удержаться было очень и очень трудно.

- Откуда ты знаешь моё имя, ублюдок? Кто ты вообще такой?

- Юма-чан, ты ранишь моё сердце! Я - твой парень, и у нас сегодня было свидание!

Райнар зарычала и замахнулась копьём. На этот раз я не стал дожидаться броска, а вытянул руку и щёлкнул пальцами.

- Разрыв Одеяний!

На том месте, где её коснулась моя рука во время нашего поцелуя, возникла небольшая огненная печать. Кожаный садо-мазо костюм падшего ангела лопнул и осыпался мелкими клочками. Та же участь ждала и копьё - оно испарилось искорками света.

И, несмотря на то, что мне хотелось стоять, пялиться и пускать слюни на ошарашенного обнажённого Падшего, я использовал боевой приём, который Мил-тан-сенсей велел применять при встрече с предположительно более сильным противником. Я развернулся, и дал дёру. Ведь бегство, совершённое вовремя, - это отступление. А отступление - основы стратегии!

В прошлой жизни Падшие от меня отстали, но только потому, что Райнар считала (вполне справедливо), что убила меня. Ну а дальше я был под защитой, как слуга дома Гремори, пусть моя дьявольская аура послужила причиной нападения ещё одного ангела - того старика в плаще и фетровой шляпе.

Но теперь-то Райнар знала точно, что я не мёртв, и я был обычным человеком, без защиты какой-либо фракции. Поэтому я опасался нападения в любую секунду, чувствуя себя в безопасности лишь на территории защищённой дьяволами Академии.

Нет, я усердно тренировался, прикладывая всё больше и больше усилий, упражнялся в магии, пытался вызвать Божественный Механизм. Но если магические успехи были поразительными - собранная в точку аура почему-то была не жалкой горошинкой, как в прошлой жизни, а большим светящимся мячом, то вызов Механизма непременно заканчивался неудачей. Я пытался докричаться до Ддрайга, но Валлийский Дракон не приходил ко мне даже во сне.

Не было смысла оставаться в постоянном напряжении - надменная и самоуверенная Райнар была не из тех, кто долго и скрупулёзно готовит удар, так что я решил действовать по обстоятельствам, уделяя внимание действительно важным вещам: тренировкам и прекрасным фигуркам школьниц Академии.

После инцидента с клубом кендо, атмосфера, сопровождавшая Мотохаму разительно изменилась. Если раньше наше появление вызывало лишь возмущённые вопли отвращения, то теперь голоса замолкали и девчонки о чём-то начинали тихо перешёптываться. Полагаю, теперь помимо "долбаного извращенца", он стал для них чем-то типа хулигана или даже бандита - а значит к нему нужно было относиться с опаской. Отношение к нам с Мацудой оставалось тем же привычным чистым отвращением.

Впрочем, была и светлая сторона. Опыт прошлой жизни, где появление Ассии привело к более тесным отношениям с Кирью Айкой (женской не менее извращённой версией Мотохамы), позволил наладить к ней мосты прямо сейчас. И пусть все трое посмеивались над моими чувствами к Риас Гремори (которые я не мог, да и не пытался особо скрыть), считая, что такой червяк как я замахнулся слишком уж высоко, но я был рад добавлению к нашему извращённому коллективу настоящей девушки.

Я выжидал и наблюдал, ждал подходящего момента. И в один прекрасный момент, когда Юто Киба оказался в мёртвой зоне всепроникающих радаров восхищённых девичьих глаз (да обрушатся проклятья всех девственников мира на этих красавчиков!), я подкараулил его между теннисными кортами и Оккультным Клубом.

Реакция Рыцаря Гремори была молниеносной. Но так как инициатива была за мной, он успел лишь переместить руку на бедро, к несуществующему мечу. Я прекрасно знал, что отсутствие ножен на бедре в его случае не значило ничего, и что смертельный клинок может возникнуть в его руке в любую секунду. Поэтому заломил ему руку, а предплечьем прижал его горло к ближайшему дереву.

- Хёдо? - удивлённо прохрипел Киба.

- Киба, слушай меня внимательно. Мне плевать на твои личные обиды, мне плевать, поверили ли вы мне или нет, посчитали ли врагом или сумасшедшим. В прошлой жизни, в будущем, ты был моим другом. Ты был тем, кому я всегда мог доверить спину. Поэтому я могу рассчитывать только на тебя!

- Чего тебе надо, Хёдо? - чуть успокоившись и перестав вырываться, спросил он.

- Я не прошу мне поверить, просто будь готов. Близятся очень плохие времена, а я не могу быть рядом с Президентом. Очень скоро появится Райзер, ублюдочная курица, и он захочет наложить руки на Риас. Свобода Риас будет зависеть от Рейтинговой Игры. Райзер, пусть и ублюдок - что-то типа звезды. Из десяти игр у него было лишь два поражения, причём оба раза он поддался.

- И чего ты от меня хочешь?

В глазах Кибы появился интерес, и я его отпустил.

- Готовься. Ты должен стать гораздо сильнее. Ты должен защитить её, должен победить. Пусть Акено-чан опасается Юбеллуны, Ферзя Райзера. У неё есть Слёзы Феникса, поэтому даже кажущееся поражение - ещё не конец. У Райзера - полная свита, все 15 фигур. Может они и слабее нас... вас, но Райзер может себе позволить жертвовать фигурами. Так что стань сильнее, стань достаточно сильным, чтобы быть готовым ко всему. Твой Божественный Механизм - Рождение Мечей. Он может изменяться! Помни, Механизмы подчиняются воле владельца, они следуют его желаниям. Твой Механизм может измениться. В будущем ты смог достигнуть Крушителя Баланса. В будущем ты объединил Святой и Демонический мечи, создав Клинок Предателя.

- Святы мечи? Что ты знаешь о Святых мечах?

Ах да, у Юто же по этому поводу закидон.

- Грядёт беда. Балба Галилей...

- Балба!

- Заткнись и слушай! Балба Галилей хочет вновь объединить Экскалибур. Он теперь с Падшими. Падшие - неплохие ребята, но среди них есть предатель. Кокабиэль хочет сорвать мир между тремя фракциями. Этого же хочет фракция Старых Сатан и Катерея Левиафан. Балба и ещё один ублюдок-экзорцист попытаются убить Президента. Я сделаю всё, что в моих силах, в силах Красного Императора Драконов. Но ты тоже должен быть готов.

- Секирютей? Ты? - удивлённо выдохнул Киба. Это всё, что тебя интересует, придурок?

- Это не важно. Ты должен предупредить Сарзекса Люцифера. Пусть он не поверит, пусть никто мне верит, но если будет готов, то это перестанет иметь значение.

Юто выпрямился и поправил примятую школьную форму.

- Хорошо, я передам Президенту.

- И да, Киба. Когда в городе появятся Святые Мечи, ты станешь полным придурком. Ты бросишь Риас, чтобы отомстить. Не делай так.

На лице Юто заиграли желваки.

- Придурок! Меч - тупой кусок стали и магии! Он не думает, не испытывает чувств и ему плевать, умерли ли твои семпаи, или нет! Экскалибур послужил поводом, но вина - на придурках из Церкви! Во всём виноват Галилей и те твари, которые за ним стояли!

Взгляд Юто оставался таким же твёрдым, он услышал мои слова, но не принял их близко к сердцу. Упрямый сукин сын! Я вздохнул.

- Ты поймёшь это позже. А пока просто знай - если ты подведёшь Риас, я приду и надеру тебе задницу.

Киба раскрыл рот, чтобы ответить что-то едкое, наверняка что-то типа "у тебя не хватит силёнок!" или "я круче!" или "я - красавчик, а ты - извращенец, значит у тебя ничего не получится", но его реплику прервал девичий вопль.

- Девчонки! Смотрите! Юто-кун с этим чудовищем Хёдо!

О нет, только не опять! Я же специально выбрал уединённое место, чтобы нас никто не смог...

- Киба-кун подхватит заразу извращённости от этого червяка!

- Хёдо хочет заманить нашего Кибу-куна в свои чудовищные сети!

- Кошмар, Хёдо переключился на красавчиков!

- Для Хёдо не осталось ничего святого!

- Пейринг Киба-кун с Хёдо - самый худший!

- Нет, гораздо хуже Хёдо с Кибой-куном!

Да что не так с этими дурами? И это меня называют извращенцем?

- О, Боже! - прошептал Юто, и тут же скривился от воздаяния при произнесении святого имени.

- Как видишь, бог мёртв! - совершенно искренне сказал я.

После утренней тренировки я не находил себе места. Сегодня был знаменательный день, а значит я не должен опять всё провалить! Я курсировал по улице между школой и домом добрые полчаса - в надежде не упустить нужный момент.

Невысокую фигурку в тёмном платье и с головой, покрытой накидкой, платком, или как оно там называлось, я заметил издали. Быстро, но чтобы не привлекать особого внимания, я направился в её сторону. Как и в прошлый раз, она споткнулась и упала, уронив сумку. Как и в прошлый раз, ветер сдул с неё накидку, явив миру прекрасные белокурые волосы.

Я бросился навстречу, поднимая накидку, поднимая сумку и протягивая руку.

- С вами всё хорошо?

- Простите, я всё время спотыкаюсь. Я такая неуклюжая!

Я помог ей подняться. Как и в прошлый раз я пялился на неё как идиот, смотрел на эти белокурые волосы, такие родные зелёные глаза, на эти совершенные черты милого лица. Приходилось прикладывать невероятные усилия, чтобы не броситься к ней и крепко не обнять. Но я знал, что не должен этого делать, ведь так я мог испортить всё, как это сделал одним-единственным разговором с Риас.

- Простите, у вас всё в порядке? - спросила меня Ассия.

Нет, я не должен всё портить, не должен!

- Извините, просто я немного ошарашен.

- Да, и чем же? Не ожидали увидеть здесь монашку?

- Не в том дело. Сегодня мы встретились впервые, но у меня ощущение, что знакомы всю жизнь!

- Может быть вы были в Италии? Вы прекрасно разговариваете по-итальянски!

Что? О чём это она? Но я же больше не дьявол, с присущей им способностью говорить на любых языках... Хотя стоп! Когда я впервые встретился с Ассией, я был дьяволом, и прекрасно её понимал, а потом дьяволом стала она, и её понимали все окружающие. Но почему? Неужели особенность дьяволов передалась вместе с памятью о будущем? Если подумать, то у меня не было проблем на уроках английского, но это было так привычно, что я не обратил внимания. А ещё, возвращаясь домой затемно, я прекрасно видел дорогу. Но так как в Клубе Оккультных Исследований я привык к ночной жизни, то подобную крутую штуку тоже проигнорировал. Роскошные сиськи Риас, ну почему мне не передались заодно и дьявольские силы? А ещё неплохо было бы получить работающий Крушитель Баланса! И Аскалон! И силу Деления, стыренную у Вали! И способности восьми Пешек! И Триану! И способность лета...

- Простите, я задала неподходящий вопрос? Я ещё плохо знакома с культурой Японии, извините, если скажу что-то невпопад! - прервала мой приступ жадности Ассия.

- Что? Ой, нет, я просто пытаюсь вспомнить, где я мог вас видеть. Не беспокойтесь! Кстати, меня зовут Хёдо Иссей, то есть по-вашему Иссей Хёдо.

- Ой, простите! Меня зовут Ассия Ардженто. Меня направили в этот город служить в церкви, но я немного заблудилась. У меня очень плохо с японским, поэтому вы первый, с кем я могу нормально поговорить.

Мне хотелось схватить её за руку, удержать, не пустить, не дать Райнар наложить на неё свои лапы, но я прекрасно понимал, насколько бесплодны эти попытки. Ассия очень простодушна доверчива, но даже она не поверит первому попавшемуся странноватому парню, сказавшему, что церковь, куда её направили, осквернена Падшими ангелами. Мне нужно её спасти, но всё, что я могу - это лишь опять всё испортить! Как это ни печально, но невинной милашке Ассии нужно позволить увидеть всю изнанку места, куда она попала. Она должна понять, насколько опасны приютившие её существа. И пусть я буду себя чувствовать отбросом, но придётся пока что оставить её одну.

- Вы знаете, я могу вас проводить прямиком к церкви! Только мне казалось, что она давно заброшена. И по её поводу ходят очень нехорошие слухи!

- Ой, большое спасибо! Не хотелось бы вас утруждать, но я совсем не знаю город! - проигнорировала она моё предупреждение. - Боже, спасибо, что ты послал мне такого хорошего человека!

События прошлого повторились с поразительной точностью. Мы вновь встретили малыша, разбившего себе коленку, вновь Ассия исцелила его ранения с помощью Сумеречного Целителя. Я передал ей благодарность от ребёнка, мы поговорили о её чудесной силе, и вновь это вызвало у неё грусть.

Вскоре мы подошли к церкви, и пусть на этот раз на меня не давило присутствие святого места, я вновь отказался от предложенного чая, сославшись на сильную спешку.

- До свидания, сестра Ардженто!

- До свидания, мистер Хёдо!

- Зовите меня просто Исе, как и все мои друзья.

- Тогда и вы меня зовите просто Ассия! Надеюсь, мы скоро увидимся!

- Обязательно увидимся!

Ассия, ты не представляешь, насколько скоро это случится. Я буду готовиться к нашей следующей встрече!

Мне никогда не забыть первую встречу с Фридом Зелзаном. Я помню всё: место, где она произошла, время и обстоятельства. Пусть меня немного мучили опасения, что обстоятельства могут сложиться по-другому, что мои действия нарушили хрупкую паутину событий, что моё отсутствие в Оккультном Клубе изменило всё, но за пятнадцать минут до полуночи я стоял в ночной тени переулка, поглядывая на дверь определённого дома.

Моё сердце бешено колотилось, я не мог унять дрожь возбуждения и опаски, постоянно смотрел на часы и отсчитывал секунды.

Ассия должна увидеть, в какое место она попала, понять, что ей не по пути со своими текущими спутниками, она должна принять моё предложение помощи и защиты!

Мне было не по себе, я представлял, что ей приходится переживать самые ужасные вещи. Я знал, что с Ассией ничего не случится, что в будущем мы встречались на следующий день в детском парке, после чего я знакомил её с радостями обычной школьной жизни - мы гуляли, ели гамбургеры и разговаривали. Но сомнения всё равно рвали мою душу, не давали спокойно прождать даже двадцать минут.

Я уже навоображал себе целый ворох разной ерунды, представлял сценарии событий один хуже другого, почти обгрыз последние ногти на руках, так что, когда в конце улицы появился высокий беловолосый парень в сопровождении монашки, я, наконец-то, смог вздохнуть спокойно. Они неторопливо подошли к двери обычного непримечательного дома. Вместо того, чтобы позвонить, парень склонился, поколдовал с замком и беззвучно открыл дверь. Ассия и её спутник спокойно прошли в комнату.

Я знал, что у меня есть несколько минут - ублюдок Фрид перед убийством собирался пытать жертву, того самого незадачливого толстяка, решившего вызвать дьявола, чтобы исполнить какие-то свои неизвестные желания. Мне были противны свои действия - ведь я осознанно подвергал жизнь человека опасности, но, если всё пройдёт как задумано, Ассия сможет вылечить любые раны.

Когда в моей жизни хоть что-то пошло по плану? Не прошло и двух десятков секунд, как из дома раздался громкий удар. Я, не раздумывая, бросился внутрь, в который раз пытаясь вызвать Божественный Механизм. Ддрайг, ты что там, заснул?

Я добежал до дома и буквально взлетел на крыльцо. Дверь, как и в прошлый раз, не была закрыта, поэтому я толкнул её плечом и промчался внутрь. В доме шла какая-то возня, раздавались гулкие удары и слышалось шипение, очень характерное и знакомое мне до боли. И "до боли" - это не фигура речи.

Я влетел в гостиную, перепрыгнув через обломки перевёрнутого дивана. Картина, открывшаяся мне, заставила закусить губу.

Идиот! Какой же я идиот! Следовало догадаться, что если на вызов клиента не прибудет один придурок на велосипеде, то вместо него может прийти кто-то другой. И у этого "кого-то" магические силы как минимум не меньше новорождённого дьявола, а значит он сможет телепортироваться с помощью круга призыва!

Толстяк, которого я видел только в виде выпотрошенного трупа, привалился к стене, зажимая глубокую рану на животе. Неподалёку стояла Ассия, прижав ладони к лицу. Посреди гостиной, сжимая в одной руке пистолет, а в другой активированный световой меч стоял ублюдок Фрид. И напротив него, несмотря на два глубоких пореза плеча, подымала массивный комод маленькая девочка с белыми волосами.

Фрид взмахнул мечом, пополам разрубая летящую в него мебель, и выпустил в живот Конеко ещё одну пулю, которая бесследно разбилась об защиту Ладьи. И в этот момент я изо всех сил впечатался ему в спину. Фрид отлетел к стене и я, воздавая молитвы всем девочкам-волшебницам, знающим такие штуки, как тошу какуто, изо всех сил обрушил ему на голень свод стопы. Раздался противный хруст и из прорвавшейся штанины показался окровавленный обломок кости. Фрид упал на колено, а я, не давая ему среагировать, жёстко заломил руку, сжимавшую пистолет. Хрустнул плечевой сустав, ублюдок согнулся, пытаясь отмахнуться мечом, но я только сильнее дёрнул руку вверх. Фрид заорал. Ему пришлось опереться второй рукой на пол, и тут я, с злорадным удовлетворением ударил предплечьем, ломая в локте зафиксированную руку. Его пальцы разжались, и я легко вынул пистолет из ладони. После чего, как любая благоразумная девочка-волшебница, отступил на пару шагов и, не давая противнику прийти в себя, сделал несколько выстрелов. Несмотря на то, что расстояние было ничтожным, попал я лишь два раза. И пусть целился (если это так можно назвать) в корпус, оба беззвучных выстрела поразили его руку. К счастью ту, что так до сих пор не выпустила меч. Ну что же, время закрепить успех. Я осторожно подошёл к Фриду и ещё одним ударом сломал ему раненую руку. Осталось только отобрать световой меч, а также забрать запасной, который, как мне помнилось, был у него за пазухой. Деактивировав оружие, я повернулся к девчонкам и задал глупый вопрос:

- Ассия-чан, Конеко-чан, с вами всё в порядке?

В ответ раздались два удивлённых возгласа.

- Исе-сан, это вы?

- Хёдо, ты?

- Ассия, сука... - прохрипел Фрид. - Так ты знаешь этого сраного говноеда? Может этот ублюдок и сам дьявол? Зря я послушал того ангела! Я должен был убить тебя! Сначала изнасиловать, а уж потом убить! Или...

Я не дал ему договорить, быстро подскочил вперёд и изо всех сил обрушил колено ему на лицо. Фрид, наконец-то, замолк.

- Ассия-чан, ты попала в очень плохую компанию. Ты - замечательный человек и мой друг. Этот ублюдок - сумасшедший убийца и насильник, а те, кому ты сейчас служишь - немногим лучше.

- Н-но... но что мне делать?

- Пойдём со мной! Я обязательно тебя защищу! Мои родители будут рады увидеть девушку в доме, они обязательно полюбят тебя! И никто, никто в этом мире, не посмеет больше тебя обидеть! Ни церковь, ни Падшие, ни дьяволы.

- Твоя сучка-подружка подохнет, как подохнешь и ты... - раздался хрип Фрида.

Что? Он же должен сейчас сильно шепелявить, а его зубы находиться где-то глубоко в глотке!

- Одну секунду, Ассия-чан. Нужно кое-что закончить.

Я подошёл к прислонившемуся к стене Фриду, ухватил его за волосы и задрал вверх голову. Раздался звук активированного меча. Глаза ублюдка расширились, когда световой клинок, оставляя борозду в стене, обрушился ему на шею. С отвращением я отбросил голову прочь, отключил меч, сделал шаг к Ассии и тут на меня навалилось осознание.

Я убил человека. Это было не первое моё убийство, я позволил Риас казнить Райнар, и перед самой своей смертью убил Шалбу Вельзевула. Но впервые я совершил убийство не в пылу битвы, а сам, собственными руками обдуманно и намеренно оборвав чью-то жизнь. И пусть это был такой мусор как Фрид, пусть без него мир станет немного лучше, но я чувствовал себя гораздо хуже, чем когда медленно умирал от копья света, торчащего из живота.

К тому же, на что я вообще надеялся, устраивая эту смехотворную засаду? Фрид был очень хорош, он на равных сражался с Юто, и если бы не атака исподтишка, у меня бы не было и шанса! Идиот! Вслед за мной погибли бы Конеко, а затем и Ассия! Ддрайг! Хватит спать! Мне нужно стать гораздо сильнее!

- Исе-сан, с тобой всё в порядке? - раздался заботливый голос Ассии.

- Почти, мне нужна пара минут, чтобы прийти в себя. Если можешь, исцели, пожалуйста Конеко-чан и клиента-сана.

- Но ведь она...

- Дьявол, я знаю. А ещё она мой - дорогой кохай!

Ассия склонилась над клиентом, зелёное сияние, окутавшее её руки, покрыло ужасную рану. Та очень быстро стала закрываться без следа. Я повернул голову к до сих пор молчащей Конеко.

- Конеко-чан, ты позаботишься обо всём этом? - я махнул в сторону разгромленной комнаты, обезглавленного трупа и тихо стонущего клиента.

Она молча кивнула. Конеко-чан никогда не была многословной. Тем временем к ней подошла Ассия и под настороженным взглядом золотых глаз быстро исцелила её ранения.

- У меня к тебе будет большая просьба. Ассия-чан останется у меня. Она незнакома с нашим городом и почти не знает японский. Можешь попросить Президента, чтобы она устроила её в нашу Академию?

- Хорошо, - как обычно бесстрастно ответила Конеко.

- Ну а теперь, Ассия-чан, нам пора.

- Куда? - пискнула та.

- Домой. Мы идём домой.

Что бы сделали нормальные люди, если бы их сын пришёл домой после полуночи, в одежде с пятнами, поразительно напоминающими кровь, привёл с собой не говорящую по-японски девушку, одетую в костюм монашки, и сказал, что она будет жить с ними? Начали бы задавать вопросы? Спрашивать, всё ли в порядке с сыном? Вызывать парамедиков или полицию? Честно говоря, не имею ни малейшего понятия!

Мои сначала залились обильными слезами, начали обнимать друг, затем обнимать опешившую Ассию, после чего рассыпались перед ней в благодарностях за то, что она почтила своим вниманием такого идиота, как их непутёвый сын. Их даже не смущало, что та, на которую они обрушили свои восторги, не понимает из разговора ни слова.

- Ассия-сан, спасибо вам, спасибо! Я думал, что ни одна девушка не глянет на него до самой смерти.

- Ассия-сан, он животное, отвратительное животное! Спасибо, спасибо, что вы пожалели его! Удивительно, как такая красавица оказалось рядом с этим похотливым чудовищем!

- Когда-нибудь я увижу внуков!

- Теперь можно выкинуть все диски с порно, которые он прячет в своём шкафчике!

Ассия стояла, невинно моргая своими огромными зелёными глазами и беспомощно смотрела на меня, не в силах вынести этот водопад эмоций. Я выборочно перевёл разговор. Очень выборочно. Очень-очень выборочно.

- Они счастливы будут тебя приютить, и ты им очень понравилась!

- А ещё скажи ей, что мы будем не против парочки маленьких Хёдо!

- Но ни за что не позволим тебе их воспитывать! Ты превратишь их в таких же животных, как сам! Так и передай!

- Мы можем уступить вам нашу спальню!

Я люблю своих родителей, но они ужасны! Какого вообще мнения они о своём сыне?

Ранним утром я отправился на тренировку на велосипеде. На багажнике, удерживая меня за талию, сидела Ассия. Она пришла ко мне домой только с тем, что было надето на ней, но мама, порывшись среди своих вещей, нашла ей одежду. И сейчас Ассия-чан была одета в розовый спортивный костюм и чуть великоватые кроссовки.

Мне было не по себе от мысли, что эта нежная невинная девушка увидит тренировки девочек-волшебниц, а Мил-тан, несмотря на всю свою доброту, может произвести пугающее впечатление. Поэтому я несколько опасался. А с другой стороны, она вчера видела сражение, кровь и смерть человека, причём убийцей был я сам. И это её не оттолкнуло и не отвратило, она не переставала считать меня другом и доверчиво прижималась к моей спине. Так что зрелище меня, одетого в розовое платье, её запугать не может. Ведь не может же? Правда?

Дорога была недалёкой, и мы быстро оказались на месте. Мил-тан уже нас ждал, вместе с привычными костюмами и рюкзаками, в которых были распиханы блины от штанги. Мацуда и Мотохама появились через несколько минут. Увидав, что со мной приехала прекрасная иностранка, они пришли в неуёмное возбуждение.

- Подонок!

- Скотина!

- Как ты мог познакомиться с такой красоткой, да ещё без нас?

- Я убью тебя, ублюдок!

Они накинулись на меня (самодовольно задравшего подбородок) с кулаками, а по их лицам стекали потоки слёз. Внезапно их ноги оторвались от земли и затрепыхались в воздухе. Сзади них незаметно появился Мил-тан, ухватил их за шивороты и поднял.

- У вас слишком много энергии, ньо! Мил-тан поможет вам её израсходовать!

И он действительно помог. После целого часа пыток и мучений, когда мы, выбившись из сил, рухнули на землю, когда схватили подолы своих юбок и стали обмахивать себя ими, не стесняясь вида семейных труселей, которые спокойно могли видеть окружающие, Ассия, добрый и милосердный ангел, бросилась к нам, протягивая бутылочки с водой. Не в силах ничего сказать, я лишь благодарно кивнул и прильнул к живительной влаге. Мацуда и Мотохама, получив вторую бутылку из рук девушки, живой прекрасной девушки, зарыдали от счастья.

Ассии было невыносимо видеть наши страдания, и она, с той же привычной непосредственностью, вытянула вперёд руки. Ладони её осветились зелёным, свет собрался в плотный комок и материализовался двумя серебряными колечками на её изящных пальчиках. Зелёное сияние окутало моё тело, мгновенно убирая боль в моих разрывающихся мышцах.

Закончив исцелять меня, Ассия приступила к лечению Мацуды и Мотохамы.

Но она не успела ничего поделать, как рядом с ней оказался Мил-тан-сенсей.

- Это волшебство, ньо?

- Да, почти, - не стал скрывать я. - Ассия-чан обладает силой исцелять любые раны!

- Она девочка, а ещё она - волшебница, ньо!

Мне было понятно, куда он клонит, но я, как настоящий рыцарь, грудью бросился на защиту невинной милашки. Грудью, затянутой в розовое платье с белыми кружевами!

- Ассия-чан - очень добрая и нежная!

- Как и ожидается от девочки-волшебницы, ньо!

- Она жила в затворничестве и не привыкла к физическим тяготам!

- Мил-тан поможет Ассии-сан!

- Но Ассия-чан немного неуклюжа, постоянно спотыкается, падает, и у неё всё падает из рук!

- Для девочки-волшебницы это недопустимо, ньо! Поэтому долг Мил-тан, как девочки-волшебницы - выручить сестрёнку, ликвидировать слабости, которыми обязательно воспользуются враги, ньо!

- Но защитить Ассию-чан - мой долг!

- У тебя, ньо, это получится лучше, если она сможет постоять за себя!

Я искал ответные аргументы, подбирал слова, но Ассия-чан, закончив с придурками, присоединилась к нашему разговору.

- О чём вы спорите, Исе-сан?

Я в двух словах пересказал ей разговор. По мере моего рассказа, её глаза всё больше и больше разгорались решимостью.

- Я не буду обузой Исе-сану! Я стану тренироваться изо всех сил! Девочка-волшебница-сан, позаботьтесь обо мне!

Нет Ассия, я совсем не это имел в виду! Не вздумай!

Мил-тан окинул нас пристальным промораживающим до костей взглядом, и задал вопрос:

- Ньо! Спроси, пожалуйста, у Ассии-сан, сможет ли её сила вылечить тяжёлые травмы на тренировках?

Было нетрудно понять, куда он клонит, поэтому я, Мацуда и Мотохама очень громко сглотнули.

Конеко-чан сдержала обещание, и через несколько дней, дней, наполненных болью, страданиями, порванными связками, разорванными от непомерных нагрузок мышцами, сломанными костями и вывихнутыми суставами, ко мне приблизилась Председатель Сона и, холодно поздоровавшись, вложила мне в руки пачку документов. Полистав бумаги, я увидел, что это документы на зачисление Ассии Ардженто на второй год старшей школы Академии Куо. И она, как и в прошлый раз, оказалась в моём классе.

Я постарался уйти, выбраться из школы пораньше, нужно было собрать для Ассии вещи, купить школьную форму и принадлежности. К сожалению, помощь Риас на этот раз была не настолько всеобъемлющей, поэтому о милашке-монашке мне предстояло позаботиться самому.

В который раз я пожалел, что увлекался лишь порнухой и сиськами. Если бы в сферу моих интересов попадали скачки, гребля, велосипеды или мотоциклы, то со знанием будущего я бы сейчас, как герой старого фильма, заработал бы миллионы иен! Ну, или хотя бы удвоил свою заначку! А если бы был азартным игроком и помнил выигрышные числа лотереи, то мог бы действительно разбогатеть. Ну а пока что придётся взять ответственность и опустошить свои сбережения. Впрочем, Ассия-чан важнее даже лучших DVD с порнухой!

Мои опасения вызывало поведение друзей, я боялся того, что случится, когда они узнают о переводе Ассии-чан в наш класс. Боялся, что эти звери начнут пускать слюни и отпускать в её сторону мерзкие похотливые шуточки. Но, видимо, обстановка, в которой они встречались с ней до того, не располагала к извращениям, а боль от тренировок и травм служила прекрасным средством, успокаивающим расшалившиеся гормоны. Они просто обрадованно кивнули. Уверен, они будут защищать Ассию-чан так же, как и я - ведь сама она занималась с трогательной упорностью, лечила не только себя, но и всех нас! О, Ассия-чан, ты ангел! Мы не дадим никакому ублюдку Академии замарать тебя своим сальным взором!

Вот уже которую ночь мне снился сон.

Я стою на поле бесконечной черноты, черноты спокойной, инертной и ни капли не страшной. А где-то вдалеке, на горизонте, пылает жаркое море огня. Я знаю, что этот огонь меня не сожжёт, что он не обжигает, а лишь согревает, не испепеляет, а дарит защиту и уют. Мне хочется дотянуться к этому пламени, окунуться в него всем телом, согреться, разогнать тьму вокруг.

Но каждый шаг, который я делал в том направлении, давался очень тяжело. Ноги вязли в липкой чёрной жиже, я делал всё новые и новые шаги с размеренностью бездушного робота, с громким чваканьем вырывая ноги из вязкого плена. Но огонь всё был так же далеко.

Во сне я звал друга, я знал, что он там, где-то посреди этого огня, что он и есть этот огонь, но никак, никак не мог достичь того места.

Просыпаясь утром в холодном поту, я, конечно же, понимал значение сна - мне хотелось вновь дотянуться до Ддрайга, вновь обрести партнёра, воссоединиться с тем, что с рождения является частью меня самого. Мне хотелось быть целым. Но, увы, это было неосуществимо.

Ассия-чан погрузилась в школьную жизнь быстро и как-то незаметно. Пусть она не понимала разговоры окружающих, шепотки окрестных парней и девчонок заставляли её ещё сильнее жаться ко мне, не отходить ни на шаг, вцепляться в руку, как утопающий в спасательный круг.

Мацуда и Мотохама, испытывавшие к Ассии сложные чувства - из-за неё тренировки стали просто нечеловеческими, но одновременно она была чудом, избавляющим от боли и страданий - тоже постоянно порывались её защитить и не дать в обиду. Таким образом, наше трио извращенцев, к которому незаметно присоединилась Кирью (по какой-то странному выверту логики извращенкой не считающаяся!), обзавелось пятым членом.

Ассия всё свободное время уделяла японскому, её постоянно можно было увидеть то уткнувшейся в словарь или в учебник, то в наушниках, тщательно повторяющей японские слова, то с ручкой и тетрадью, переписывающей символы хирганы и катаканы. Незнание Ассией японского языка служило прекрасной защитой против извращённых поползновений Айки, чьи двусмысленности и намёки просто не могли достигнуть невинных ушей!

Несколько раз я пересекался с Кибой и Конеко. При встрече с Конеко, она мне кивала - что для этой немногословной лоли было сродни непринуждённой болтовне. С Юто же мы просто вежливо здоровались. К сожалению, любое общение с Принцем Куо тут же вызывало шепотки окрестных школьниц, которые, всё больше распаляясь, строили разные неприличные предположения. Не понимаю, почему в извращениях обвиняют именно наше трио? Почему все эти жуткие яойные фантазии не считаются омерзительными и постыдными, а простые и понятные подростковые желания, влечение к прекрасным женским телам - чем-то чудовищным и неприемлемым?

Пару раз я видел Риас. Мне хотелось подойти, поговорить с любимой, снова попытаться ей всё объяснить, устранить недопонимание, но я титаническим усилием сдерживал себя. Я кивал ей, но в ответ получал лишь внимательный пристальный взгляд, которым она меня провожала. Милая, потерпи! Пусть мы с тобой больше не вместе, но я всегда останусь твоей верной пешкой! В прошлой жизни я клялся защищать свою госпожу, и смерть - недостаточная причина, чтобы нарушать эту клятву!

День проходил за днём, школьная жизнь текла своим чередом, а тренировки становились всё кошмарней (и, к нашему ужасу, это тоже стало привычной рутиной). И вот однажды телефон высветил уведомление. Настал день смерти Ассии, тот самый день, когда погибла Райнар. Я ходил, словно на иголках, отвечал невпопад и не находил себе места. Лишь ужасающий энтузиазм Мил-тан смог прогнать из головы тяжёлые мысли. Я был готов ко всему, готов к любой неожиданности. К чему я был не готов, что этот день пройдёт без происшествий.

И когда наступило утро, настала следующая тренировка, я вздохнул со спокойной душой. От меня Падшие отстали давным-давно, Ассия же для них ушла и бесследно пропала вместе с Фридом Зелзаном. Теперь можно было расслабиться и получать удовольствие от школьной жизни.

И ждать. Ждать и скрипеть зубами. Ведь если не будет меня, то Риас придёт к Юто, чтобы отдать свою девственность! И этот красавчик может согласиться! Грэфия может не успеть вовремя, и непоправимое свершится!

Юто! Юто, где ты, ублюдок! Мне нужно срочно поговорить с тобой по душам!

Вечерний прохладный ветерок овевал мои волосы и студил разгорячённый лоб. Усталый и довольный тем, что, наконец-то, закончилась экзекуция, я направлялся домой. Ассия шла рядом, и мы весело болтали ни о чём - о школе, друзьях, одежде, аниме и вкусной еде. Тема тренировок по молчаливому уговору в нашей компании стала табу, ведь в одежде девочки-волшебницы мило выглядела только Ассия-чан! Вечерние сумерки давно сменились тёмной ночью, поэтому путь наш лежал от пятна к пятну света чередующихся уличных фонарей. Была пятница, поэтому в моей голове крутилась вереница планов. Я собирался сводить Ассию-чан в караоке, походить с ней по ресторанчикам, хорошенько погулять, встретиться с Мацудой, Мотохамой и Айкой, в общем, приятно провести время. Как говорится, ничего не предвещало беды. Ничего, кроме непонятного чувства, словно окружающее пространство колыхнулось, и покрылось непроницаемой тяжёлой пеленой.

- Так-так-так, и кого же это мы видим? Неужели мой парень нашёл себе новую девушку? И кого? Нашу милую Ассию-чан!

Ассия испуганно вскрикнула, а я резко обернулся. Неподалёку, на столбике между секциями забора, стояла она. Моя первая любовь, моя Немезида, моя Амано Юма. Райнар, сука, падший ангел, та, которая надругалась над моими чувствами, приговорила меня к смерти и исполнила приговор. На ней не было того садо-мазо костюма, она была в обычной одежде, которая, следует признать, на ней смотрелась превосходно. Увидав на её запястье розовый браслетик, который я из ностальгических чувств подарил ей и в новой жизни, я был поражён неожиданно тёплым чувством, всколыхнувшимся в глубинах моей души.

- Райнар, тебя победил этот отброс? И ты столько времени опасалась ничтожного человечка? Давай, покончим с этим быстрей, заберём монашку, и пойдём.

Падший, одетый в длинный плащ и фетровую шляпу, выступивший из теней улицы, был мне прекрасно знаком. Именно он принял меня за беглого дьявола, именно от него меня тогда спасла Риас, и именно после встречи с ним я увидел её сиськи, да и вообще впервые лежал в постели с обнажённой девушкой! Ублюдок! Я ненавижу тебя! И большое-большое тебе спасибо!

- И правда, непонятно! Для чего было собирать всех нас? Если ты боишься его сама, могла бы послать меня или Донасика.

Я повернул голову в сторону нового голоса. Нового, глубокого, грудного, с хрипотцой, женского голоса. Интересно, как выглядит его обладательница?

Картина, нарисованная моим смелым и извращённым воображением, внезапно оказалось ничтожными каракулями первоклассника, в сравнении с картиной гениального художника. Девушка... Женщина, выступившая из теней, была прекрасна! Волосы глубокого синего цвета с непокорной чёлкой, закрывающей глаз, тяжёлой волной спускались почти до самой земли. Такие же синие глаза, холодно смотрящие с очень красивого лица. Платье, в которое она была одета, напоминало очень короткий и очень тесный плащ - оно, словно перчатка, облегало бёдра, подчёркивало тонкую талию, открывало безумно длинные ноги, и едва не лопалось на груди. Грудь! Грудь этого падшего ангела размерами превосходила всё, что я когда-либо видел! Она была больше, чем у Риас, больше, чем у Куроки, больше чем у Грэфии-сан, больше, чем даже, чем у Венеланы Гремори! У неё был высокий рост, она, скорее всего, была самой высокой женщиной, которую я когда-либо встречал. И она не стеснялась подчеркнуть свой рост туфельками на высоких каблуках.

- Исе-кун, Исе-кун! - дёрнула меня за рукав Ассия.

Я понял, что бесстыдно пялюсь, и даже пускаю изо рта струйку слюны. Удивительно, почему я её не видел в прошлой жизни? Была ли она среди тех ангелов, с которыми разобрались Акено и Президент, пока мы с Юто и Конеко штурмовали церковь? Принадлежало ли ей одно из тех трёх перьев, что Риас бросила Райнар в лицо?

- Фу-фу-фу, Калаванэ-чан, а как же веселье? - раздался новый весёлый голос. - Мы можем неплохо поиграть!

О да, Калаванэ-чан! Поиграй со мной, пожалуйста! Стоп! А кто это сказал?

Позади нас появилась ещё одна девушка. Она выглядела не старше Ассии-чан, и тоже была блондинкой! Мало того, она носила высокие белые чулки с подвязками! Но это ещё не всё! На ней был чёрный костюм готической лолиты! Голубые глаза задорно сверкали, а красивое лицо выражало ехидство и предвкушение. Она была бы великолепна, вот только один-единственный нюанс портил всю картину. Грудь! Её грудь была маленькой! Не просто маленькой, а почти несуществующей! Меньше, чем у любого ангела, что я когда-либо встречал! Меньше, чем даже у Конеко-чан. И если Конеко-чан ещё предстояло подрасти, и, судя по сестре, обрести немалый объём, то вот эта милашка была уже почти взрослой и надежд у неё не было. Бедняга! Понятно, почему она перешла на сторону зла!

Стоп! О чём это я думаю? Меня сейчас будут убивать, а Ассию-чан заберут, и она вскоре тоже погибнет. Ддрайг, ты где?! Где ты, партнёр?! Выручи, спаси меня!

Но, как и следовало ожидать, ответа не было.

- Ассия-чан! Пожалуйста, спрячься где-нибудь!

- Но Исе-кун, я могу помо...

- Пожалуйста! Я не могу сейчас отвлекаться! Мне будет нужна твоя помощь после битвы! - отчаянно воскликнул я, и Ассия, кивнув, отошла к придорожным кустам.

- У-фу-фу! Так ты у нас герой! - засмеялась готическая блондинка.

- Как и ожидалось от моего парня! - зло улыбнулась Райнар.

- Давайте уже покончим с этим, - проворчал старик в федоре.

Я был в отчаянной ситуации. Против меня были четыре Падших, а я даже близко не достиг былой силы. Впрочем, во всей этой беспросветной тьме был один-единственный луч света. Мне хотя бы предстояло, по большей части, драться с красотками! Красотками с прекрасными большими сиськами! Ну ладно-ладно, прекрасные и большие были лишь у двоих из них.

Я собрал свою ауру в плотный комок, сконцентрировал жизнь и магию в глубинах мозга.

- Ассия-чан, присмотри, пожалуйста за придурком в шляпе!

- Но я...

- Просто следи за ним. Ты сделаешь это для меня?

- Да! Можешь рассчитывать Исе-сан!

Ну что же, пора. Я уже не таков, каким был когда-то. Мои силы пока не вернулись, а новые трюки могут оказаться недостаточными для победы. Но кое-что всегда останется со мной. Моё восхищение женской грудью, моя любовь к ней, моё восхищение ею. И эти чувства взаимны.

Воплотитесь, здоровые желания всех парней! Откройся, мир похоти и вожделения! Скажите, прекрасные, восхитительные и сексуальные сисечки, что собираются сделать ваши хозяйки? Позвольте мне услышать ваши прекрасные голоса!

[Билингва!]

Невидимая волна силы кольцом разошлась от меня, накрыв всех окружающих.

Я не подведу тебя, мой дорогой Исе!

Спасибо, Акено-чан, я всегда могу рассчитывать на тебя.

- Юма-чан, скажи, неужели тебе не понравилось наше свидание? - задал я вопрос, который интересовал меня очень давно. - Неужели ты не испытывала никаких чувств?

Я прекрасно провела время. Давно так не веселилась. А ты - милый и забавный

- Я едва не померла от скуки. Но дело есть дело, поэтому пришлось потерпеть.

- И тебе совсем не жалко было меня убивать?

Увы, без этого было не обойтись

- Мне нужно было уничтожить носителя Божественного Механизма, - Райнар звонко расхохоталась. - Это было совмещение приятного с полезным.

А ещё ты порвал мою одежду! Непростительно!

- Райнар, давай покончим с этим! - сказал угрюмый старик.

Ты мне тоже не нравишься ублюдок! Я залез в карман куртки и вытащил небольшой предмет. Раздался жужжащий звук, и из рукояти, сжатой в моей ладони, выросло светящееся лезвие. Жаль, что я не сильно преуспел в фехтовании. Жаль, что не умею, как Киба, здорово махать двумя мечами. Жаль, что не умею нормально стрелять из пистолета, поэтому оставил опасную игрушку дома, под стопкой порнухи. Жаль, что этот меч - совсем не привычный Аскалон. Но пока Ддрайг спит - это единственный выход.

- Убиваем парня, забираем монашку, и уходим! - раздался голос высокой красотки.

А жаль, пусть не красавчик, но он довольно симпатичный!

Ну прости, падший ангел-чан, что я не такой смазливый, как Юто!

- Меч? Райнар-чан, похоже твой любовничек повстречался с Зелзаном! - хихикнула готик-лоли.

Ублюдок мне никогда не нравился, но он был сильным, очень сильным! Нужно быть осторожней

Эй, красотка, мне просто повезло! Я просто маленький безобидный школьник! Пожалуйста, недооценивай меня!

Исе-кун, осторожней!

Я сделал шаг в сторону и в место, где я стоял, ударило копьё синего света. Ублюдок в шляпе, ты никогда мне не нравился!

- Исе-ку...

- Спасибо, Ассия-чан!

Я бросился вперёд, к Юме.

Я метну копьё ему в средину живота

Вовремя услышав предупреждение, я махнул мечом, и отбил копьё в сторону. Распахнулись крылья Райнар, и она отпрыгнула назад, копьё вновь материализовалось в его руке.

Я целюсь ему под левую лопатку

Шаг вправо, и жёлтое копьё высокой красотки пролетело мимо. Я взмахнул мечом, отражая удар копья Райнар и ударил левой рукой ей в живот. Моя бывшая подружка чуть согнулась, и у неё перехватило дыхание. Но на этом всё, чего я добился, закончилось.

Исе, справа!

Метну в средину спины

Я отпрыгнул влево, и копья, синее и розовое, пронеслись мимо и ударили в забор. Повернувшись к высокой красотке, я отбил копьё, отступил в сторону от летящего сзади копья Райнар, метнулся вперёд, подсёк её ногу и ударил раскрытой ладонью в грудную клетку чуть ниже горла. Красотка пролетела пару шагов и неуклюже упала на землю, не успев вовремя сгруппироваться.

Уйдя от ещё пары копий, которыми, как зайца в тире, меня обстреливали ангелы, и отбив ещё одно мечом, я бросился к готик-лоли. Подбегая к ней, чтобы не быть проткнутым как курица вертелом, я упал на землю, ушёл в перекат, и ухватил младшую из ангелов за лодыжку.

Поднимаясь, я дёрнул её за ногу, и швырнул навстречу Райнар.

- Интересно! - донёсся голос Шляпы. - Ты поставил на тех, кого коснулся, магическую печать.

Они это заметили? Он что, настолько хорош в магии? Это нечестно!

- Фу-фу-фу, мой милый Исе! - расхохоталась Райнар. - В прошлый раз тебе помогла неожиданность, но теперь мы знаем о твоей извращённой силе. Никого здесь не волнует, что перед смертью ты увидишь нас голыми!

А ещё это очень заводит!

Спасибо, готик-лоли-чан! Пусть у тебя маленькие сиськи, но ты всё равно самая лучшая!

Вновь полетели копья, вновь я, предупреждённый голосом сисек ангелов и милой груди Ассии-чан, избежал увечий и смерти. Ддрайг, проснись! Проснись, а то меня так и убьют!

- Подождите! Подождите! - заорал я. - Я хотел бы вам что-то сказать!

- Да? Ты решил спокойно умереть? - ехидно осведомилась готик-лоли.

Нет, Миттельт-чан, твоя высокая подружка гораздо, гораздо лучше тебя! И её сиськи великолепны, а твои - нет!

- Нет, просто хотел кое-что объяснить.

- И что же?

- Печать, что я на вас поставил, это не мой Разрыв Одеяний. Это новая техника, ради которой я пересмотрел шесть DVD-дисков Мацуды!

Падшие переглянулись, и тут же подобрались, мгновенно вскинув копья.

Я воздел вверх свободную руку и щёлкнул пальцами.

[Шибари]

Красные светящиеся шнуры взметнулись из мест, где я касался женских тел. Они захлестнули конечности Падших, заводя руки за спину, и сгибая ноги в коленях, пропуская себя между грудей и увязываясь затейливыми узлами. Трое из четырёх ангелов связанными тюками на землю. К сожалению, техника, которую я так долго и упорно отрабатывал на фигурках Милки Спирал, была не до конца отточенной, и я пока что не смог её совместить с Разрывом Одеяний. Так что открывшееся зрелище было незавершённым. Какая жалость! Саджи, ублюдок! Твой Священный Механизм - мечта каждого парня с горячей кровью! И ты, идиот, так и не научился им правильно пользоваться!

Исе-кун, берегись!

К сожалению, применение техники отняло силы и время, поэтому уклониться от копья Шляпы я так до конца и не смог. Мне удалось только немного уйти в сторону, так что синее светящееся лезвие лишь пропороло мне бок. Я почувствовал, как по ноге потекла горячая жидкость. И, к счастью, это была лишь кровь.

- Иссей! - ахнула Ассия.

Я побежал навстречу последнему Падшему, отчаянно взмахивая мечом. Ддрайг! Проснись! Проснись! Я же так...

"Я не сплю!"

Не в силах поверить своему счастью, я сосредоточился, и почувствовал, как тёплая гладкая чешуя охватывает до локтя мою руку.

[Усиление!]

Новая энергия наполнила моё тело, я почувствовал, как прибавляются силы, как мои движения становятся гораздо стремительней. Ддрайг!

"Как я соскучился по тебе, партнёр! Почему ты молчал? Почему не откликался?"

"Я не откликался? Сначала ты был слаб, чтобы услышать мой голос, а потом куда-то пропал! Тебя не было, на твоём месте лишь клубился туман! Лишь сейчас я услышал голоса, и потянулся в их направлении. Только сейчас я тебя нашёл!"

"Голоса? Какие голоса? Моих семпаев? Элши и Белзарда?"

В этой жизни я не входил в Джаггернаут Драйв, а значит мои семпаи ещё со мной!

"Нет, другие. Женские голоса, предупреждающие об опасности!"

Не может быть! Билингва - ты техника, находящая отклик в любом мужчине с горячей кровью! Как и ожидалось от моего партнёра, Красного Императора Сисек!

"Красного Императора... Что? ЧТО-О-О!"

Не время, Ддрайг, не время!

Истекая кровью, я атаковал Шляпу. К сожалению, тот был очень хорош. Пусть я сократил дистанцию, пусть метать копья уже было бессмысленно, но он прекрасно показал себя и в ближнем бою. Синее копьё отражало мои лихорадочные взмахи, и одновременно контратаковало. Даже будучи быстрее в два раза, я всё равно не мог с ним сравниться. С жужжащим звуком меч сталкивался с копьём, я парировал, парировал, парировал, неспособный переломить ход сражения. Сначала глубокий порез украсил мою щеку, затем копьё попало в раненный бок, и, наконец, остриё пронзило левое плечо. Рука обвисла плетью.

Ещё не всё потеряно, ублюдок! Десять секунд!

[Усиление!]

Движения противника замедлились и стали гораздо слабее. Я зло улыбнулся. Как я ждал этого момента! Я перебросил меч в раненную руку и, воспользовавшись новообретённой скоростью, ухватил запястье противника, вытянутое вперёд в выпаде. Воспользовавшись инерцией движения, я дёрнул противника на себя и, подсекая ногу, приёмом, который вызвал бы полное одобрение Мил-тан, тяжело уронил его на землю. Не давая Падшему встать, я подпрыгнул, рухнув на него, и вбивая колено в грудную клетку. Рука, укрытая красной чешуйчатой перчаткой с ярко-зелёным драгоценным камнем по центру, ударила в запрокинутое горло. Ангел захрипел.

Что-то в зрелище моей руки показалось странным, но обстановка не располагала к наблюдениям, поэтому, выхватив меч из неработающей руки, я вонзил его в плечевой сустав противника. После чего привстал и методично пронзил ему плечевые, локтевые и коленные суставы.

- Исе-кун! - воскликнула Ассия. - Ты в порядке? Теперь я могу тебе помочь?

- Спасибо, Ассия-чан! - сквозь зубы прошипел я, отпуская Священный Механизм.

Неожиданно навалилась усталость и в глазах потемнело. Я опустил веки, когда нежные руки коснулись моего плеча, а тёплое зелёное сияние начало убирать боль. Ассия быстро и с немалой сноровкой исцелила мои раны, включая царапину на плече, и я, поднявшись, окинул глазами поле боя. Трое ангелов лежали бесформенными кулями, из-за красных светящихся верёвок не в силах пошевелиться. Эти же верёвки несколькими витками проходили через очаровательные ротики, мешая издавать любые звуки, кроме мычания. Возле моих ног лежал, истекая кровью, Падший. А к боку, не разжимая объятий, прильнула прекрасная монашка.

- Ассия-чан, мне нужно кое о чём позаботиться, - сказал я, пристально взглянув на раненого ангела.

Его глаза лишь расширились, когда я вскинул меч. Светящееся лезвие, тихо вжикнув, вернулось в рукоять. Я положил верное оружие в карман, достал оттуда телефон, и набрал номер, который у меня всегда был забит в быстром наборе.

- Да, это я. Да. Да, неприятности. Мне нужна машина. Нет, закрытая, лучше микроавтобус или грузовик.

Вновь обведя поверженных противников взглядом, я размял запястья.

- Что ты задумал? - прохрипел Донасик (если я правильно запомнил его имя), а троица связанных девушек согласно замычала.

- То, что вам совершенно не понравится, - ответил я и начал стаскивать тела своих врагов, и складывать их в ряд.

Под мерное покачивание грузовичка, я сидел, плотно прижавшись к Ассии-чан, и внимательно рассматривал листок бумаги, сжатый в моих руках. Одну из тех листовок Гремори, что я взял у фамильяра любимой, перед свиданием с моей дорогой девушкой - прекрасной, восхитительной, предательской сукой Юмой-чан.

Пока решалась участь Падших, сама она, вместе с приспешниками, лежала в кузове, крепко примотанная транспортировочными нейлоновыми лентами к полу.

Мил-тан, как я не раз замечал, был человеком неисчерпаемых возможностей. После моего звонка, он быстро, буквально где-то за полчаса, раздобыл маленький грузовичок "Исузу", подъехал к нужному адресу. Я боялся, что будет поздно, что жители соседних домов вызовут полицию, но то ли барьер, поставленный ангелами, чтобы избежать внимания обывателей, ещё не распался, то ли схватка не привлекла ничьего внимания, то ли местные обитатели решили затаиться и не ввязываться в столь непонятную ситуацию. В любом случае, был барьер или нет, но машина, в чьей кабине с трудом помещалась впечатляющая фигура сенсея, подъехала к нужному месту без особых проблем.

Следуя моей просьбе, Мил-тан прихватил с собой моток металлического троса, которым мы тщательно и многократно страхуясь, перевязали раненного Падшего, после чего сердобольная Ассия-чан исцелила его раны. И затем, когда мы погрузили всех пленников в кузов, вовсю встал вопрос: "И что же теперь делать?".

Я был не готов, просто не готов, чтобы хладнокровно убить четырёх разумных существ, трое из которых были прекрасными девушками! Да, они были злыми, но не являлись воплощением зла и безумия, которым был убитый мною Фрид. Да, если бы голос сисек не вспыхнул путеводным маяком, и не высветил путь для моего партнёра, я был бы мёртв, а за мною вскоре последовала бы Ассия-чан. Но мне было не привыкать к подобному риску, почти каждое моё сражение грозило смертью мне и моим друзьям. К тому же сиськи этой Калаванэ-чан настолько великолепны, что её гибель была бы огромной потерей для всего мира! Её пёрышко, которое я видел в прошлой жизни, не могло показать и доли всей той роскоши!

Был ещё вариант, и его я обдумывал в данный момент. То, что Риас-чан позовёт брата, и Сарзекс-сан поместит моих пленников в какую-нибудь дьявольскую тюрьму, было маловероятно. Райнар и приспешники находились в городе самовольно, без одобрения начальства, к тому же член их группы напал на одну из слуг Гремори и серьёзно её ранил. Если я вызову Риас, то за жизни пленников нельзя будет дать ни иены, а значит это будет тем же убийством, пусть у меня останется отговорка: "это сделал не я". Это было неприемлемо! И если провалится мой основной план, вероятность успеха которого была ничтожной, мне не останется ничего другого, как... Отпустить их? Несмотря на то, что это несло риск как для меня, так и для Ассии, похоже, у меня не оставалось выбора.

- Иссей-кун, мы приехали, ньо! - вырвал меня из дум голос учителя.

Я резко поднял голову, и увидел, что мы уже на месте. Неподалёку возвышался знакомый многоэтажный жилой комплекс.

Я выскочил из кабины и забрался в кузов. Красные верёвки моего заклинания всё так же светились, и ангелы всё так же злобно прожигали меня взглядами.

- Вы в моей полной власти, - сказал я, раскрывая замки транспортной упряжи. - Не забывайте об этом.

Мои пальцы щёлкнули и верёвки, созданные заклинанием, распались искорками света.

- Ублюдок, ты не представляешь какую ошиб... - зарычала, вскакивая, готик-лоли.

Это было так ожидаемо! Я вновь щёлкнул пальцами. Из мест, где я касался их во время освобождения от лент, вновь взметнулись верёвки, и снова спеленали моих пленниц. Раздался глухой стук падающих тел.

- Исе-кун, ты в порядке? - раздался обеспокоенный голос Ассии-чан.

- Не беспокойся, просто возникли некоторые разногласия, с которыми мы разобрались. Ведь разобрались же? - спросил я падших ангелов.

Раздалось невнятное мычание, меня вновь обожгли злые взгляды, но, наконец, я получил три неохотных кивка. Из-за стягивающих их верёвок, великолепные, потрясающие и восхитительные сиськи Райнар-чан и Калаванэ-чан, подчёркнутые и приподнятые линиями пут, задорно колыхнулись. От этого зрелища я немножко застыл. Что бы такое спросить, чтобы они часто-часто закивали? Ха!

- Теперь я могу вас освободить?

Сработало! Это сработало! Хёдо Иссей - стратегический гений, силой мысли управляющий колыханием сисек!

Я по очереди коснулся девушек и их путы вновь спали. Они опять встали на ноги.

- Вставайте и пойдём! И помните, что это может повториться в любой момент. Только в следующий раз вы будете голыми!

- Куда мы идём, ублюдок? - вновь спросила Миттельт-чан.

- Выбирай выражения! Так меня называть позволено лишь моей девушке, а на свидание с тобой мы ещё не ходили!

- Куда мы идём, ублюдок? - повторила Райнар-чан вопрос подчинённой.

- Через минуту узнаете. Главное, не наделайте глупостей! От того, как себя поведёте, будет зависеть ваша судьба.

Мы прошли через огромные застеклённые двери роскошного жилого комплекса и, поднявшись по лестнице, прошли по коридору и подошли к одной из дверей. Я скрестил пальцы в кармане. Было ещё рано, слишком рано, чтобы в квартире появился обитатель, но, если сильно повезёт...

Вспышку магии за дверью почувствовал даже я. Мои пленницы, узнав родственную силу, воспрянули духом и удивлённо приподняли головы.

- Кто там? - раздался из-за двери знакомый голос.

- Меня зовут Хёдо Иссей. Я хочу поговорить о действиях некоторых ваших подчинённых!

Дверь открылась. На пороге стоял парень лет двадцати, с тёмно-каштановыми волосами, с несколькими светлыми прядями, свисающими на лоб, и небольшой бородкой. Он был красавчиком - из той породы ненавистных нам, простым парням, красавчиков, которым достаётся всё внимание девушек! В отличие от Кибы, он выглядел настоящим хулиганом, что делало его образ ещё больше привлекательным для девчонок, и что было крайне возмутительно!

- Азазель-сама! - изумлённо воскликнул хор падших ангелов.

- Райнар? Калаванэ? Миттельт? - удивился он. - Не ожидал вас увидеть в этом городе.

- Добрый день, Азазель-сенсей! - привычно поздоровался я.

Глава Падших никак не показал удивления, а глаза моих спутниц изумлённо расширились.

- Я хотел бы рассказать вам длинную, невероятную и очень захватывающую историю.

Азазель-сенсей кивнул, и мы последовали за ним в квартиру.

Апартаменты главы падших ангелов, видимо, были в стадии подготовки. И, учитывая просто безумную скорость строительства представителей сверхъестественного (мой шестиэтажный особняк был построен всего за ночь, равно как и совершён капитальный ремонт Академии после схваток с разными ублюдками), это было странновато. Роскошная мебель была сдвинута куда-то в угол и накрыта чехлами, вокруг стояло множество больших картонных коробок и даже лежала упаковка нераспечатанной игровой консоли. Вид квартира имела нежилой.

Но сейчас состояние квартиры правителя Григори меня интересовало в последнюю очередь. Как и состояние его одежды - на Азазель-сенсее был длинный красный плащ, а не юката, в которой я его встретил в первый раз.

Я помог сенсею отодвинуть пару диванов и перетащить столик, он сходил на кухню и вскоре вернулся, приготовив чай. За всё время никто не промолвил ни слова. Когда, наконец, все удобно расположились за чашкой чая (даже у главы Григори чай уступал божественному напитку Акено-чан!), Азазель-сенсей коротко бросил:

- Рассказывай.

- Подождите, сенсей, я хочу, чтобы вы кое с кем поговорили!

Достав телефон, я набрал номер, и, дождавшись ответа, сказал:

- Мил-тан, дай, пожалуйста, трубку нашему гостю!

Передав телефон Азазель-сенсею, я приготовился ждать.

- Слушаю. Да. Да. Быстро ко мне! Сейчас же! - после этого он вернул телефон.

- Мил-тан, теперь его можно развязать.

Ждать пришлось недолго. Пусть адреса, куда идти, так и не прозвучало, но через минуту раздался звонок, Азазель-сенсей открыл дверь и молча впустил мрачного Донасика. И под словом "мрачного" я имею в виду "гораздо мрачней, чем обычно". Видок у него ещё тот! Одежда продырявлена в нескольких местах, плащ и штаны обильно покрыты кровью, а неизменная шляпа выглядит так, словно на неё сначала сели, а потом долго прыгали и топтали ногами.

Вот так все и расположились - мы с сенсеем в отдельных креслах, а четвёрка Райнар, словно провинившиеся школьники перед заседанием студсовета, сидели на диване.

- Итак, я готов выслушать, - напомнил Азазель-сенсей.

Я отхлебнул чая, обвёл глазами ангелов, на пару секунд выпал из реальности на груди Калаванэ, и только потом заговорил:

- Всё началось с того, что с того, что я умер. Хотя нет. Всё началось с того, что у меня, одного из самых презираемых извращенцев Академии Куо, появилась девушка.

Я начал рассказывать порядку свою трогательную историю первой любви, но не успел я войти в размеренный ритм повествования, как Райнар возмущённо закричала:

- Враньё! Азазель-сама, он соврал! Он поймал копьё рукой, а затем применил на мне свою возмутительную магию! Ублюдок! Ты знаешь, как долго я продумывала детали своего костюма? Чтобы он был одновременно сексуальным, агрессивным, но при этом стильным? Знаешь, сколько стоило его пошить? А наложить чары, думаешь это бесплатно? И всё насмарку, из-за тебя!

Эй! Она пыталась меня убить, нанизать на копьё, как курицу на вертел, но почему я чувствую себя виноватым? Возмущённая Райнар внезапно замолчала, остановленная коротким жестом сенсея, и я продолжил рассказ.

Это было чистой импровизацией, я не продумывал детали рассказа, не задумывался над его содержанием, ведь на этот раз мне было наплевать, поверит мне кто-то или нет. Своей цели я добился - Азазель-сенсей придумает им какое-нибудь наказание, а значит проблема ангелов отпадёт сама по себе. Единственное, я не стал рассказывать про детали прошлого моих друзей, ведь они не были моими секретами.

Я рассказал об участи Ассии, об последней конфронтации с Райнар, рассказал про три пера - всё, что осталось от Падших после их сражения с Риас. И рассказал, какими были последние мгновения жизни Амано Юмы.

Лица мятежных ангелов мрачнели - слишком подробные детали прозвучали, слишком вероятным было такое развитие событий, слишком много я знал о замыслах Райнар, о которых принципиально не мог даже подозревать. И то, что на данный момент они вот уже три дня как должны быть мертвы, никого не оставило равнодушным.

Я вскользь упомянул инцидент с Райзером, пропустив почти всё, кроме подробного и детального описания внешности и фигур членов его свиты (по совместительству гарема), проигрыша в рейтинговой игре и моей последующей победы.

А затем я рассказал о Фриде и Балбе Галилее, об предательстве Кокабиэля и о нашем столкновении на территории Академии. Азазель-сенсей слушал, сложив руки под подбородком, и его сосредоточенное внимание словно обретало материальность. Наконец, я сделал паузу, указал взглядом на мятежных ангелов и спросил:

- Азазель-сенсей, а они знают об вашем отце? Должны ли знать?

Глава Григори кивнул, встал, и отдал приказ:

- Райнар, Донасик, Калаванэ и Миттельт. Вы отправляетесь в Преисподнюю и будете ждать моего решения. Вы пошли против моих прямых приказов, а, значит, вас ждёт наказание.

Ангелы удручённо кивнули, Донасик взмахнул рукой, и на полу разгорелся крылатый круг ангельской печати телепортации.

- Сенсей! - неожиданно для себя выпалил я.

Азазель-сенсей повернулся ко мне, и вопросительно наклонил голову. Падшие тоже остановились, почему-то не спеша отправляться прочь.

- Райнар делала это из любви! Она хотела обрести силу Сумеречного Исцеления, хотела понравиться вам и Шемхазай-сану, быть полезной и нужной. Так что не надо её в Коцит!

- Даже несмотря на то, что она хотела убить тебя и твою подружку?

- Ну... - на это действительно было трудно возразить. - Не она первая, не она последняя! К тому же посмотрите, какая у неё фигура! И какая грудь! И у Калаванэ! И у Мит... Ах да, прости-прости, прими мои соболезнования!

- Я убью тебя, мерзкое похотливое животное! - зарычала готик-лоли.

- Да-да, слышу это постоянно. Не расстраивайся, может они вырастут! А пока что пей больше молока!

Миттельт фыркнула, и первой шагнула в круг, а за ней последовала остальная троица. Когда сияние печати погасло, мы вернулись к прерванной беседе.

- И ты знаешь, что Библейский бог...

- Да, бог мёртв. Это рассказал Кокабиэль. Он снова хотел начать войну и стравить все фракции. Идиот!

Я продолжил рассказ, не забыл о предательства Вали (почему-то сенсея это ни капли не удивило), рассказал об Офис и её желании обрести тишину в Пространственном Разломе, рассказал о Бригаде Хаоса, о Героической Фракции, о Локи и Фенрире, и, наконец, о моей собственной смерти, и событиях, прошедших после неё.

Лично для меня всё, что произошло после смерти показалось бредом, вспышками видений умирающего сознания, но сенсей считал иначе.

- Ты не возражаешь? - спросил он, засунул руки в печать, возникшую прямо перед ним в воздухе, и начал один за другим извлекать устрашающего вида предметы.

- Валяйте! Я был в вашем институте, вряд ли будет хуже.

Азазель взял анализ моей крови, попросил сосредоточить ауру и взял фрагмент для исследования, а затем по его просьбе я показал свой Священный Механизм. Через пару минут, когда процедуры были завершены, он непререкаемым тоном велел:

- А теперь опиши человека из твоего сна, и, особенно, чашу в его руках.

Я задумался, напрягая память.

- Он был чем-то похож на Вали - только немного постарше, и с бородкой. А ещё он был одет как Сарзекс-сан, только одежда была серебристого цвета.

- А чаша?

- Чаша - небольшая, золотая, похожая на старинную. Как их правильно зовут? Кубок? На ней были узоры, разные кольца и овалы. Размером чуть больше ладони. И она была у него не в руках, она висела перед ним в воздухе, а затем вновь исчезла, словно в другом измерении.

Азазель-сенсей долго заставлял меня вспоминать внешность чаши, описать, и даже зарисовать каждый изгиб узора, а затем пронзил меня мрачным взглядом.

- Если это то, чего я боюсь, то встреченный тобой человек, вернее, дьявол - Ризевим Ливан Люцифер, сын первого Люцифера. Он был одним из сильнейших дьяволов среди фракции Старых Сатан. Именно благодаря ему детство Вали было непрерывным кошмаром.

- Но погодите, сенсей! Разве это всё было взаправду? Разве это не бред умирающего?

- Место, которое ты описал, очень похоже на Трансильванию. А кубок - на один из сильнейших Священных Механизмов, один из Лонгинусов - Грааль Сефирота. Чаша, способная воскрешать мёртвых и возвращать их в мир живых. Чаша, управляющая самой основой жизни и души. И если подобный Механизм оказался в руках одного из самых опасных существ в мире, нас ждут действительно плохие времена.

- Скажите, сенсей, а Трансильвания - это там, где вампиры?

- Конечно.

- Там, где жил Гаспер?

- Тот дампир, переодевающийся девчонкой, про которого ты говорил? Его фамилия Влади - а это один из главных родов вампиров.

- А как можно попасть в эту Трансильванию? Похоже, у меня там есть дело.

Я стоял посреди океана пламени и горячие языки лизали мои руки и одежду. Я чувствовал тепло, огоньки пробегали между пальцами и послушно останавливались, танцуя на ладонях. Среди потоков живого огня возвышалась огромная подавляющая чешуйчатая фигура с острым рогом во лбу.

- Партнёр! - заорал я. - Где ты был? Почему я не мог к тебе докричаться? Что это был за туман?

- Здравствуй, Иссей. Мы с тобой так толком и не поздоровались.

- Но я знаю тебя тысячу лет! Ты - мой друг и партнёр. Ты всегда был со мной, помогал мне. Ты меня научил пути дракона!

- Пути дракона? И каков же он?

- Ну, драконы - это сила! Сила привлекает девушек! А девушки - это не только прекрасные сиськи, но и очаровательные попки, великолепные ножки, милые личи...

- Хватит! Я действительно тебе такое сказал?

- Да! Это было перед самой битвой с Райзером!

- Которой ещё не было.

- Ах да, забыл спросить, так что же со мной на самом деле случилось?

- Ты исчез. Ты пропал бесследно. На твоём месте оказалось что-то другое. Мне казалось, что вот-вот меня выбросит прочь, ожидать рождения следующего носителя.

- Нет! Только не это!

- Но в том хаосе, что возник на твоём месте, оставалась частица тебя. И я смог удержаться от реинкарнации. И в том калейдоскопе силы, что бушевала на твоём месте, это оказалось сделать непросто.

- Спасибо, спасибо тебе партнёр! Ты - самый лучший дракон! Лучше Альбиона в тысячу раз!

- Кстати, о Альбионе. То, что ты рассказал Падшему, действительно правда?

- Подожди! Но ты же всегда знал, что я знаю, и слышал, что я думаю!

- Раньше я был с тобой всегда. Но последние полгода это был не я. Ещё не я.

Мне стало стыдно. Звучало так, словно я бросил своего друга.

- Прости! Прости что я умер! Прости, что не оправдал звание...

- Сиськодракона! Тебя, моего носителя, называли Сиськодраконом! А ведь я - Красный Император! Я - Валлийский Дракон! Я - Ддрайг!

- Ну, прости, прости! Зато Альбиона прозвали Попкодраконом!

- И впервые в жизни я сочувствую вечному врагу!

- Ага! В будущем вы даже почти помирились!

- Но теперь такого не будет. Я не допущу!

- Правильно, мы в месте не допустим! Какой же из Вали Попкодракон? Он же даже не глянул на Куроку, а у неё не только отличные сиськи, но и красивая круглая упругая...

- Я совсем не это имел в виду!

Он прав! Ужасная идея раскалённой иглой пронзила мой мозг.

- Погоди! Ты хочешь сказать, что он не пялился на попку Куроки-чан, потому что она женская? Бедный Альбион!

- Бедный я!

- Победа! Ещё одна сокрушительная победа!

- Вознесём Богу за это благодарность!

- Аминь!

- Эй, я тут пытаюсь сосредоточиться!

- А мы устраиваем тебе реальные условия! Сколько я видел тех, кто терялся на поле боя, потому что привык тренироваться в тихом спокойном додзё!

- Спасибо, ангел-сама, что помогаете Исе-куну с тренировкой!

Я зарычал и вновь собрал ауру и пытался сформировать из неё круг. Пока Азазель-сенсей играл с Ассией-чан в гонки (и, в отличие от меня, ей-то он поддавался, позволяя выигрывать один раз из пяти), я пытался освоить магию перемещения.

К сожалению, мне не подходили способы дьяволов, пусть и к концу своей жизни я их освоил. И даже если кто-то будет смеяться, что подобное в Преисподней сможет провернуть даже двухлетний ребёнок, но для меня это было большим достижением.

Но обычный способ низших дьяволов мне не подходил. Там телепортация происходила из магического круга к печати призыва и обратно, совершался прыжок от маяка к маяку, требовавший мизерного количества силы. Умение, которое я осваивал в данный момент - это перенос себя в воображаемую точку, без какой-либо привязки и координат. Та самая телепортация, с помощью которой Грэфия-сан помешала нашему сексу с моей Риас. Та самая, которой ублюдок Райзер не только появился в Оккультном Клубе, но и притащил туда весь свой гарем. Та самая, которой пользовались высшие ангелы, дьяволы и Падшие, обладали некоторые экзорцисты и маги.

Мне было страшновато, я думал, что придётся обучаться всем этим жутким формулам и расчётам, про которые когда-то говорила Россвайс, но, к счастью, Азазель-сенсей меня успокоил, а заодно и прояснил, каким образом работают мои магические техники.

Магия, которой обладала Россвайс, западная магия, была не единственной. Помимо неё существовала магия восточная, под названием Волшебство. И если западной магии был свойственен порядок - все эти формулы, чертежи, расчёты и схемы, то Волшебство было другим. Оно основывалось на заклинаниях дьяволов и чудесах ангелов, подчинялось воле и воображению. А значит, мне не нужна была демоническая энергия реинкарнированного дьявола, чтобы использовать заклинания.

Я было обрадовался, ведь моё воображение не знало границ! Я без проблем мог представить обнажённые тела Риас, Ассии, или Конеко, мог вообразить любые сиськи, которые когда-либо видел в жизни, мог представить такие пикантные ситуации, что кровь сама брызгала из ноздрей! Вот только в телепортации это не помогало.

- Итак, Иссей-кун, попробуй заново. Представляешь место отправления, держишь в голове место назначения, соединяешь их вместе, охватываешь аурой себя и объект транспортировки и переносишься. Проще простого!

- Да, проще простого, Исе-кун! Делаешь вот так!

Ассия-чан взяла фигурку Райче-куна, которую я вновь выиграл ей в автомате, после чего положила её на возникший перед ней магический круг со струящимся узором ангельской магии. Игрушку окутало белое сияние, и она в мгновение ока оказалась прямо передо мной. Ну прости, прости Ассия-чан, что я не настолько талантлив, как ты!

Я вновь закрыл глаза и сосредоточился. Представить место отправления. Представить место назначения. Соединить.

- Ассия-чан, пока Иссей-кун занят, давай я кое-что покажу!

Я настороженно приоткрыл один глаз. У сенсея в руках был какой-то очень толстый журнал. Надеюсь он не научит невинную Ассию-чан чему-нибудь плохому?

- Что это, Азазель-сама?

- Это каталог хорошего женского белья. Ведь негоже такой красавице ходить в чём попало!

- Сенсей, вы не можете... - не выдержал я.

- Иссей, тебе нужно заниматься! Нужно сосредоточиться на магии! - отрезал Падший.

Я ненавижу вас! Ненавижу вас, учитель!

То, что настал день, которого я очень боялся, стало известно не по календарю телефона. Лучшим индикатором, что "что-то пошло не так" стали мрачные лица Юто и Конеко-чан, а также то, что прошедшая мимо Риас была настолько погружена в себя, что даже не удостоила меня (подлеца и подозрительного типа!) даже мимолётного взгляда. Было понятно, что встреча с Райзером состоялась, и результат её ничем не отличался от памятного мне события.

Нет, было бы лестно считать себя пупом земли, главным героем сённен-манги или там центральным персонажем ранобе, вокруг которого крутится весь мир. Но я отлично помнил, что мои действия во время встречи привели только к тому, что ублюдок Райзер начал целоваться со своими фигурами прямо на глазах у будущей невесты. Провести рейтинговую игру предложила Грэфия-сан, а значит это останется неизменным.

Меня так и подмывало вновь показаться на глаза Риас, вновь предложить ей себя, обеспечить возможность выиграть этот бой. Это могло бы решить все проблемы - с силой восьми Пешек, со знанием силы Райзера и его фигур, мы бы непременно победили. Но я боялся. Сейчас, в данную минуту, я наладил хрупкий мостик взаимопонимания, пусть не с ней, но хотя бы с двумя бывшими друзьями. И любое неосторожное движение могло всё разрушить. Как, к примеру, такое, что я собирался совершить сейчас.

Увидав низенькую беловолосую фигурку, идущую мимо бейсбольного поля, я вышел из-за дерева и встал перед ней.

- Чего тебе надо, Хёдо, - невозмутимо спросила меня Конеко-чан.

- Как я понимаю, встреча с Райзером произошла, и вы отправляетесь на десятидневную тренировку?

- Верно, - в её голосе так и не прозвучало удивления.

- И ты хочешь стать сильнее, чтобы защитить Риас-чан!

- Не произноси её имени так фамильярно, - холодным голосом сказала Конеко.

- Так да?

- Да.

- У тебя есть сила. У тебя есть огромная сила, но ты боишься ей пользоваться!

- Замолчи.

- У тебя есть сендзюцу и ёдзюцу! Ты можешь стать гораздо сильнее! Просто тебе нужно на время перестать быть Конеко и вновь стать Широной!

Я заметил её удар - всё же старый опыт и новые тренировки не проходят зря. Но не стал уклоняться. Маленький кулачок мелькнул в воздухе и с силой пневматического забивателя свай обрушился мне на грудь. Я отлетел прочь и покатился по земле. Плевать! Ассия-чан исцелит любые раны, а для Конеко-чан, моего дорогого кохая, я вытерплю что угодно. Мои ноги слегка дрожали, но я поднялся и вновь подошёл к ней.

- Ты отвратителен.

Вот так, прямо в самое сердце! Я мог остановить её, обездвижить, заставить выслушать себя, но это было бы худшим развитием событий.

- Конеко-чан, что ты знаешь о своей сестре? Что ты знаешь о Куроке?

- Уходи.

- Ты думаешь, что она опьянела от силы, что её поглотила ярость сендзюцу и она убила своего доброго мастера?

- Убирайся.

- Думаешь, этим она предала тебя? Обрекла тебя на смерть?

- Да.

- Курока прекрасно контролирует свою силу!

- Значит, сестра виновата ещё больше.

- А знаешь, почему она убила хозяина? Почему выбрала судьбу беглого дьявола, постоянный риск поимки и смерти? Почему разрушила ту близость, что когда-то была между вами?

- Почему?

- Она хотела защитить тебя! Её хозяин видел твой потенциал! Именно он желал силы, именно он хотел исследовать тебя, провести над тобой кучу ужасных опытов, создать из тебя супер-дьявола. И Курока-чан пожертвовала собой, пожертвовала всем, что имела, чтобы тебя спасти. Именно благодаря ей, ты не разделила судьбу Кибы!

Конеко молчала, внимательно глядя на меня немигающими золотыми глазами. То, что мои рёбра всё ещё оставались целыми, я посчитал прекрасным знаком, поэтому развил наступление.

- Конеко! Сендзюцу - опасная штука, она может поглотить неосторожного. Но ты - некошу! Сендзюцу и ёдзюцу - часть тебя, часть твоей природы! И отвергая их, ты отвергаешь себя! Райзер очень силён, и его свита - пятнадцать сильных фигур. В прошлый раз с вами был я, обладатель силы Красного Императора Драконов, но мы всё равно проиграли! Вы должны изучить противника, узнать его слабые места, но этого недостаточно! Вам нужна сила, любая сила!

Конеко продолжала молчать. И я сделал ещё одну попытку, позволил выплеснуться надеждам своего сердца:

- Конеко-чан, пожалуйста, передай Президенту, что я смогу помочь. Я могу стать её Пешкой, это позволит ей получить победу. Пусть она мне не доверяет, но разве в данный момент это настолько важно?

- Хорошо.

Конеко развернулась и зашагала в сторону Оккультного Клуба.

Весь день я сидел как на иголках. Я ждал, затаив дыхание, появления Юто или Конеко, ждал, что меня вызовут к Председателю или же ещё каким-то образом устроят встречу с Риас. Друзья видели моё состояние и пытались хоть как-то расшевелить, узнать, что происходит. Но я молчал, не в силах уделить внимания не то что предметам, а даже стройным ножкам одноклассниц.

Но когда уроки закончились, когда я, не выдержав, побежал искать товарищей, обнаружил, что двери Клуба Оккультных Исследований крепко закрыты. Я тут же побежал в Студсовет, но Сона-кайчо, которая вместе с Цубаки-чан одарила меня неприветливыми взглядами, поведала, что Риас Гремори уехала на десять дней по делам Оккультного Клуба.

Я почувствовал, как моя надежда со стеклянным звоном разбивается, и осыпается острыми осколками.

Мне казалось, что ситуация критическая, что никак не может стать ещё хуже, что на этом сюрпризы текущего дня завершились. Как же наивен я был!

Мы с Ассией-чан прибыли на вечернюю тренировку и переоделись в нашу тренировочную форму, но Мацуды с Мотохамой почему-то до сих пор не было. Мне казалось, что мы уже прошли тот период, когда Мил-тан-сенсею приходилось приволакивать моих упирающихся друзей за шиворот.

В любом случае, времени терять не стоило, и мы с Ассией занялись разминкой и растяжкой. Наконец, когда мы уже были готовы приступить к занятиям, я увидел Мацуду и Мотохаму, неторопливо приближающихся к месту тренировки.

- Где вы бродите? - накинулся на них я. - Мы уже давно начали! Быстрее переодевайтесь!

- Иссей, я должен тебе кое-что сказать, - блеснул очками Мотохама.

- Чего?

- Я пас.

- Что?

Не понял, что он имеет в виду?

- Я больше не буду ходить на тренировки.

Это был тяжёлый и сокрушительный удар.

- Что? Но как же так, Мацуда, скажи ему!

- Я тоже ухожу.

Моё сердце пропустило удар. Почему?

- Но мы же обещали друг другу стать крутыми! Чтобы встречаться с девушками и когда-нибудь потерять девственность!

- Я уже трижды проводил домой Катасе, и в выходные у меня с ней будет свидание! - самодовольно задрал нос Мотохама.

Что? Как? Неужели он переспит с девушкой раньше меня? Это недопустимо! Ублюдок! Как ты смеешь называть себя моим другом? Когда ты вообще успел закадрить не кого-нибудь, а вице-капитана клуба кендо? Разве Катасе не западала на смазливую мордашку Кибы? Разве не называла тебя отвратительным животным и мерзким извращенцем?

- Мацуда, ну хоть ты скажи ему! - взмолился я.

- Это будет двойное свидание! - глаза Мацуды превратились в довольные щёлочки, а рот растянулся в улыбке до ушей. - Мы с Айкой-чан составим им компанию!

- Не-е-е-е-е-ет! - я рухнул на колени и ухватился за волосы. - И ты, Мацуда? Но мы же всегда были вместе! Мы же всегда были Извращённой Троицей! Мы мечтали завести свой гарем!

- Давай останемся просто друзьями, - сказал Мотохама.

- Мы добились, чего хотели, поэтому желаем тебе удачи! - поддакнул Мацуда.

Я смотрел в спины двух тех, кто вонзил отравленный нож предательства прямо в мою беззащитную спину и горькие слёзы катились по моим щекам. Рядом, обняв меня за руку, стояла Ассия-чан. Она поняла из нашего разговора не всё, но, видимо, основную мысль ухватила. Спасибо, Ассия-чан, ты настоящий ангел и воплощение милосердия!

Внезапно мне на плечо легла широкая ладонь. Я повернул голову, и увидел торжественное выражение на лице учителя. Его ясные детские глаза тоже блестели от влаги.

- Не всем, Исе-кун, под силу тяжёлый путь настоящей девочки волшебницы. Поверь мне, ньо!

Горячий пот заливал мне глаза, а горячий пульс мерно стучал в виски. Закончится! Вот-вот это всё закончится! Скоро я опять буду свободен, скоро-скоро это прекратится, чтобы потом возобновиться следующим кругом мучений. Пятьдесят метров. Двадцать метров. Три метра. Финиш!

Я нашёл в себе силы стянуть с плеча лямки огромного рюкзака, и он тяжело рухнул на землю, громко лязгнув железом. Это было хорошей идеей, и я упал рядом на траву, раскинув руки в позе морской звезды. Свободен! Тренировка закончена! Финальная пробежка завершена! Как хорошо, что юбка у девочки-волшебницы настолько короткая, что прохладный ветерок свободно овевает разгорячённое тело и сушит обильный пот.

С тихим всхлипом рядом со мной упала Ассия-чан. Мы с трудом повернули головы друг к другу и выдавили по слабой улыбке.

- Фу-фу-фу, наши девочки-волшебницы совсем выдохлись! - послышался знакомый голос.

Моё тело сделало неимоверное усилие, развернув голову в сторону звука. Рядом с Мил-тан стоял Азазель-сенсей, и по сравнению с горой мышц девочки волшебницы его фигура казалась детской и субтильной. "Здравствуйте, сенсей" - так хотел сказать я, но сил на разговор совсем не осталось.

Стоп! Что делает глава Падших здесь, на нашей тренировке? Почему они мило разговаривают с Мил-тан, и что за книга у него в руках. Почему на глазах Мил-тан светлые слёзы радости?

Я сфокусировал глаза на обложке. "Твоя жизнь в твоих руках! Управляй ею!". Странно, мне казалось, что кому-кому, а Мил-тан-сенсею совершенно не нужны модные книжки по личностному росту. Хотя что это там ниже шрифтом помельче? Я напряг зрение. "Ки. Аура. Тоуки. Сендзюцу". Эй, а разве сендзюцу не опасно? Разве от него не впадают в ярость? Представив себе девочку-волшебницу, ревущую и бьющую себя в мускулистую грудь, которая мимоходом сокрушает дома, я сглотнул. А с другой стороны, тоуки - это круто, и если он сможет её освоить... Я сглотнул ещё раз.

Тут ужасная мысль медленной змеёй проползла в мою голову. Внезапно я понял, что наши с Ассией-чан занятия перетерпят сильные изменения. Надеюсь, сендзюцу - это не больно.

Правитель Падших благосклонно взирал на маленькие фигурки Милки Спирал, которые, повинуясь моей воле, пропадали и возникали в совершенно невообразимых местах. Как же я был глуп, и как оказалось всё просто! Мне же сказали, что волшебство основано лишь на силе воображения, а я, как дурацкий герой какого-то аниме старался Превозмочь!

Итак! Представляем место отправления, представляем место назначения, представляем красивую женскую грудь в этом самом месте (с попками и ножками работает тоже!) и пытаемся потянуться к нужным девичьим прелестям! У пространства, такого упорного и неподатливого, не остаётся ни малейших шансов!

Азазель-сенсей остался вполне доволен демонстрацией. Он кивнул своим мыслям, и сказал:

- Прекрасно, теперь подождём нового участника нашей маленькой экспедиции.

- Азазель-сенсей, но я думал, что мы отправимся вдвоём!

- Прости, Исе-кун, но я пойти не могу.

- Но почему? Я стал гораздо сильнее, но не уверен, что справлюсь. К тому же я даже не восстановил свою форму!

- Понимаешь, Иссей, если мы попадём туда, куда я думаю, то присутствие главы Падших может вызвать серьёзные политические осложнения.

Ах да, Риас постоянно мне говорила об этом. Члены трёх фракций связаны кучей ограничений, ведь любые их действия могут потянуть за собой серьёзные последствия. Именно это думал Кокабиэль, нападая на Куо, именно про это говорили Ирина и Зиновия, когда разыскивали похитителя Экскалибуров. Но кто же тогда будет моим спутником.

Звонок в дверь прервал мои размышления. Я вскочил, в ожидании напарника. Надеюсь, это будет прекрасная девушка, с отпадной фигурой и большими упругими... Что? Ты-ы-ы-ы?

- Ты-ы-ы-ы?

- Здравствуй, Вали. Познакомься, это твой собрат. Его зовут Хёдо Иссей.

Передо мной стоял высокий парень с отвратительно привлекательными чертами лица настоящего красавчика, тёмно-серебряными волосами и зелёно-карими глазами. Вали внимательно оглядел меня с головы до ног, оставшись явно не в восторге от зрелища, но всё равно протянул руку. Я с радостью её пожал. Ещё один человек из моего прошлого-будущего, с которым я вновь могу наладить разрушенные связи.

- Вали Люцифер, Белый Император этого поколения.

- Хёдо Иссей, Красный Император Драконов. Позаботься обо мне! Хотя подожди... - ужасная мысль закралась в мою голову. - Ддрайг хочет спросить, а правда, что тебя, ученика самого извращённого ангела Преисподней, не интересуют девушки?

"Неправда, я такого не спрашивал!"

"Подожди, партнёр, это важно!"

- Да, можно сказать и так!

Что? Не-е-е-е-ет! Прости Альбион! Я понял, почему ты стал плохим и присоединился к Бригаде Хаоса!

- Сенсей, я никуда не пойду! Он играет за другую команду!

- Хёдо-сан, мужчины меня тоже не интересуют, - невинно улыбнулся этот падкий до мужских задниц краса... Что?

Я вообще ничего не понимаю! Видимо выражение изумления всё так же было написано на моём лице.

- Мне некогда отвлекаться на всякую ерунду, есть и более важные дела! - заявил Вали.

Да что не так с этим придурком?

- Сенсей! Можно с вами поговорить наедине?

Учитель кивнул, и прошли на кухню.

- Сенсей! Это же Вали Люцифер!

- Совершенно верно, ты же сам говорил, что в одиночку не справишься.

- Конечно, ведь я ещё недостаточно силён. Но Вали! Белый Император Драконов!

- Его сил хватит с лихвой.

- Сенсей, но он же предаст вас! Планирует предать!

- Значит пока этого не случилось, нужно воспользоваться его навыками.

Я мотнул головой. Нет, в будущем мы с Вали вполне неплохо поладили, и он оказался не таким уж мудаком, каким я его считал после заключения Мира Трёх Фракций, да и желание хорошо подраться, пусть и было мне чуждым (сражения - лишь средство на пути к моему гарему!), но хотя бы понятным. И всё равно, полагаться на настолько ненадёжного напарника было как-то странно.

- Как много Вали знает? - спросил я.

- Я сказал, что ты - Красный Император, но он это в любом случае узнал бы, просто появившись рядом с тобой. Ещё рассказал о миссии в Румынию, что нужно схватить и доставить обладателя Священного Механизма. И на этом всё.

- А как насчёт...

- Иссей-кун, это твои секреты. Я рад, что ты поделился ими со мной, это позволило мне скорректировать планы. Как исследователь я благодарен, что ты позволяешь мне изучить ещё один Лонгинус, а Ассия-чан - настолько редкий Механизм, как Сумеречное Исцеление. Я дрожу в предвкушении от того, что получу доступ к Граалю Сефирота.

Как и ожидалось от этого маньяка! Если бы я не знал, что он любит женщин и почти так же одержим сиськами, как я, то подумал бы, что Священные Механизмы - его фетиш! Стоп!

- Сенсей, а можно ли рассказать Вали о...

- Как я и сказал, это твои секреты. Какими делиться, а какими нет - лишь твой выбор.

- Но ведь если я скажу ему что-то не то, то ваши планы...

Сенсей запрокинул голову и весело заразно рассмеялся.

- Планы! Фу-фу-фу, Исе! Планы! Я живу очень долго, тысячи и тысячи лет. Я стоял за плечом Отца, видел больше сражений, чем существует сисек, о которых ты грезил. Я был подле Небесного Престола и терял Благодать. Я видел больше, чем ты сможешь представить, даже прожив десять жизней. А вот чего я не видел, так это плана, который исполнился, как задумывалось изначально, как тщательно бы ты ни планировал и сколько неожиданностей бы ни старался предусмотреть.

Серьёзно? Даже правитель Падших? Но ведь Сона-кайчо прекрасно умеет строить планы, и они у неё всегда удаются!

- Ты, наверное, думаешь: "Что я сделал не так, когда пришёл к своей Риас? Я ведь мог подобрать другие слова, действовать немного по-другому!", верно?

- Ну-у-у-у, да!

- Ты можешь грызть себя за ошибки, строить предположения, засыпать себя кучей "а вот если бы!", но поверь видавшему виды ангелу - всегда случается что-то, что рушит самый продуманный план. Так вот, ты всё сделал правильно!

- То есть Риас, которая мне не поверила...

- И она всё сделала правильно! У тебя могло бы и получиться, но раз не вышло - адаптируйся! Планы строить необходимо! Но руководствоваться ими стоит лишь как указателем в общем направлении, а не жёсткой колеёй, с по которой двигаешься не съезжая. Так что не беспокойся, ко всему, что ты расскажешь Вали, я готов.

Мы вернулись в гостиную, Вали невозмутимо откинулся в кресле. Что ж, сенсей, вы сами напросились!

- Вали, ты считаешь, что мы с тобой встречаемся впервые. Ты знаешь, что нашей встрече суждено было случиться, и не удивлён.

Тот не понял, что я имею в виду, но всё-таки кивнул.

- Так вот, я знаю, что ты собираешься предать сенсея. Что тебе нравятся сражения. Что ты решил присоединиться к Бригаде Хаоса, чтобы найти как можно более сильных врагов!

При моих словах Вали мгновенно напрягся, подобрался, готовясь к атаке, но увидев лицо Азазель-сенсея, выражающее какое-то отеческое умиление, вновь откинулся в кресле.

- Но если хочешь хорошо подраться, то тебе как раз нужно быть на стороне сенсея!

- Почему? - в глазах Вали зажегся интерес.

- Я могу назвать одно имя. Ризевим Ливан Люцифе-х-х-х-х-р...

Он был очень быстр. Я не заметил, как он вскочил, не заметил, как метнулся ко мне (а ведь мой боевой опыт когда-то позволял бороться с ним на равных!), а руку, ухватившую меня за горло и выдернувшую меня из кресла, я воспринял лишь как размытую полосу.

- Говори! Что ты знаешь о нём?

Я поднял руку, и лишь ткнул пальцем в своё горло. Он кивнул и разжал пальцы. Я тяжело рухнул в кресло, после чего он тоже сел.

- Место, в которое мы отправляемся, как-то связано с ним. У меня было видение, многомесячный сон о возможном будущем. В этом видении он был моим врагом.

- Видения? Всего лишь видения? - разочарованно бросил Вали.

- Исе-кун слишком осторожничает, - вмешался сенсей. - Мои исследования показали, что его душа прошла через очень серьёзные изменения и теперь больше напоминает драконью, что его тело обрело некоторые особенности, присущие ангелам и дьяволам, но при этом он остаётся человеком. Ну, насколько можно назвать человеком носителя Перчатки Красного Императора. К тому же события, о которых он рассказывает, не только правдоподобны, но и частично сбылись. Я могу с уверенностью сказать, что инцидент, произошедший в будущем, позволил Исе-куну как-то вернуться. Так что отнесись к его словам серьёзно.

Я благодарно кивнул сенсею. Лучше и не скажешь! Вот что значит быть правителем Григори!

- Мы с тобой были сначала врагами, потом соперниками, а потом и друзьями. Кстати, мы с Ддрайгом вам хорошенько наваляли!

- Можно прямо сейчас проверить твои слова! - вскинул голову Вали.

- Нет-нет, - замахал руками я. - Пока что я слабоват. Зато чуть попозже можем хорошо подраться.

- Не важно, главное - Ризевим.

- Ах да. Если ты хочешь с ним столкнуться, стоит остаться на стороне сенсея. Если ты так любишь драки, то лучшее место - на стороне крутых парней. Можно будет навалять Кокабиэлю, Локи, Фенриру, куче разных ублюдков типа Цао Цао или Георга, а на закуску ввалить твоему дедуле!

- Я подумаю над твоими словами.

- И, кстати, когда увидишь Офис-чан, передай, что Цао Цао хочет её предать и вытянуть её силу с помощью Самаэля. А с половиной сил она никогда не победит Великого Красного!

Если Вали и был удивлён, что я знаю Дракона Бесконечности, то не подал и виду.

- Передам.

- Да, кстати, Ддрайг просил спросить...

Зелёный кристалл появился у меня на руке.

"Не просил!"

- Ладно-ладно, партнёр, не злись. Так вот. Ты почему-то не любишь сиськи, а предпочитаешь попки, верно?

Глаза Вали выражали насторожённость и замешательство.

- Так вот, в новой жизни я решил измениться! И мне невыносимо, что имя "Попкодракон" получил ты!

- Я?

- Да, это имя дал тебе старик Один. Поэтому, не будете ли вы с Альбионом возражать, если мы с Ддрайгом будем обладать не только сиськами, но и попками?

"Не приплетай меня к своим фантазиям!", - замерцал кристалл у меня на руке.

- Э-э-э, полагаю, нет, - выдавил из себя Вали.

- Отлично! - я вскочил на ноги и вскинул в воздух украшенный зелёным камнем кулак. - Я буду Извращённым Императором Драконов! Ддрайг, мы с тобой прославимся, и я стану королём гарема!

Морозно-синяя аура сконцентрировалась на тыльной стороне ладони Вали, и превратилась в драгоценный камень, отличный от моего только цветом.

"Никогда не думал, что буду тебе сочувствовать, мой вечный враг!", раздался гремящий голос Альбиона.

Почему-то всё в предстоящем деле мне казалось событием то ли из крутого шпионского боевика, то ли главой сённен-манги. Миссия! S-ранг! Прокрасться на территорию врага! Похитить ценную охраняемую персону! У меня не в первый раз возникало похожее чувство, но впервые в жизни (и даже в нескольких жизнях!) мои действия больше подошли бы плохим парням.

Я собирался прогулять школу, прокрасться в чей-то дом, и ради личной выгоды похитить человека! Ну, не человека, вампира, но особой разницы я не видел. Кто-то бы сказал, что вампиры плохие, и я знал, что они отвратительно обращались с милашкой Гаспером, но это мало успокаивало. Ведь кто-то другой назвал плохими бы и дьяволов, а среди них я видел лишь любовь, доброту и сострадание. Спроси меня кто в прошлой жизни по поводу Падших, я бы считал их воплощённым злом. Но были Азазель-сенсей, Баракиэль, Шемхазай и множество прекрасных представителей расы, да чего уж говорить, даже Акено-чан, которую я очень любил, была наполовину Падшей. Ну а наше с Кибой мнение о третьей фракции, о Небесах, было нелестным ровно до тех пор, пока мы не встретили Михаэля-сана и других замечательных ангелов, к примеру, мою "самопровозглашённую" подругу детства, или восхитительную и милую Габриэль-сан.

В общем, мои попытки успокоить себя мыслями, что я иду сражаться с чистым злом, оказались провальными. Было приятно представить, что я иду спасать прекрасную принцессу, которая томится в вампирском плену, работая на износ, воскрешая разных архизлодеев, но рассчитывать на такое совсем не стоило. С моей удачей (я погиб на первом же свидании!), в замке вампиров мы найдём кого-то типа Цао Цао, полностью довольного своим положением высшего аристократа, с гаремом прекрасных вампирских девушек. И уговорить его последовать за двумя странными типами без боя не получится.

Но как бы мне ни хотелось никуда не идти, но я просто не видел выхода. Теперь, когда я не состою в Оккультном Клубе, у меня не получиться сблизиться с Акено-чан. Единственный путь восстановить эту близость, который приходил мне на ум - это помирить её с родным папой. Но теперь у меня была возможность общаться только с Падшими, а убеждать Баракиэль-сана в необходимости примирения с дочерью не было нужды - он и сам стремился к этому всем сердцем. И моё вмешательство только всё бы испортило! Оставался единственный вариант, и он попахивал безумием. Найти Святой Грааль и оживить умершую маму Акено-чан! Это сразу же решило бы все проблемы! Так что прости, вампирский красавчик с гаремом, но тебе предстоит ненадолго проехаться в Японию! Хотя нет, не вампирский: Механизм могут получить только люди, так что ты должен быть либо человеком, либо дампиром, как Гаспер!

Из раздумий меня вырвал голос сенсея.

- У меня всё готово, последнее оборудование прибыло. Отправляетесь в полдень, у вас полчаса на сборы и подготовку. Исе-кун, твой особый заказ тоже готов. И я позволил себе чуть доработать твоё оружие.

Сенсей засунул руку в воздух и достал знакомые рукояти мечей и пистолет Фрида.

- Свет Райнар-чан очень хорош и силён. Но, полагаю, мой будет немного лучше. Я заменил клинки, так что пусть это и не Святой Меч, но вполне серьёзная штука.

- Но сенсей, мы же не собираемся никого убивать! - возразил я.

- Иссей, сколько затей, в которых ты участвовал, не закончились дракой не на жизнь, а на смерть?

- Где-то, приблизительно, если не считать школу, игры в теннис и вышибалу... Ноль? Хорошо, спасибо, сенсей!

- Со стрельбой тебе бы следовало потренироваться, но пистолет тоже на всякий случай возьми. Я добавил немного магии, так что количество выстрелов увеличилось.

- Насколько?

- Настолько, что ты можешь не заботиться о патронах. По крайней мере, сегодня. Теперь поговорим о твоём особом заказе.

Азазель-сенсей вновь засунул руку в печать и достал квадратный прозрачный контейнер, наполненный светящимися мягким светом мячиками, размером с шарики для пинг-понга.

- Я сделал всё, что мог, чтобы превратить их в мощное оружие. Ты не первый, кому пришла в голову такая идея, её отбросили как неперспективную. Это сможет ослепить или даже обжечь дьявола, но ничего, кроме лёгкой злости у него не вызовет. Вампирам хуже - ожоги от святого света для них опасны вдвойне. Если ты раздавишь шар в руке, то вспышка не испепелит вампира, в отличие от солнечного света, но нанесёт ему ожоги, которые не исцелятся даже кровью или магией. Внутри - мой свет, он сильнее, так что повреждения будут тяжелей. Но если ты рассчитываешь таким образом вывести противника из строя - это бесполезно.

Мне стало не по себе. Идея, которая пришла мне в голову, была прекрасно опробована на Райзере. Только на этот вместо святой воды я решил использовать свет. Моей задумкой было ослепить и ошеломить побольше вампиров, если мы будем окружены. Но мысль, что мне придётся навсегда обезобразить какую-нибудь вампирскую фигуристую красотку, вызывала тошноту. Раз такое дело, может не стоит их брать с собой? Словно слушая мысли, Сенсей продолжил:

- Это подействует только на слабаков. Чистокровный сильный вампир сможет защитить себя магией, так что будь готов к неудаче!

Я кивнул. О чём тут можно говорить?

Сенсей положил на стол два прибора, сделанных в форме наручных часов.

- Это навигаторы и радары. Я добавил в них образцы вашей ауры, чтобы вы не слепили их засветкой. Приборы покажут направление и расстояние до ближайших Священных Механизмов. Чем мощнее механизм, тем ярче точка. Учтите, прибор может засечь лишь силу пробуждённого Механизма, то есть тебя, Исе, пару месяцев назад он бы почти не засёк, несмотря на то, что ты владеешь одним из Лонгинусов. Да и сейчас, пока ты не достиг Крушителя баланса, на экране покажется лишь обычный Механизм среднего ранга.

- Мне он не нужен, я могу почувствовать Механизмы и без посторонних устройств, - впервые подал голос Вали.

На лицо сенсея набежала тень.

- В тебе нет ни капли веселья! Ты идёшь на шпионскую миссию и даже не собираешься брать с собой шпионские устройства! Что я упустил в твоём воспитании?

Вали фыркнул и собрался отвернуться, но Сенсей не отступал.

- Кстати, о шпионских штуках! Было бы нежелательно, чтобы вас опознали. Поэтому вы наденете вот это!

Он выложил на стол два комплекта чёрной одежды.

- Настоящие шпионские костюмы! Прочные, удобные, неприметные! Позволяют раствориться в тенях и ударить исподтишка!

- Ура, сенсей, вы самый лучший! - не смог сдержать ликования я.

- Правда против вампиров это бесполезно. Они видят в темноте не хуже дьяволов.

Я огорчённо опустил голову. Тогда в чём смысл?

- А смысл, - вновь прочитал мысли учитель, - в том, чтобы скрыть ваши механизмы, даже если придётся их активировать. Ну, по крайней мере, твой, Исе. С Вали сложнее, но если ему придётся прибегнуть к Небесному Делителю, значит дела пошли настолько плохо, что маскировка больше не нужна.

- Но если его узнают, то будут проблемы! - возразил я.

- Все знают, что Вали связан со мной. Но он не принадлежит фракции Падших. Да и дьяволы не несут ответственности за его действия. К тому же он наполовину человек. Так что с этой стороны проблем не будет. Так что вперёд, готовность десять минут.

Мы с Вали разделись до трусов и начали натягивать костюмы. Они оказались трикотажными и плотно обтягивали тело. Если такое надеть на красивую девушку, то будет ещё то зрелище. Но мы - парни!

- Сенсей, а вам не кажется, что этот костюм какой-то...

- У меня есть костюм девочки-волшебницы! - с энтузиазмом сказал учитель.

- Этот костюм - просто прекрасен!

Впрочем, после того, как мы надели жилеты, ремённые перевязи, и ботинки на мягкой подошве, вид стал почти сносным. Я распихал по карманам и чехлам полученные от сенсея штуки и нацепил радар на запястье. Наконец, взяв в руки головной убор, с я сомнением стал вертеть его в руках. Это была шерстяная шапка с прорезями для глаз, которую в американских боевиках чаще всего носили грабители банков. Я не только иду на злодейскую миссию, так ещё и буду выглядеть как злодей!

- Сенсей, а может быть...

Азазель-сенсей рассмеялся, засунул руку в воздух, и бросил нам с Вали два чёрных предмета. Развернув ткань, я увидел, что держу в руках маску ниндзя. Вот это другое дело, так я буду похож на отважного шиноби, сражающегося со злом! Хотя сенсей, перестаньте читать мои мысли!

- Итак, время. Две минуты до полудня. Иссей!

- Азазель-сенсей, пока меня не будет... Диадора может...

- Да, да, я позабочусь об Ассии-чан. Давай!

Перчатка Священного Механизма возникла на руке, но, подчиняясь моей воле, красная аура сконцентрировалась под одеждой. Ткань натянулась, но выдержала, сквозь неё слабо светился зелёный камень.

[Усиление!]

Десять секунд.

[Усиление!]

Двадцать секунд.

[Усиление!]

Тридцать секунд.

[Усиление!]

Сорок секунд.

[Усиление!]

Я закрыл глаза, охватывая сознанием квартиру Азазель-сенсея, а затем вспоминая коридор, ведущий в огромный зал, то место, что я видел в своём сне. Предыдущие попытки показали, что оно закрыто от телепортации, но, как показывал мой опыт, мало что может противостоять чистой силе подкреплённой искренним желанием. Мне не нужны вампиры, мне не нужен Грааль, мне не нужен этот замок. Всё это - лишь средство для достижения мечты. Упругой мечты, такой же большой, как у моей Риас, только несколько мягче. Сиськи Акено-чан, я сделаю это для вас!

[Передача!]

Мы с Вали бежали по тёмным неосвещённым коридорам. Ботинки гасили любой звук, и было ощущение, словно над полом скользят два злобных духа отмщения. Хотя нет, лучше пусть будут добрые духи справедливости, желающие покарать злодеев! Место, в котором мы возникли из светящегося круга, было знакомо по сну. В редких, чрезвычайно редких окнах-бойницах всё так же виднелось затянутое облаками небо, а местность покрывал такой же густой туман.

Так как мы появились в полдень, то активность вампиров была наиболее низкой. Дома было уже семь вечера, и я никогда бы не подумал о таких деталях, как часовые пояса, но на сенсея всегда можно было положиться. Расчёт оправдался, в коридоре не оказалось ни души.

Я время от времени поглядывал на дисплей радара. К моей досаде, он показывал сразу четыре отметки, так что была велика вероятность ошибки. К счастью, одна из точек находилась неподалёку, к тому же светилась ярче всех, а значит были неплохие шансы, что и есть наша цель.

Сам замок был тёмен и мрачен. В стенах почти не было окон, не светились лампы, или хотя бы факелы, и только дьявольское зрение позволяло нам неплохо видеть. А видеть было нечего - тёмный серый камень, отсутствие украшений, фресок или резьбы. В какой-нибудь гробнице и то веселее! Пробежав сквозь пару коридоров, и спустившись по узкой винтовой лестнице в подвал, мы оказались перед большими прочными дверями. Я аккуратно потянул за ручку, чтобы убедиться, что дверь всё-таки заперта. Жаль, что сенсей не придумал никакого устройства на такой случай, ведь теперь придётся выбивать, что наделает много шума.

Впрочем, для Вали это не было проблемой, он просто потянулся пальцем к месту замка. Лёгкая вспышка магии, и дверь легко открылась на хорошо связанных петлях.

Мы тихо зашли в просторное помещение. В нём находилось двое. Парень, красивый настолько, что эта красота вызывала отторжение. В ней не было ничего живого, словно это была фарфоровая кукла. И девушка. Девушка с такими же белокурыми волосами и глазами с такой же красной радужной оболочкой. Она тоже была бледна, но это была не смертельная бледность отсутствия жизни, а всего лишь недостаток солнечного света. И, к моей искренней радости, девушка сидела в высоком кресле, а её запястья и лодыжки были притянуты к нему широкими кожаными ремнями. Выражение прекрасного лица казалось расслабленным, но широко распахнутые глаза выражали боль и страдание. Кресло было покрыто магическими формулами, да и стояло в большом заклинательном круге. Я всё-таки герой! И пришёл спасти принцессу!

Эта девушка явно требовала спасения, ведь то, что с ней творили наиболее напоминало эксперименты безумного учёного, или... ладно-ладно, или обычный день в исследовательском институте Азазель-сенсея, которого тоже можно отнести к безумным учёным, не покривив душой. К тому же у неё была большая грудь, не самая большая из встреченных мной, но всё равно полная и красивая! На всякий случай я взглянул на запястье, чтобы убедится, что Священный Механизм принадлежит именно девушке. К моему облегчению, экран детектора, автоматически сменивший масштаб и показывающий направление и расстояние до цели, указывал именно на неё.

Видимо, моё движение привлекло вампирского красавчика, и он резко развернулся. Красные глаза на кукольном лице недобро сверкнули.

- Так-так-так, и кто же это у нас? Незваные гости?

Мы с Вали спокойно прошли вперёд. Каким бы сильным не был этот вампир, ему не сравниться с двумя Небесными Императорами, даже если один из них пока что слабоват.

- Сомневаюсь, что вам внезапно понадобился маленький беззащитный Мариус Цепеш, второй наследник дома Цепеш. Вы пришли за сестрёнкой Валери, вернее, за тем, что находится внутри её? Как вы узнали, ведь об этом не подозревает никто, кроме меня?

Поздравляю Исе, ты опять натолкнулся на красавчика, который своим существованием раздражает настолько, что хочется немножко выровнять кулаком его смазливое лицо.

- Валери? Очень красивое имя! - усмехнулся я. - Отпусти её!

- Отпустить? Отпустить мою милую сестру? А с чего вы взяли, что она хочет куда-то идти? Ты же не хочешь бросить своего старшего братца, который помогает тебе постичь собственную силу?

Девушка не сказала ни слова.

- Вот видите, она не хочет! А вы... Я бы сказал вам убираться, но вы, низшие, вторглись в мой... в наш замок, а значит отпустить вас живыми будет просто оскорблением для всей нашей расы.

- Валери! Валери-чан! - горячо воскликнул я. - Мне очень-очень нужна твоя помощь! Без тебя я не смогу помириться с одной девушкой, которая является подругой другой девушки, и я люблю их обоих! Я и так слишком многое испортил, чтобы провалиться и в этот раз!

Красивые красные глаза поймали мой взгляд, она внимательно рассматривала моё скрытое маской лицо, но продолжала молчать.

- У тебя есть Святой Механизм, значит ты дампир! У меня есть знакомый дампир, такой же как ты, он немножко труслив и любит одеваться в женскую одежду, но всё равно он - мой дорогой друг! Я могу вас с ним познакомить! И вы сможете...

Глаза девушки расширились, из них пропало отстранённое выражение.

- Как зовут твоего друга?

- Гья... То есть Гаспер! - не стал скрывать я.

- Ха-ха-ха, ты знаешь малыша Влади? - удивился Мариус. - Становится интересней и интересней. Значит, вы умрёте не сразу, вам придётся многое рассказать!

Самоуверенность этого ублюдка раздражала, но одновременно и смешила. Как бы он ни был силён, против нас у него не было и шанса.

- Гаспер... - прошептала Валери.

- Валери-чан, ты пойдёшь с нами? Если захочешь, мы сразу же тебя вернём назад!

- Не хочу, - она слегка мотнула головой.

- Вот видите, она не хочет! - вновь встрял в разговор Мариус. - Но для вас это ничего не меняет!

- Я не хочу возвращаться, - уточнила Валери.

Огромный груз словно упал с моих плеч. Злодейская миссия сразу превратилась в героическую, как и подобает Красному Императору Сиськодраконов!

- А ты уверен, что сможешь с нами справиться? - спросил Вали противника.

- Я? Но для чего мне пачкать руки самому?

Мариус, выпендриваясь, щёлкнул пальцами, открылась дверь, и в комнату высокий мужчина средних лет, одетый в чёрное пальто. Волосы его чем-то напоминали Азазель-сенсея - чередующиеся чёрные и белые пряди. Но больше всего поражали глаза - когда наши взгляды встретились, я не смог сдержать дрожь - один из них был чёрным провалом во тьму, а второй сверкал расплавленным золотом.

С его появлением смертельный холод охватил моё тело. Было ощущение, словно с меня живьём содрали кожу, а потом бросили связанным в холодную ледяную воду. Духовное давление, что я ощущал, не могло сравниться ни с одним врагом, встреченным ранее. А ведь я повидал многих сильных и злобных существ!

- Удивительно! Встретить сразу двоих Императоров Драконов, да ещё на одной стороне? - молвил незнакомец глубоким низким голосом.

Я почувствовал, как на руке сам по себе появляется кристалл, и голос Ддрайга оглушительным рёвом ударил в барабанные перепонки.

"Иссей, убирайся отсюда, немедленно!"

- Позвольте представить вам моего телохранителя. Тёмный Дракон Убывающей Луны, сильнейший из Драконов Зла, знаменитый Дракон Тьмы, Кром Круах!

Этот человек, вернее, этот дракон, был очень сильным! Его сила накатывала волнами, подавляла и заставляла ощущать себя слабым и беспомощным. Самым простым и, наверное, правильным выходом, было бы быстро схватить Валери-чан и немедленно удрать, поэтому я так и собирался поступить.

Не успела эта мысль оформиться в голове, как Мариус вытянул руку ладонью вверх. На его ладони возник магический круг, он внезапно разросся, прошёл сквозь меня, Вали и сквозь стены. Я почувствовал, словно нахожусь под огромным колпаком. Барьер!

- Я поставил барьер, чтобы никому не пришла в голову идея сбежать, не побеседовав с мастером Кромом, - подтвердил мои мысли Мариус.

Засранец! Ну ладно, это не первый раз, когда против меня враг несравнимой силы. И пусть со мной нет друзей из Оккультного Клуба, но Вали - тоже не слабак. Эй, Вали, ты что делаешь?

Вали потянулся к голове и спокойно снял свою маску.

- Так значит ты был оживлён Святым Граалем после своего уничтожения в средние века?

- Уничтожен? Меня никто никогда не смог бы уничтожить! Мне просто стало скучно, поэтому я решил побродить по Преисподней и человеческому миру, поискать сильных врагов и отточить свои навыки, - ответил Кром Круах.

- Кое-что ты, Белый Император, угадал, - вмешался Мариус. - Мои планы по оживлению Драконов Зла. Святой Грааль сделает это с лёгкостью, осталось лишь найти их останки, и этим я займусь чуть позже.

- Почему ты работаешь на него? - спросил Вали. - Ты - дракон, сильный и гордый, прислуживаешь вампиру.

- Потому что мне интересно. Потому что рядом с Граалем обязательно появятся желающие его заполучить, и, может быть, найдутся подходящие мне соперники. Как, к примеру, сейчас появились вы.

- Мастер Кром очень любит сражения. И сильными врагами я его обязательно обеспечу! - усмехнулся Мариус неживой безэмоциональной усмешкой.

Этот парень слишком любит звук своего голоса! Как же он раздражает! Заткнись, ублюдок, когда разговаривают драконы!

- Ну что, тогда приступим? - спросил Вали.

Он что, улыбается? Вали улыбается? Он доволен тем, что против него дракон, почти такой же сильный, как Ддрайг и Альбион?

"Возможно, за это время он стал даже сильнее! Как бы я хотел это проверить!"

Эй, партнёр, и ты туда же? Только не говори, что скучаешь по дракам с Альбионом!

"Навевает воспоминания!"

Магическая сила дьяволов сконцентрировалась в руках Вали, и два снаряда размытой полосой ударили в Кром Круаха. Но как бы ни был быстр Вали, Кром Круах оказался быстрее. Его просто не оказалось в месте удара, поэтому снаряды оставили огромную дыру в стене, пробили следующее помещение и расплескались кляксами по вспыхнувшему барьеру.

Одновременно с выстрелом я сорвался с места, занося воздетый кулак. В отличие от Вали, мне не нужна драка, у меня есть лишь цель. И между этой целью, всё так же привязанной к креслу, стоит вампирский ублюдок.

[Усиление!]

Рука мелькнула в воздухе обрушиваясь на лицо Мариусу, но мой кулак был с лёгкостью пойман в ладонь... Кром Круаха? Я даже не видел его движения, не заметил, как он здесь очутился!

- Я всё-таки телохранитель у этого малыша, - спокойно пояснил он, без усилий отшвыривая меня прочь.

От этого небрежного жеста моё тело чёрным снарядом пролетело сквозь комнату и тяжело ударилось об стену. Я почувствовал, как подо мной крошатся камни, как спина оставляет в кладке небольшой кратер. Ну вот и всё? Хёдо Иссей теперь инвалид с поломанным позвоночником? Единственное усиление не могло защитить от повреждений, а раз я больше не Пешка, то и о Продвижении в Ладью не было и речи.

[Усиление!]

Я попытался выбраться из камней и, к собственному изумлению, понял, что не особо пострадал. Моя спина, хоть немного и побаливала, но была в полном порядке! Спасибо, Ддрайг, за помощь, спасибо, Мил-тан-сенсей, за изнуряющие тренировки!

- Мастер Кром, оставьте этого слабака на меня. Он не представляет опасности! - сказал Мариус.

- Хорошо. Мне он неинтересен.

Не недооценивай меня, ублюдок! Я выхватил пистолет, навёл его на Мариуса и быстро-быстро начал нажимать на спусковой крючок. Выстрелы пистолетов экзорцистов были беззвучными, единственное, что показывало их наличие - лишь небольшие магические круги, возникающие перед моим врагом.

- Неужели ты думаешь что-то сделать оружием Церкви? - откровенно издевался Мариус. - Ты считаешь, что я впервые сталкиваюсь с экзорцистами? Их кровь, наполненная бессилием и отчаянием, намного вкуснее крови обычного скота.

- Скота? - вампиры пьют коровью кровь?

- Людишек. Мы, вампиры, являемся вершиной пищевой цепочки. Вы для нас - всего лишь корм!

[Усиление!]

Я вновь бросился на Мариуса, занося кулак. Кром Круах на этот раз не вмешивался, так что я рассчитывал на успех, но моя рука так и не достигла цели. В месте удара вспыхнул магический круг, и сила отдачи отбросила меня назад.

- Вот видишь, всё бесполезно. От Красного Императора я ожидал чего-то большего. Пока что ты - лишь слабый человеческий сопляк!

- Ничего, я стану сильнее!

- Вынужден огорчить, не станешь. Ты пришёл сюда себе на погибель. Было бы интересно взглянуть на твой Священный Механизм, но в нём пока что нет особого толка. Я слышал, что у Падших появилась технология извлечения Механизмов, но, к твоему огорчению, я ею не обладаю. Иначе ты смог бы пожить чуть подольше.

Пока этот ублюдок наслаждался звуком своих злодейских речей, я смог по-быстрому бросить взгляд в сторону. Вали был в полном Доспехе Белого Императора, но даже с Крушителем Баланса он не смог ничего сделать противнику. Очередной огромный снаряд вылетел из рук Вали, но был пойман рукой Кром Круаха, которая на миг превратилась в огромную чёрную драконью лапу.

Я залез в подсумок и вытянул рукоять меча. Если не помогают пули, то понадобится оружие помощнее!

[Усиление!]

Вжикнул меч, и я, выжимая из мышц всю имеющуюся силу, бросился на противника. Взмах! Магический круг снова вспыхнул на месте удара. Он рассыпался осколками, но удар погасил. Рука вампира ухватила меня за запястье, и отшвырнула прочь. Я сгруппировался, перекатился, и заскользил по полу, гася скорость.

Бой Вали и Дракона Тьмы продолжался. Несмотря на все старания моего друга и соперника, Кром Круах не только не получил повреждений, но и даже не помял своё чёрное пальто.

Я вновь бросился на врага, держа меч перед собой параллельно земле. Пробегая мимо всё ещё прикованной к креслу Валери, сдвинул лезвие, и светящееся остриё без препятствий прошло сквозь кожаный браслет оков. Я успел увидеть, что Валери высвобождает руку, но моё внимание было приковано лишь к противнику.

Взмах крест-накрест! Светящееся лезвие разбило магическую печать, но задержки хватило, чтобы противник легко отступил в сторону. Моя левая рука, сжимающая пистолет, навелась на отступившего Мариуса, но каждый из выстрелов вновь и вновь перехватывала магическая печать. Как же эти маги раздражают!

[Усиление!]

Тяжёлый гул сжал мои барабанные перепонки, и слова, знакомые слова, словно ударами молота стали крушить саму грань реальности.

Я, Тот, Кто Просыпается,

Небесный Дракон, Отобравший

У Бога Саму Суть Господства,

Я, Завидующий "Бесконечности"

И Преследующий "Мечту",

Стану Белым Драконом Превосходства

И Покажу Тебе Границы

Белых Небес!

Джаггернаут Драйв! Вали, сильнейший из сильнейших, мой противник, друг и соперник, решил идти до конца! Похоже, нам пиздец!

Тем временем, мой пистолет вернулся в кобуру на бедре, а меч перекочевал в левую руку. Я вновь бросился в атаку, мой кулак с многократно умноженной силой ударил прямо в мерзкое мёртвое лицо со словно приклеенной ухмылкой. Удар!

Магический круг, возникший в месте удара, на этот раз не устоял. Моя рука просто пронзила его насквозь. К сожалению, порадоваться этой маленькой победе у меня не получилось - кулак застрял! И пока я лупил мечом, пытаясь разбить печать и высвободиться, противник воспользовался моей беспомощностью. Он ухватил меня за выставленную руку, поднял в воздух, и впечатал в пол.

[Усиление!]

Я сунул руку в подсумок и достал один из световых шариков. Сжал ладонь, выждал секунду, и отшвырнул его прочь. Яркая вспышка ударила сквозь сомкнутые веки, и я воспользовался отвлекающим манёвром, чтобы выбраться из кратера в полу.

На этот раз Мариуса проняло. Он стоял, практически невредимый, только лицо больше не было кукольно-бледным, теперь оно словно покрылось тонким слоем сажи. И на этот раз с него пропала спокойная снисходительность, нет, теперь оно выражало ярость.

- Это было довольно неприятно, - заявил мой враг. - Такая атака могла бы подействовать против кого-то из низших, а меня ты лишь разозлил.

Да мне плевать на твою злость! Самое главное, что хоть что-то из моего арсенала сработало! Я вновь вскинул пистолет и сделал десяток выстрелов в неуловимо быструю фигуру. Несмотря на то, что мои пули летели мимо, их всё равно встречали магические круги защиты. Ну это уж совсем нечестно!

Мариус подскочил, быстро размахнулся и ударил тыльной стороной ладонью по моему лицу. Я отлетел и, словно тряпичная кукла, покатился по земле. Быстро сгруппировавшись, я попытался встать, но его нога наступила на моё сжимающее меч запястье. Идиот, ты кое о чём забыл!

[Усиление!]

Пусть я лежал в неудобном положении, но многократно увеличенной силы обладателя Усиливающего Механизма была достаточно, чтобы отшвырнуть его прочь. К сожалению, удар по запястью вышел тоже неслабым, поэтому меч остался лежать на полу, и мне было некогда пытаться его подобрать.

Мимо пролетела бело-голубая фигура и, словно выпущенный из пушки снаряд, вонзилась в стену. Вали выглядел не очень. Крылья потускнели, по белой броне змеились трещины, а пара голубых кристаллов была разбита. Я бросил взгляд в противоположную сторону - соседняя комната сильно уменьшилась в размерах и теперь представляла собой маленькую каморку, в которой даже мне не получилось бы встать в полный рост. Что, впрочем, никак не мешало Кром Круаху. Он спокойным движением обрушил мешающий потолок и двинулся в направлении Вали. Его одежды были всё так же безупречны, это значило, что сильнейшая атака Вали не принесла даже тени результата. Насколько вообще силён этот дракон?

Мозг лихорадочно обдумывал варианты, но выход так и не находился. Да, я мог Усилить Вали, но, судя по скучающему лицу Кром Круаха, это не заставило бы того даже вспотеть. Магия Мариуса блокировала все мои атаки, а барьер всё ещё держался, это значило, что схватить Валери и сбежать тоже не получится. Это если предположить, что кто-то даст мне время на телепортацию.

[Усиление!]

Я чувствовал, как мои силы приближаются к пределу. Скоро я не смогу Усиливаться и просто безжизненным кулем рухну на пол, к пущей потехе врага. Оставалось одно! Я вновь вскочил и бросился на Мариуса с воздетым кулаком. Вновь возник барьер, вновь Перчатка Дракона пробила его насквозь, и вновь застряла.

- Ты что, ничему не учишься? Должен был понять, что такие атаки бесполезны! - оскалился Мариус.

- Да, я не слишком умный, мне не сравниться с Президентом и Председателем, - согласился я, разжимая кулак. - Но кое-что могу придумать даже я.

[Передача!]

Светящийся шарик, сжатый у меня в кулаке, выпал из ладони и медленно полетел на пол. Я вырвал руку и бросился назад, прыгая на высвободившуюся Валери, увлекая за собой на пол, смягчая падение своим телом, перекатываясь, и закрывая её собой.

Вспышка была ослепительной даже в отражённом свете, даже при том, что я закрыл глаза и смотрел в пол, крепко прижимая голову Валери к груди. Это, конечно же, не помешало почувствовать, как два чудесных округлых полушария прижимаются к моему телу, насколько приятны и упруги мышцы её спины, и насколько восхитителен запах её слегка покрытой потом кожи. С сожалением оттолкнувшись от пола, я вскочил на ноги и бросился к Мариусу, который всё так же стоял, прижав к своему лицу руки с обугленными запястьями. Мои движения, лишившиеся Усиления, были замедлены, но всё равно я успел выхватить свой второй меч, активировать его и приставить светящееся лезвие к шее Мариуса. В месте касания плоть почернела и стала осыпаться тонким серым пеплом.

- Кром Круах-сан! - закричал я. - Если вы не дадите нам уйти, я его убью!

Мой лучший план был, конечно же, смехотворен. Скорости дракона хватит, чтобы просто сломать руку с мечом, не дав нанести серьёзных повреждений. Без Усиления у меня не было и половины шанса на осуществление задуманного, и противник, неплохо знакомый с силами Небесных Императоров, не мог этого не знать. Но я не мог сдаться, не попытавшись!

Кром Круах взглянул на меня с интересом. Его огромная драконья рука, поднявшая Вали за шею в воздух, поставила того на пол и вновь превратилась в человеческую.

- Ублюдок, у тебя ничего не получится, - раздалось шипение Мариуса. - Тебе конец! Сейчас мастер Кром...

- Вы победили! - перебил Кром Круах. - Битва вышла неплохой, Белый Император, но недостаточно хорошей. Тебе нужно стать гораздо сильнее. Надеюсь на нашу скорую встречу, в тебе есть потенциал. Ты, Красный, тоже молодец. Не думал, что у тебя хоть что-то получится, но ты меня приятно удивил. Стань сильнее Белого, и, может, когда-нибудь нам удастся сразиться лицом к лицу. Ддрайг, Альбион, вам повезло с носителями.

- Но мастер Кром! - закричал Мариус. - Вы обязаны меня спасти! Вы должны были меня защищать!

- Ты кое-чего не понимаешь, мусор, - холодно сказал дракон. - Я взялся выполнить задачу, и мне это не удалось. Провал обозначает проигрыш, и я проиграл - впервые за сотни лет. Лично ты мне неинтересен. Прощай. А вам, Красный и Белый, до встречи!

Кром Круах развернулся и пошёл прочь, не обращая внимания на каменные стены, оставляя за собой большие осыпающиеся проломы. Вот он дошёл до барьера и небрежным движением драконьей лапы превратил его в истаивающие светом осколки, после чего скрылся где-то в глубине коридоров. Я выключил меч и убрал его от шеи противника, наконец-то получив возможность увидеть результат своих действий.

Его вид был ужасен. Ангельский свет был настолько силён, что оставил подпалины даже на одежде. Кожа вампира сгорела, лицо превратилось в чёрный оскаленный череп с острыми потемневшими клыками. Веки оказались недостаточной защитой, поэтому глазницы были тоже пусты. И без чего-то типа Сумеречного Целителя Ассии ему предстояло пробыть таким всю оставшуюся жизнь.

Я повернулся к нему спиной, подошёл к Валери и протянул руку, помогая ей встать. То ли битва оказала на неё такое давление, то ли эксперименты ублюдка сильно выматывали, но её не держали ноги. Поэтому, конечно же, я подхватил её на руки, ощущая предплечьем упругость ягодиц. Ха-ха-ха! Спасать принцесс - прекрасно! Жаль, что нечаянно сжать её грудь будет как-то неуместно, иначе это стало бы лучшим завершением приключения!

- Ну что, Вали, миссия выполнена, идём? - бросил я через плечо.

Вали подошёл к оброненному мной мечу, поднял его и задумчиво повертел в руках. Вжикнул, материализуясь, клинок.

- Ты иди. А я хочу немного поговорить с нашим новым другом о Ризевиме. Потом догоню.

Я потянулся к поясу, отцепил подсумок с оставшимися шариками и бросил его напарнику. За ним последовал вынутый из кобуры пистолет. Тот подхватил вещи и с благодарностью кивнул.

Я представил всё то, что ждёт меня дома, груди Риас, Акено, Ассии, и Конеко-чан - тех девушек, которых люблю. И на этот раз пространство не пришлось изгибать, оно само, словно толчком огромной ладони, вышвырнуло меня на родину.

Мне почему-то казалось, что Азазель-сенсей будет нас ждать, волноваться, обгрызая ногти, но это было не в характере лидера Падших. Квартира, куда я попал, была пуста. Сил совершенно не оставалось, поэтому я опустил Валери на кушетку и сам привалился рядом. Наконец, вздохнув, я стянул с головы свою маску шиноби и впервые встретился со спасённой принцессой лицом к лицу.

- Давай познакомимся ближе. Меня зовут Хёдо Иссей, но для друзей - просто Исе. Как ты знаешь, я Красный Император текущего поколения. Я - друг Гаспера, но тут есть сложности, он считает, что со мной незнаком.

- Меня зовут Валери Цепеш. Мы с Гаспером - друзья детства. Именно я помогла ему сбежать из замка. Как он?

- На текущий момент - всё так же всего боится и всё так же любит одеваться в девчачьи платья. И то, что такая красивая лоли на самом деле - мальчик, всё так же преступление против основ мироздания.

Валери рассмеялась тихим звонким смехом.

- Вообще-то в этом виновата я. Когда он был маленьким, я любила наряжать его в разные платьица. Видел бы ты, как он сопротивлялся! Ну это поначалу, а потом привык.

- Ну, осуждать тебя было бы с моей стороны лицемерием, - рассмеялся я в ответ. - Я познакомлю тебя с Мил-тан, и ты поймёшь, что есть вещи ужасней, чем милый парень в женском платье.

Мы немного посидели, привалившись плечом к плечу. Невыносимая усталость не давала двигаться и говорить, хотелось только где-то прилечь и не шевелиться ближайшие полгода.

- Мистер Хёдо...

- Исе! И давай на "ты"!

- Исе, я так и не поблагодарила тебя за своё спасение!

События прошедшего часа, теперь казавшегося долгими бесконечными неделями, навалились на меня сокрушающей лавиной. Спасибо? Благодарность? Мне?

- Благодарить? - выплюнул я. - Меня? Ты, наверное, решила, что я какой-то герой, рыцарь в сверкающих доспехах, примчавшийся к тебе на спасение?

- Да, что-то типа того, - лукаво улыбнулась она.

- Нет! Я мерзкий эгоистичный придурок! Если бы я только знал, что в том замке есть ты, восхитительная красотка, страдающая от экспериментов злобного ублюдка! Но нет, я пришёл в замок из корыстных побуждений! Мне нужно было воспользоваться Граалем, чтобы примирить с отцом девушку, которую люблю, и таким образом найти подход к другой девушке, которую люблю тоже. Я не знал о тебе, не знал даже, что у Гаспера в Румынии осталась подруга! Что я за друг, который за несколько месяцев битв плечом к плечу даже не спросил об этом?

- Ты считаешь, что я красивая?

Что? Из всей моей речи она услышала лишь это?

- Ты, наверное, не поняла, мне был нужен лишь Граа...

Прохладные пальцы накрыли мои губы, прерывая приступ самобичевания.

- Бедный... - прошептала она. - Что же с тобой случилось?

О чём это она? Я почти в порядке!

- Твоя душа. Она - калейдоскоп осколков. В тебе больше дракона, чем человека, но драконья природа нестабильна и хаотична. При этом я чувствую кое-что от дьявола, маленькое и незначительное, но почему-то гармонично сочетающееся с твоей человеческой частью. Я чувствую касание чего-то, связанного со змеями и Бесконечностью, а также следы яда, пожиравшего твою плоть.

Что? Но Офис была со мной недолго, она не дарила мне своих змей, да и было это только в будущем! И яд Самаэля, оборвавший мою жизнь, должен был исчезнуть, иначе я был бы мёртв!

- Но самое непонятное не это. Тебя касался Грааль. Он помог тебе убрать яд, он изменял эти фрагменты драконьих душ. Но при этом я точно знаю, что вижу тебя впервые!

Эта девушка, которую непонятный тип в маске вырвал из дому ради каких-то своих детишек, заслуживала право на объяснение, даже если оно попахивает билетом в психлечебницу.

- Это сложно объяснить, я сам не понимаю, что со мною произошло, но каким-то образом я проснулся с воспоминаниями ближайшего будущего.

- Вот как? Тогда всё становится понятным.

Правда? А вот мне непонятно ничего!

- Тебе нельзя оставаться таким. Твоя душа не продержится долго.

- Но я думал... Сила драконов, а ещё у меня стала хорошо получаться магия... - начал блеять я.

- Не каждая сила - хорошо. Те осколки, что внутри тебя, состоят из разных характеров и устремлений, они тянут в разные стороны и рвут тебя на куски. Если бы не огромная душа дракона, удерживающая всё это вместе, ты давно бы умер, растворился бы в пустоте.

Партнёр, спасибо! Спасибо! Я знал, что могу положиться на тебя! Ты самый лучший дракон!

"Не надо благодарности, я всего лишь не хотел ждать следующего носителя!"

Дракон-цундере!

"Озабоченный идиот!"

Ха, я тоже тебя люблю! Ну, то есть не подумай чего, я не Вали, мне нравятся девушки...

"Я и говорю - озабоченный идиот! Ничего не хочешь её спросить?"

Ах да!

- Но что мне делать?

Валери приложила руки к моим щекам, притянула голову к себе, и прикоснулась губами к моему лбу. Моё лицо оказалось прижатым прямо к её сиськам! Валери-чан, ты - самая лучшая! При новостях о скорой смерти нет ничего лучше для утешения, чем женская грудь!

Но, как оказалось, это не было утешением. Я ощутил, словно меня изнутри овевает ветер, лёгкий бриз тёплым солнечным днём. Волна мурашек прокатилась по моей коже, и я почувствовал себя... целым? Завершённым? Самим собой? Было ощущение, словно ты пришёл домой, снял костюм, который тебе вроде бы впору, скинул жёсткие туфли, и переоделся в шорты и любимую растянутую футболку. Словно внезапно пропали неудобства, к которым ты привык настолько, что даже перестал замечать. Словно ты откинулся в тёплой ванне после тяжёлой тренировки. Словно после долгой дороги вернулся домой. И то, что я при этом утопаю в тёплых упругих полушариях, дарит ощущение настоящего райского блаженства.

- Ну вот и всё, теперь ты в порядке, - сказала Валери. - А кого хочешь воскресить?

Было невероятно тяжело решиться, но я мужественно собрал в кулак все духовные силы, всю свою волю. Я смогу! Плевать на нежелание, плевать на сомнения, у меня есть цель, и не имеет значения, какой ценой она будет достигнута! Плевать, насколько мне не хочется это делать, насколько это идёт против самой моей сути! Я сделаю это!

Невероятным усилием воли я отстранился от её груди и перевёл взгляд на лицо. На её прекрасное лицо, светящееся добротой и пониманием.

- Спасибо, Валери-чан! Спасибо! И пусть ты очутилась здесь из-за моих корысти и эгоизма, но, клянусь, сделаю всё, чтобы ты ни на минуту не пожалела о решении пойти со мной!

- Я уже не жалею, - улыбнулась она.

- Мама Акено-чан, семпая нашего Гаспера из Оккультного Клуба, дьявола из свиты Гремори, погибла несколько лет назад. Я хочу сделать так, чтобы она была жива. Я хочу, чтобы Акено-чан простила отца, чтобы снова была счастлива. Я хочу исправить то, что разрушил своей неосторожностью.

Её рука вновь коснулась моего лица, и я не выдержал, прижал эту ладошку к щеке.

- Чтобы поговорить с душой мёртвого и вернуть её, мне нужно дотронуться до того, что носит след этой души. Духовный отпечаток.

- След? - не понял я. - А какого типа след? Если нужна Акено-чан, то она ещё несколько дней будет тренироваться.

- Нет, глупый. Если говорить просто, то для того, чтобы вернуть тело, мне нужна душа, но для того, чтобы вернуть душу, мне нужно тело. Старший брат Мариус хотел оживить Драконов Зла. Для этого он связывался с какими-то магами, чтобы те нашли и доставили драконьи останки.

Я кивнул. Если ради счастья Акено-чан мне нужно будет осквернить могилу её матери, то я сделаю это - после совершённого похищения это будет лишь малым проступком в моей новой жизни. Но один вопрос, который возник у меня ещё там в замке, который поражал своим масштабом, который вызывал предвкушение и страх... Я не мог его не задать. Ведь если есть хоть какой-то проблеск возможности, хоть ничтожная доля вероятности, то я сделаю это любой ценой!

- Скажи, Валери-чан, - запинаясь спросил я, - а может ли Грааль Сефирота оживить дракона, который не просто умер, но и был превращён в артефакт?

"Иссей, ты серьёзно?"

- Мой друг, мой партнёр, тот, кто был со мной и поддерживал меня с самого рождения, был побеждён Библейским Богом и запечатан внутри Священного Механизма. Скажи, Валери-чан, сможешь ли ты оживить Валлийского дракона Ддрайга, Красного Небесного Императора?

"Иссей, если моей души не будет внутри Механизма, то он лишится большей части силы!"

Я вытянул руку и позволил перчатке материализоваться у меня на руке.

- Он заслуживает большего, чем быть рабом каждой реинкарнации носителя. Он не заслужил вечного заточения в этом узилище! И что бы они с Альбионом не натворили в прошлом, вечность - это слишком долго!

"Иссей!"

Валери коснулась рукой перчатки, прислушалась к чему-то, а потом сокрушённо покачала головой.

- Я чувствую душу дракона, но она в оковах той же силы, из которой создан Грааль. И для того, чтобы туда дотянуться, нужен кто-то гораздо сильней, чем я.

- Насколько сильней?

- Намного, намного сильней!

Ну что же, партнёр, потерпи. Я стану гораздо сильнее, достигну Крушителя Баланса, воспользуюсь силой Усиления и помогу Валери-чан тебя освободить! Пусть у меня не останется твоей силы, но рано или поздно я получу собственную! И мы с тобой когда-нибудь вместе выйдем и сразимся с Кром Круахом! Что-то эта чёрная ящерица много о себе возомнила!

"Спасибо, Иссей! Так или иначе, но мы будем с тобой вместе, до самого конца!"

Это обещание, партнёр! Вместе навсегда!

"Навсегда!"

- В любом случае спасибо, Валери-чан! - сказал я, пытаясь убрать руку.

- Подожди! - маленькая изящная ладошка с неожиданной силой потянула моё запястье. - Мне нужно кое с кем поговорить.

Глаза её внезапно потеряли фокус, словно смотрели куда-то сквозь меня. Затем она начала говорить своим звонким приятным голосом. И, несмотря на то, что мне досталась способность дьяволов говорить на всех человеческих языках, я не понял ни слова.

- ████ █████ ████ ████. ████ ███ ██ ██████. ██!

Золотые искорки затанцевали в воздухе, сгущаясь во что-то, напоминающее человеческие скелеты. На костях начали ли возникать сухожилья, затем мускулы, сосуды и органы. Сияние нарастало и ускорялось, пока эти жуткие подобия учебника анатомии не превратились в двух обнажённых людей, женщину и мужчину. И не успел я толком уставиться на голое женское тело, как оно оказалось одетым в платье. Ну это же совсем нечестно! Почему Грааль Сефирота, управляющий принципами жизни и души, имеет власть и над неживой материей? Почему не оставляет красоток обнажёнными? Что за вопиющая несправедливость? Правда в этом случае передо мной стоял бы ещё и голый парень, а без этого можно спокойно обойтись, но красивые сиськи того стоят! И пусть эти сиськи были небольшими, форма была совершенной!

Я с усилием поднял глаза и смог, наконец, увидеть, тех, кто стоит передо мной. Это была высокая девушка лет двадцати, со стройной фигурой, одетая в длинное платье с высоким вырезом на бедре. По плечам её стекали белокурые волнистые волосы, а с прекрасного лица насмешливо смотрели ясные голубые глаза.

Парень оказался взрослым мужчиной, он выглядел лет на тридцать пять и словно представлял собой героя голливудского боевика - чёрные волосы и карие глаза, тяжёлый квадратный подбородок, широкие плечи и мощные мускулы.

Я не знал этих людей, но при этом в них было что-то очень-очень знакомое, особенно в девушке. Внезапная догадка пронзила мой мозг.

- Элша-семпай, это вы? А это... - я перевёл глаза на мужчину, которого я видел лишь однажды, после того, как они с Элшей-семпай помогли мне с помощью орды сиськозомби создать магическую печать, совершившую призыв Риас. - А вы... Вас я тоже знаю! Вы - Белзард-сан!

Передо мною стояли самые сильные владельцы Перчатки Красного Императора былых времён! Те самые, которых не смогло захватить безумие Джаггернаут Драйва, чьи отпечатки памяти сохранили целостность в глубинах Священного Механизма! И Белзард-семпай был настолько крутым, что за свою жизнь сразился в смертельной схватке с двумя носителями Белого Императора, и при этом вышел победителем! Ддрайг! Ддрайг, как это? Ведь в тебе была лишь их память, а не их души!

"Не имею понятия!"

- Откуда ты меня знаешь, пацан? - хриплым басом спросил Белзард.

Изящная женская рука тут же отвесила ему подзатыльник.

- Идиот, ты что, не помнишь, что рассказывал Ддрайг? Он, наверное, был знаком с нами в будущем!

Белзард-семпай оскалился в широкой простодушной улыбке и почесал затылок.

- Ах, да, чуток подзабыл!

Элша фыркнула, повернулась к Валери и глубоко ей поклонилась.

- Спасибо, вам, госпожа!

Белзард встал на одно колено, упёрся кулаком в пол, придерживая несуществующий меч.

- Ваше слово - мой приказ, госпожа!

- Зовите меня Валери, - кротко улыбнулась та.

Что сделают любые нормальные родители, когда их сын придёт домой глубокой ночью, в компании трёх прекрасных блондинок, и заявит, что они будут жить у них дома? Ладно, двух - ведь вопрос Ассии-чан был давно улажен. Что сделают любые нормальные родители, когда их сын заявит - что он дракон, что связан со сверхъестественным, и что, скорее всего, проживёт тысячи лет? Вы не знаете моих родителей.

- Дорогой, как думаешь, если он будет жить тысячу лет, то может когда-нибудь у него будет девушка? Может лет через пятьсот он найдёт глупышку, которая согласится за него выйти?

- Не уверен, милая! В любом случае, вряд ли мы до этого доживём!

У меня самые страшные родители в мире! Они не верят в своего сына! Они почему-то считают, что даже героический дракон, защитник справедливости и оплот силы, если будет таким извращенцем, никогда не лишится девственности! Эй, мама, папа, я уже целовался с девушкой! Она, правда, хотела меня после этого убить, да и вообще была падшим ангелом, но кого интересуют детали? А они...

А, впрочем, по порядку. Азазель-сенсей всё-таки появился. Он был счастлив успеху миссии, был рад познакомиться с Валери и Элшей, а с Белзардом даже когда-то был знаком, и они были приятелями! Как и ожидалось от безумного учёного, увлечённого Священными Механизмами! Он предложил всем остаться у него, но Валери-чан и Элша-семпай отказались, пожелав пойти со мной. Белзард же согласился, и они с сенсеем решили отправиться по барам, чтобы за парой стаканчиков вспомнить старые деньки.

Я спросил, где сейчас Ассия, и оказалось, что она находится на тренировке. Сенсей сказал, чтобы я не беспокоился - её скрытно охраняли сразу четверо Падших (и у меня даже была догадка о составе этой четвёрки).

В любом случае, несмотря на пребывание на краю смерти, несмотря на выматывающую усталость, несмотря на позднее время, тренировку никто не отменял. Поэтому, позвонив Мил-тан, я уточнил, куда направляться (сегодня это был один из тех странных спортзалов, где сенсей со своими друзьями, такими же монстрообразными девочками-волшебницами, таскал просто невообразимое количество железа, попутно заставляя это делать и нас).

Тренировка прошла странно. Я чувствовал себя совершенно другим человеком. Да и человеком ли? Всё получалось как-то лучше, ранее неподъёмный вес казался умеренным, в поединке я продержался против Мил-тан почти на полминуты дольше! Валери-чан - самая лучшая!

Кстати, о Валери-чан. Когда она увидела меня в моём костюме для занятий, рядом с настоящими монстрами в таких же платьях, она прижала руки к щекам и начала качать головой. Валери-чан, ты меня пугаешь! Гаспер, я понимаю твою боль!

Элша-семпай присоединилась к тренировке, и я увидел, что значит "сильнейшая", даже без Усиливающего Механизма! Огромные девочки-волшебницы летали по татами как пушинки, и лишь один Мил-тан смог её скрутить и обездвижить! Насколько же сильны мои семпаи? Нет, неправильный вопрос! Насколько же монстр Мил-тан?

И вот, закончив занятия, мы отправились домой. Дорога заняла немало времени. Элша-семпай была незнакома современной с Японией, пусть и неплохо говорила по-японски, выучив язык вместе со мной. Для Валери-чан всё вокруг тоже было внове, она за всю жизнь не выбиралась дальше предместья своего замка и никогда не была на солнце! Она была словно Ассия-чан в первый приезд в город, только умноженная на два! Она останавливалась возле каждого дома, наклонялась к каждому цветку, заворожённо смотрела на каждое дерево, и долго разглядывала каждую рекламную вывеску. Ничего, Валери-чан! Я покажу тебе город, продемонстрирую радости современной жизни, а если какой-то придурок попытается тебя обидеть, даже грешники в аду не позавидуют его участи!

И, наконец, когда мы добрались домой, я пытался придумать, как же объяснить родителям появление в их доме ещё двух красоток? Проблем не возникло, они радостно предложили остаться у нас. После этого я, наконец, решил, что не могу дальше держать их в неведении, рассказал о сверхъестественном, и о том, что их сын - дракон!

Для того, чтобы доказать, что я не чунибьё ("Исе, ты уже в старшей школе, а не в средней, пора прекращать эти фантазии!"), даже показал им Перчатку Красного Дракона!

Лишь после этого мне поверили.

- Элша-сан, Валери-сан, вы можете называть меня "мама", а его - "папа"!

- Не понимаю, что вы нашли в нашем Исе, но мы благодарны вам за милосердие, проявленное к нашему идиоту!

Как хорошо, что никто из них не говорит по-японски! Хотя нет, Ассия-чан уже почти всё понимает, а Элша-семпай японский изучила, находясь в Священном Механизме. Вот дерьмо!

Худшие родители в мире!

Единственным, кто мог бы мне помочь в этом щекотливом вопросе, был Азазель-сенсей. Поэтому, сразу же после утренней тренировки, незадолго до начала уроков, я оставил девушек на попечение и под защитой Элши, а сам усиленно крутил педали велосипеда, направляясь к нему домой. Оставив велосипед внизу, я взлетел по лестнице и требовательно вдавил кнопку домофона.

Ждать пришлось довольно долго, и я было решил, что сенсея где-то нет. Я уже достал из кармана телефон, чтобы набирать его номер, но, наконец, где-то за дверью послышалось недовольное ворчание, упал какой-то тяжёлый предмет, раздался скрип, за ним шаркающие шаги, а потом дверь щёлкнула и открылась.

Вместо сенсея за ней стоял очень помятый Белзард. Он не сказал ни слова, а просто махнул мне рукой, и я последовал за ним в квартиру.

Азазель-сенсей лежал на диване, и тихо сопел. На полу рядами стояли пустые бутылки сакэ, несколько бутылок виски, две бутылки шампанского и ещё несколько пузырьков непонятного пойла.

У меня было туго со временем, поэтому я аккуратно тронул его за плечо.

- Азазель-сенсей, просыпайтесь!

Сенсей лениво открыл один глаз, поморщился, и снова его закрыл, испытывая явное нежелание просыпаться.

- Азазель-сенсей, вставайте! - я потряс его плечо чуть сильнее. - Мне нужна ваша помощь!

Ангел застонал и неохотно поднялся.

- Чего тебе, Исе-кун?

- У меня возникла проблема! Но сначала вопрос: а разве ангелы и дьяволы могут опьянеть?

- Ну, обычно им это сделать очень сложно, но не забывай, я - не кто-нибудь, а лидер Григори! Есть очень мало вещей, сделать которые я не могу! Так чего тебе?

Из кухни вышел Белзард с двумя чашками кофе в руках. Протянув одну из них Азазелю (густая, почти чёрная жижа напоминала кофе только запахом), он присел рядом и с интересом прислушался к разговору.

- Сейчас у меня дома живёт три девушки...

- Молодец! Ты же говорил, что собираешься стать королём гарема? Прекрасное начало!

Самодовольная улыбка расползлась по моему лицу, но я быстро себя одёрнул.

- Гостевая спальня нашего дома уже занята Ассией-чан. Когда появились ещё две девушки, то там стало тесновато! Я предложил одной из них заночевать в моей комнате, а сам лечь на футоне, и они начали спорить, кому это делать! Даже жребий тянули!

- Конечно, они спорили, - сказал Азазель. - Незамужняя девушка, да наедине с парнем. Проигравшая...

- Нет, сенсей, вы не поняли! Та, кто вытянула короткую зубочистку - выиграла!

Падший скривился от моего громкого голоса, и пригубил кофе.

- И что тебе не нравится?

- Да нет, всё нравится, правда, не знаю, каким образом, но утром в моей комнате оказались все трое. Единственное не пойму Элшу-чан. Если Ассию-чан я спас от смерти, а Валери-чан освободил от...

- Скорее всего, ты спас её от той же участи. Вали поделился информацией, Мариус Цепеш планировал узнать ритуал, а затем извлечь Грааль, чтобы пользоваться самому.

Я скрипнул зубами. Надеюсь ублюдок раскололся не сразу и страдал перед смертью очень долго. В том, что Вали не оставит его живым, сомнений не было.

- Ладно-ладно! Я спас Ассию-чан и Валери-чан, поэтому понятно, что они напуганы и хотят держаться поближе к своему спасителю! Но...

- Если ты хочешь стать королём гарема, тебе стоит лучше понимать женщин! - вставил загадочную ерунду Азазель-сенсей.

- Но Элша-чан! Её оживила Валери! Это полностью её заслуга! Элша-чан должна быть рада, что сможет ночевать отдельно!

- Ты ей всегда был по душе! - фыркнул Белзард. - В отличие от всех предыдущих унылых носителей, мечтающих о власти, богатстве, славе, битвах и женщинах, твой взгляд на мир освежает!

- Но мне тоже нравятся женщины! - возразил я. - Я хочу стать королём гарема!

- Именно это! Ты очень искренен в этом желании! И Элше-чан это было очень по душе! Впрочем, мне тоже. Ты бы знал, какими мрачными занудами были наши предыдущие коллеги. Уверен, что достигни ты Джаггернаут Драйва, то не пал бы перед силой ненависти.

- Я достиг! И вы с Элшей-чан мне очень помогли! Я обрёл другую силу! Силу сисек!

Белзард-сан расхохотался, но тут же мучительно скривился.

- Так это сработало? Признаюсь, это было смутной идеей, к которой я не знал, как подступиться. Но ты действительно одержим сиськами, было бы глупо не воспользоваться такой настойчивостью.

- Я решил измениться и не быть таким! Я решил, что нельзя останавливаться, что нужно расти, вожделеть все остальные части женского тела! Попки! Ножки! Талию!

- Исе, поверь мне, как мастеру магии и меча. Лучше быть экспертом в одном искусстве, чем любителем во всех. Нельзя распылять внимание, ты должен сначала полностью постичь одну область, чтобы переходить к другой!

- Но ведь это невозможно! Сила сисек безгранична! Их упругость, их гладкость, твёрдость их сосков, всё это можно постигать вечность!

Полностью постичь сиськи! Масштаб замысла поражал. Неужели я сделал ошибку, неужели свернул с правильного пути? Неужели перестав быть Сиськодраконом, я перестану быть собой?

- Белзард-кун во многом прав, - вмешался Азазель. - Но он упускает одну вещь. Поверь мне, как учёному, самые гениальные открытия делаются на стыке наук. Продвинуться по одному пути становится всё труднее и труднее, но если шагнуть чуть в сторону, взглянуть на вещи по-другому, то тебя ожидает прорыв! И даже если говорить о битве, то владение даже слабой магией позволит мечнику победить более сильного противника, ошеломив его и застав врасплох!

Я обдумал слова сенсея. А ведь он был прав! Мой Разрыв Одеяний, магия самого бездарного из дьяволов в истории Преисподней, обеспечивала мне победы в безнадёжных поединках! Мы почти победили Райзера, расправились с фигурами Диадоры Астарота, и выиграли Игру с Сайраоргом Баэлем! Более того, именно моя магия смогла спасти Ассию, когда все остальные средства оказались бессильны. Это значит...

- То есть вы говорите, что мне нужно стать Мастером Сисек, но при этом не забывать и про попки? Что я должен стремиться к совершенству в одном, но также постигнуть и всё остальное?

- Похоже, ты начинаешь понимать!

- Сенсей! Сенсей, я не посрамлю вашу науку! Я достигну Бесконечного Предела Сисек! Я стану Мастером Попок! Достигну мастерства в Бёдрах, Талиях, Ножках и Спинках! Сенсей!

- Исе-кун!

- Сенсей!

- Исе-кун!

Не в силах сдержать эмоций, я зарыдал. Рука сенсея легла мне на плечо, и я увидел, что его глаза тоже блестят. Учитель, я счастлив, что стал вашим учеником!

- Кстати, Иссей, так что же у тебя за проблема? - Белзард с удивительной чёрствостью прервал наше единение.

Я бросил на него недовольный взгляд, но тут же вспомнил о цели визита.

- Ах да, сенсей, скажите, как я могу заработать денег? Мне понадобится много.

- Да? А зачем?

- Сейчас у меня дома живут три девушки. Ассия-чан попала ко мне в одной монашеской сутане, Валери-чан - в том платье, что было у неё в замке, а у Элши-чан платье было создано Граалем, и у неё больше ничего нет. Девушкам нужна разная красивая одежда, бельё, всякие женские штуки - а это недёшево. Я обещал показать им город, сводить в кино и на игровые автоматы. Мы хотели побродить по торговому центру. Моя заначка полностью выпотрошена, а перекладывать всё на родителей было бы с моей стороны нечестно. Раньше у меня, как у Сиськодракона Преисподней, была куча денег - гонорары с телевидения, с продажи фигурок и футболок. И пусть я ими не мог распоряжаться до совершеннолетия, но они были.

Азазель-сенсей громко расхохотался, и Белзард рассмеялся вместе с ним. Они тут же резко замолчали, болезненно скривившись от головной боли. Сенсей, смеяться над неприятностями ученика - недостойно учителя!

- Навевает воспоминания? - спросил Азазель-сенсей.

- Ага. Проблема владельца гарема номер четыре! - кивнул Белзард.

- А первые три? - не понял я.

- Узнаешь, Исе, поверь мне, узнаешь! - фыркнул учитель. - Ладно, к делу! Тебе просто дать денег?

- Нет! - возмутился я. - Я должен их заработать сам! Мне нужен источник дохода! Может вы, с вашим опытом, что-то подскажете?

Сенсей задумался.

- Ты говорил, что хочешь стать независимой силой, стоять вне Трёх Фракций?

- Конечно! В прошлый раз, к примеру, в инциденте со Святым Мечом, мы не могли ничего сделать, так как это спровоцировало бы Церковь. А если какому-то придурку наваляет дракон - тогда никакой войны не случится.

- Всё, что я могу тебе предложить, связано с работой на Григори. К тому же, для этого у меня хватает своих ангелов. Подумай, Иссей, что у тебя лучше всего получается... Нет не так, подумай, к чему твоё сердце стремится больше всего? Поверь долгоживущему существу, нет лучшей работы, чем хобби, которое приносит деньги!

Я задумался. Мои умения мало чем отличались от навыков обычного японского школьника. Я мог ещё неплохо драться, но не был кем-то типа Вали, маньяком битвы. Какое-то денежное применение Усиливающего Механизма не приходило в голову, а все мои хобби деньги только потребляли. К тому же, из-за нужды в деньгах для главного из них я и пришёл! Что я люблю? Риас и остальных девушек! Что мне нравится? Сиськи!

Как это всё сложно! Вот если бы я был Соной-кайчо, я бы вмиг всё придумал! Я закрыл глаза и представил себе Председателя. В моём воображении она стояла, поблёскивая очками, в задумчивости прикусив палец. Представь Сону! Думай, как Сона! Делай, как Сона!

И это сработало! У меня появилась прекрасная идея! Спасибо, Сона-семпай, вы - самая мудрая из красоток, которых я знаю!

- Сенсей, я придумал! Вот только сколотить состояние у меня получится ещё нескоро. Ждать, придётся около месяца!

- Прекрасно! А пока что давай сделаем так...

Возле уха сенсея возник магический круг.

- Пенемуэ, мне нужен открытый кредит на имя Хёдо Иссея. Нет, не пьян! Ну, не сильно! Ладно, ладно, сейчас!

Азазель коснулся виска, над его головой возникла ангельская магическая печать, она прошла сквозь его тело и тихо исчезла.

- Всё! Да, уже трезв! Полностью трезв! Пенемуэ-чан, ты сделаешь, как я прошу? Спасибо!

Белзард посмотрел на своего собутыльника, вздохнул, закрыл глаза, выждал десяток секунд, а когда их открыл, взгляд его стал трезвым и сфокусированным. Заметив мой удивлённый взгляд, он фыркнул.

- Если голова болит у тебя одного - никакого веселья.

- А как...

- Ну, я же не зря был сильнейшим Красным Императором, за жизнь можно нахвататься разных полезных трюков!

Я хотел было спросить, что ещё он знает и умеет, как перед Азазелем вспыхнул новый магический круг. Он засунул туда руку, вытащил чёрную пластиковую карточку и протянул её мне.

Я осторожно взял предмет в руки. На лицевой стороне карточки, в узоре из чёрных перьев была надпись "Григори-банк", выдавлены номер и моё имя. Очень скрытно, сенсей, очень скрытно! С обратной стороны на меня смотрела моя же удивлённая фотография.

- Сенсей, а когда это меня успели сфото...

- Пенемуэ-чан - очень хороший секретарь!

Вспомнив прекрасную Падшую, которую видел когда-то в будущем, её длинные фиолетовые волосы и, главное, великолепную большую грудь, я вынужден признать безусловную правоту слов сенсея.

- Спасибо, что взяли кредит в нашем банке, Хёдо-сан! Мы рады видеть Красного Императора в числе наших клиентов! Для такой важной персоны у нас открыта кредитная VIP-линия. За скромный процент всего в тридцать пять процентов годовых, мы предоставим вам неограниченный кредит.

- Азазель-сенсей, теперь я понял, почему вы Пали с Небес, - пробормотал я, пряча карточку в карман.

- Азазель-сенсей, а можете повторить ещё раз, что мы тут делаем? Нет, неправильно, что здесь делаю я?

- Хороший вопрос, Иссей-кун! - жизнерадостно сказал Падший. - Мы изучаем магию!

- Но ведь я не очень хорош в магии!

- И это досадное упущение, я должен исправить!

- С божьим благословением у тебя получится, Исе-кун, - утешила меня Ассия.

- Негоже, дабы муж сей, носящий Императора титул, не мог разить искусством тайных чар! - поддержал её торжественный голос.

Элша, ты же прекрасно знаешь современный японский! Не надо, не надо этих архаичных речей!

- У тебя всё получится, - мило улыбнулась Валери.

Я вздохнул, и спрятал лицо в ладонях.

Как я докатился до такой жизни? Почему я сижу за партой, откуда в большой, но не настолько, квартире сенсея взялась гигантская полукруглая аудитория, кафедра и большая школьная доска? Почему я сейчас не в Киото, не вскрываю могилу мамы Акено-чан? Не пробрался в Оккультный Клуб навестить Гаспера? Почему у меня на парте стоит приличная стопка учебников? Не знаю! Магия!

Нет, на некоторые вопросы у меня были ответы. Сенсей знал, где находился храм, в котором проживал с женой и дочерью один из его генералов, но обследование Механизма Валери-чан показала, что ей желательно пару дней им не пользоваться. Гаспер сидел запечатанным в своей комнате, телепортироваться туда не получалось, а вламываться было бы опрометчиво. Ассия-чан, следуя моим горячим уверениям (а я помнил, как здорово у неё получалась дьявольская магия), решила изучить тайные искусства. Я чувствовал себя обязанным вернуть ей всё, чего лишил, а значит нам предстояло навестить Лес Фамильяров, чтобы найти маленького вредного дракончика, которому я теперь не позволю получить имя "Рассей"! Знания Элши-чан устарели на три с половиной сотни лет, с тех пор магическая наука сделала много шагов вперёд, и ей нужно было вникнуть в современные тенденции. Ну а Валери... Для Валери всё было внове, она смотрела по сторонам с лицом ребёнка в аквапарке, наслаждаясь каждым новым впечатлением. Её воспитание в вампирском замке было строгим, женщинам, а уж тем более полукровкам фракции Цепеш, не рекомендовалось учить магию, так что, несмотря на хорошее образование, Валери-чан была в этом вопросе полным невеждой. Чем всё больше и больше напоминала мне Ассию-чан.

Естественно, спросить об этом у сенсея предстояло именно мне. Естественно, с помощью какого-то чёрного женского колдовства я был окружён и взят в плен. И вот теперь восседал прямо в собственноручно созданном сенсеем искусственном измерении, с искусственными партами и учебниками. Которые, к моей досаде, на выходе будут заменены на настоящие. К моему возмущению, Белзард заявил: "Я слишком стар для таких штук, мне бы кому-то настучать кулаками!" и почему-то такой жалкой отмазки хватило!

- Хёдо-сан, что я только что рассказывал про ритуалы? - строго спросил Азазель-сенсей, вырвав меня из копания в жалости себе.

Я наморщил лоб, пытаясь припомнить ту вводную часть курса магии, которую я слушал вполуха.

- Ритуалы и магические церемонии - это использование сил мироздания для совершения нужных магу действий! - нашёлся я.

- Верно. И это всё?

- Нет, ещё куча магов может... - поймав неодобрительный взгляд сенсея, я поправился. - Также ритуалы применяются для синхронизации сил нескольких магов, снижает требования к силе и искусности каждого, заменяя их заранее подготовленными расчётами. Кстати, сенсей!

Нужно попробовать старый трюк с отвлечением учителя.

- Да Иссей?

Нужен вопрос, но такой, чтобы касался темы урока, и одновременно не был глупым и простым.

- Вы говорили, что чудеса и дьявольская магия ангелов и дьяволов наиболее напоминает Волшебство. Но Юма-чан, Райнар, проводила... хотела провести ритуал по извлечению Священного Механизма Ассии-чан! Но как же так? Ведь вы говорили, что ритуалы - это формулы и расчёты! Или Райнар-чан владеет Западной Магией?

- Прекрасный вопрос, Хёдо-сан! - удовлетворённо кивнул Азазель-сенсей. - В основе технологии извлечения лежит именно Волшебство, искреннее стремление забрать желаемое. Воплощённая алчность, которая служила причиной Падения многих ангелов. Но так как Священный Механизм дан человеку силой Господа, то для разрыва этой связи и, более того, чтобы не дать Механизму уйти в следующую инкарнацию, требуются просто колоссальное количество силы. Поэтому применяется ритуал. А теперь мы поговорим об особенностях Северной Магии, об...

Фуф! Получилось! Получилось! Он купился! Не понимаю, как лидер Падших может сидеть тут и подтирать сопли школьнику? Да и в прошлой жизни, накануне самого грандиозного события за тысячу лет, он то и делал, что призывал меня, Пешку Гремори, дабы заниматься всякой ерундой типа игры в гонки и ловли рыбы. Ему что, действительно нечем заняться?

- А теперь запишите основные формулы расчёта параметров северных заклинаний.

Я не умер до конца и не стал дьяволом. Но тогда почему я в аду? Мил-тан-сенсей, забери меня! Девочка-волшебница хочет новых нечеловеческих тренировок!

Что может быть лучше, чем возвращаться домой после тяжёлой утренней тренировки? Когда не надо кататься по татами от бросков чудовища в розовом платьице, таскать на себе больше центнера блинов от штанги для "лёгкой разминочной пробежки", преодолевать полосу препятствий, избегая пуль пневматической винтовки, или же просто из последних сил выжимать чудовищные грузы на грубо сваренных самодельных тренажёрах?

Конечно же, делать это в компании трёх блондинок, заставляющих своей красотой свет солнца казаться не столь уж и ярким!

Впрочем, их красота помогала даже тренировкам казаться не настолько уж невыносимыми, а розовые короткие платьица, пришедшиеся всем троим впору безо всяких примерок (что ещё раз убедило меня, что Мил-тан либо владеет какой-то особой магией, либо обладает способностью Мотохамы), открывали просто прекрасный вид на стройные ножки! Да, забыл сказать, что Валери-чан, для которой всё в этой жизни было новым впечатлением, решила присоединиться к тренировкам, да и Элша-чан не могла бы стать сильнейшим Красным Императором, если бы не была в этой области настоящей маньячкой.

Я с тремя блондинками! Выкусите, Мацуда и Мотохама! Вы сами виноваты! Хотя, вынужден признать, их отношения с Катасе и Кирью были очень трогательными, они выглядели как настоящие послушные щеночки, провожающие хозяйку домой после школы. В любом случае, и Катасе и Кирью - милашки, а отношения с настоящей трёхмерной девушкой стоят любых жертв. Даже таких, как фактическое рабство Мацуды под зловещим блеском очков Кирью Айки!

Пропустив девчонок вперёд, я разулся и ввалился в гостиную. Сегодня мне предстоя... Что?

В комнате сидел Азазель-сенсей и весело о чём-то болтал с моими родителями за чашечкой чая. Но как же так?

- Иссей, познакомься с Азазелем-сама, Он - глава строительной компании "Падшие Ангелы Инкорпорейтед".

Мама! И тебе ничего не показалось странным в таком названии?

- Мы победили в розыгрыше, поэтому сегодня компания совершенно бесплатно провела реновацию нашего дома.

Папа, и ты? Ты же не участвовал в лотереях! И что значит "провела"? Уже? Пока меня не было два с половиной часа? Азазель-сенсей, не надо этих джедайских трюков с моими родителями!

- Приятно познакомиться с вами, Иссей-сан, вы можете называть меня просто - Азазель-сенсей!

- Отличная идея, Азазель-сама! - улыбнулась мама.

- Надеюсь вы научите нашего идиота хоть чему-то хорошему! - одобрительно кивнул отец.

Папа! Даже под ангельским гипнозом ты должен был бы защищать собственного сына!

- Зовите меня просто Исе, - проворчал я.

- Прекрасно! - рассмеялся Азазель-сенсей. - Ну а теперь, Исе-кун, хочу представить твоему вниманию бонус, который наша компания счастлива предоставить такому прекрасному молодому человеку!

Учитель щёлкнул пальцами и со второго этажа, с лестницы, торжественно сошли четверо человек. Первым шагал высокий пожилой мужчина с безупречной причёской и надменным лицом. Он был одет в чёрную ливрею дворецкого, а на руках у него были белые перчатки. За ним шагали три девушки в коротких чёрных платьях с белыми передниками и таких же беленьких чепчиках, и они выглядели как... горничные?

- Чтобы вам было нетрудно справиться с настолько возросшей площадью дома, компания предоставляет вам услуги горничных и дворецкого! - подтвердил Азазель-сенсей.

Миленькие горничные! У меня! Они будут звать меня хозяин-сама! Стоп, дворецкий? Зачем мне дворецкий? И о какой площади идёт речь, дом совсем не изменился? Стоп! Почему эти горничные кажутся такими знакомыми? Да и этот дворецкий... Взгляд мой остановился на огромной груди самой высокой горничной, и молния узнавания пронзила мой мозг. Я присмотрелся к остальным двум, после чего, наконец, перевёл взгляд на лицо дворецкого. Эти люди... эти Падшие были мне прекрасно знакомы!

- Добро пожаловать, хозяин-сама! - без энтузиазма, но громко, проговорили все четверо.

- Сенсей! Мне не нужен дворецкий! Пожалуйста, не надо! - завопил я.

- Тогда может забрать и горничных? - хитро улыбнулся Азазель.

Это были опасные Падшие! Жить рядом с ними было бы полнейшей глупостью и опрометчивостью! Я отвечал не только за себя, но и за трёх девушек, а значит стоило бы сразу ответить сенсею твёрдым отказом! Но красотки! Горничные! У меня могут быть горничные! С сиськами! Горничные с большими сиськами, называющие меня "хозяин"! Нет, я стал другим! Я стал ответственным и мудрым, так что меня так просто не проведёшь!

- Можно оставить тех, что с большой грудью? - спросил я.

Прекрасное решение, достойное самой Соны-кайчо!

- Ублюдок! Я тебя убью, отрежу голову и оскверню твою могилу! - закричала Миттельт.

- Миттельт! - строго сказал Азазель. - Что я тебе приказывал?

- Простите, Азазель-сама! - потупила глаза Миттельт. - Я убью вас, хозяин-сама, отрежу вашу голову и оскверню вашу могилу!

- Вот! Совершенно другое дело! - улыбнулся сенсей. - Прости, Исе-кун, но горничные идут комплектом!

Я вновь посмотрел на груди Калаванэ и Райнар, после чего принял единственное возможное решение.

- Хорошо. Так как Миттельт-чан очень миленькая, настоящая красотка, беру!

Взгляд Падшей потеплел, и она одарила меня благодарным взглядом.

- Я убью вас безболезненно, хозяин-сама!

- Прекрасно, Исе-кун! - улыбнулся Азазель. - Раз вы нашли общий язык, позволь мне показать тебе твой новый дом!

Новый дом? Тут же ничего не изменилось! О чём вообще идёт речь?

Мы поднялись на второй этаж, и я отвесил челюсть. Коридор, в котором мы оказались, был намного длиннее ширины нашего дома. И под словом "намного" я имел в виду "действительно намного". И в этом коридоре я видел ряды и ряды дверей. Азазель-сенсей! Опять ваши игры с измерениями! И как вы подобное объясните моим родителям?

- Как я и рассказывал твоим уважаемым родителям, - опять прочитав мои мысли, начал экскурсию Азазель-сенсей, - наша компания использует самые новые технологии организации пространства, поэтому дом изнутри кажется гораздо больше, чем снаружи!

- Вот видишь, сынок, это дизайн! Эргономика! - подтвердила мама.

Папа, мама! Неужели вы не видите, что никакими трюками в десятиметровом доме не сделаешь сорокаметровый коридор? Хотя в прошлый раз их не удивляло строительство шестиэтажного особняка за один день, так что чему я удивляюсь?

Экскурсия заняла больше часа, и я уже боялся, что опоздаю в школу. Азазель показывал спальни (в моей снова появилась огромная кровать с балдахином), гостиные, ванные, столовые, и подсобные помещения. Была даже комната с кучей экранов и огромного пульта, по словам сенсея - стандартное оборудование рейтинговых игр для создания искусственных измерений (и я даже не стал спрашивать, каким образом дьявольские приборы попали в распоряжение падшего ангела). Помимо всего, тут даже были горячие источники! И родители почему-то не задавались вопросом, каким это образом внутри дома может быть открытый онсен, и почему небо над ним - не голубое, а пурпурное!

Выход в Преисподнюю, сенсей, вы серьёзно? Вам не кажется, что это немного чересчур? Радовало одно - наконец-то хватает места для всех!

Когда горничные отвели маму охать над утварью огромной кухни, а папу - обследовать домашний кинотеатр (на огромном экране показывали даже Дьявольское ТВ), я, наконец, смог отвести Азазеля в сторону.

- Сенсей, Преисподняя?

- Как ты, наверное, знаешь, она населена не очень густо, и, помимо территорий, занятых дьяволами и Падшими, тут есть много свободных участков, которые стоят очень недорого. Было гораздо легче построить здание здесь, и соединить с твоим домом, чем делать всё внутри искусственного измерения. На идею меня натолкнул рассказ о том, что сделал с твоим жилищем Сарзекс.

При слове "недорого" по моей спине пробежали мурашки.

- Сенсей, скажите, а то, что вы сказали родителям про "бесплатно" - это правда?

- Конечно. Персона моего положения не может опуститься до лжи. Я соединил твой дом с Преисподней совершенно бесплатно!

- А земля? А здание? - не дал сбить себя с толку я.

- Не беспокойся, Исе-кун, я записал всё на твой счёт!

Не беспокоиться? Не беспокоиться? Да это стоит целое состояние!

- А горничные? - немного истерично продолжал я.

- А вот насчёт этого уж точно не волнуйся! Теперь мне придётся придумать что-то для Донасика, но Райнар, Калаванэ и Миттельт направлены к тебе в качестве наказания. Ненадолго - лет на пятьдесят.

И это недолго? Да таких сроков не дают даже за убийство!

- Сенсей, но ведь я не собирался покупать это всё! Я даже не давал согласия всё это купить!

- Прости, Иссей, но мы же не какие-то дьяволы! С нами не нужно заключать формальные контракты. Ты сам жаловался, что в доме мало места. А раз ты являешься нашим VIP-клиентом, то мы просто обязаны всё оформить по высшему разряду!

- Но я никогда в жизни не смогу с вами расплатиться!

- Не беспокойся, я уверен, ты найдёшь способ! Ты же Красный Император, как-никак.

Я застонал. Если моя идея провалится, я попаду в кредитное рабство на всю оставшуюся жизнь. И, судя по всему, эта жизнь будет о-о-о-очень долгой.

- Хорошо, сенсей, - вздохнул я. - Но я очень надеюсь, что дивиденды вашего банка сопоставимы с процентами за кредит.

- А вот это и было формальным согласием! - осчастливил меня Азазель.

Было немного неловко находиться под неприветливыми взглядами моих новых горничных, я с дрожью в коленях думал о предстоящей ночёвке под одной крышей, но в каждой ситуации нужно искать положительные вещи. Поэтому я попросил маму сделать наше групповое фото моим телефоном. Для них с папой главным оказалось не появление огромного особняка, не происходящие странности, а ещё три девушки в доме, поэтому мама радостно исполнила просьбу. И пусть лица горничных были немного хмурыми, но Мацуда и Мотохама всё равно выпадут в осадок!

Эффект превзошёл все ожидания! Миттельт была похожа на лоли, а на них Мотохама всегда был падок, к тому же он быстро оценил и озвучил размеры всех девушек (удивительно, но его очки сработали с фото на экране телефона), поэтому они набросились на меня и пытались задушить. И эта попытка, по сравнению с прошлой жизнью, была намного серьёзней, ведь теперь они были гораздо сильнее, плюс имели некоторый навык в боевых искусствах.

Свалку разогнала Айка-чан, которую позвала сердобольная Ассия. Она оттянула Мацуду за ухо (его уши словно были созданы для этих целей!), поинтересовалась причинами заварушки, и когда, наконец, их узнала, зловеще блеснула очками и утащила Ассию выпытывать подробности. И её ни капли не смутило то, что японский Ассии-чан был далёк от разговорного. Иногда эта девушка пугает меня даже больше Падших, дьяволов, вампиров и драконов вместе взятых!

Кое-как пересидев уроки и лекцию по магии Азазель-сенсея, я в который раз себя поймал на том, что тренировка, где все твои проблемы - сильная боль и невыносимая усталость, является для меня способом отдыха. Меня давно уже не беспокоило розовое платье, вид Мил-тан уже давно был привычным и даже родным, а путь к цели (которой было именно окончание тренировки) - прямым и ясным.

Но на этот раз обычной тренировки не получилось. Мило щебечущая Ассия, переодеваясь, как-то умудрилась донести до сенсея мысль, что мой дом стал значительно больше, и как-то (не спрашивайте меня как - это выше моего понимания) объяснила про то, что находится за его пределами.

Поэтому место тренировки изменилось, им оказался мой дом.

Мил-тан-сенсей испытывал полный неприкрытый восторг. Он полностью забраковал мой спортзал, заставленный самыми современными человеческими тренажёрами, но местность за пределами дома оказалась именно тем, что нужно. Там были горы, была речка и большое озеро, а также густой непролазный лес, кишащий непонятными тварями, которых отгонял лишь магический барьер.

Да, забыл сказать, что проверил свой счёт, позвонив по горячей линии банка, и сумма, которую я оказался должен, была просто астрономической. Земля в Преисподней продавалась огромными участками и действительно была недорогой, вот только это "недорого" было в пересчёте на гектары, полная сумма выглядела как "немедленная смерть - это неплохой выход". Но я знал, что рядом с обладателем Грааля Сефирота подобные мысли были лишь самоуспокаивающей глупостью.

Так что, пока мы занимались разминкой, я вновь и вновь обдумывал способы выбраться из долговой ямы - ведь ставка на один вариант была огромным риском в случае неудачи. Когда мои мысли свернули на грабёж банков, я понял, что занимаюсь совершенно не тем. Ведь мне предстоят сражения с кучей разных придурков, а они были не только очень сильными, но и неимоверно богатыми! Вымогательство и шантаж - вот настоящий выход! Трепещите злодеи! Потерянной жизнью вы не отделаетесь!

- Что это за нелепица? - послышался женский голос. - Тут что, приехал цирк?

Я вынырнул из размышлений, и взглянул на своих горничных, которые все втроём стояли на пороге особняка, который отсюда выглядел широким двухэтажным зданием в классическом европейском стиле.

- Мы тренируемся! - ответила Валери на риторический вопрос.

- Мы станем гораздо сильнее, - сообщила Ассия. - Благослови Господь труды Мил-сенсея!

Райнар запрокинула голову и громко расхохоталась.

- Тебе идёт это платье, Исс... хозяин-сама! - сквозь смех выдавила она.

- Ведь ты выглядишь в нём полным придурком! - добавила Миттельт.

Даже на лице всегда спокойной Калаванэ заиграла улыбка.

Ах так? Не смейте шутить с девочками-волшебницами!

- Мил-тан, Азазель-сенсей сказал, что они в моём полном распоряжении. А семь девочек-волшебниц - гораздо лучше, чем четыре!

Глаза Мил-тан подозрительно заблестели.

- Ваши наряды, ньо! Они слишком мрачные, ньо, но для первой тренировки сойдут. Стройтесь, ньо!

Улыбки мгновенно пропали с ангельских лиц.

- Человечек, ты знаешь с кем разговариваешь? - прошипела Райнар, делая несколько шагов вперёд.

Элша-чан прервала разминку и с нескрываемым интересом стала наблюдать за разворачивающимся представлением. Мы с Ассией и Валери последовали её примеру. Сейчас очень нелишним был бы попкорн.

- С будущей девочкой-волшебницей, ньо! - беззаботно ответил Мил-тан, но глаза его опасно сузились.

- Мне приказали слушаться этого слабака, охранять этих сучек, но Азазель-сама не запрещал тебя убить!

Я раскрыл рот, чтобы отдать им приказ подчиняться Мил-тан, но он, заметив, остановил меня жестом ладони.

- Попробуй, ньо. Мил-тан будет нежным, ньо.

Райнар вытянула руку и в ней материализовалось копьё света. Это впечатлило сенсея не больше, чем предыдущие угрозы. Он легко уклонился от броска, ухватил Райнар за предплечье, и впечатал её в землю. Вслед за ней сразу же отправились бросившиеся на подмогу Калаванэ и Миттельт.

Сенсей отступил, и кучка падших горничных зашевелилась и рассыпалась. Райнар вскочила на ноги.

- Ты меня разозлил, человек! - прошипела она.

В руке её вновь возникло копьё, сзади взметнулись чёрные крылья, а одежда вновь изменилась на садо-мазо наряд, отличавшийся от предыдущего, разрушенного Разрывом Одеяний, лишь в незначительных деталях.

Мил-тан поражённо застыл и в глазах Райнар мелькнуло торжество.

- Наконец-то ты понял, с кем имеешь дело! Но поздно!

По щеке Мил-тан скатилась одинокая слеза.

- Это же... Это же...

- Да, я - падший ангел! Высшее существо, перед которым вы, червяки, должны трепе...

- Это же трансформация девочки-волшебницы, ньо!

Следует ли говорить, что к тренировке присоединились три сексуальные горничные?

Дни сменялись днями, превращаясь в безрадостную мешанину тренировок и учёбы, которые приходилось тянуть, сцепив зубы, только ради своей главной цели. Лишь обилие окружающих меня красоток хоть как-то скрашивало ситуацию, даже несмотря на то, что три из них ни о чём так не мечтали, как о моей мучительной и долгой смерти. Впрочем, учёба и тренировки её заменяли с лихвой.

Прошли выходные. По сравнению с моими долгами, любая сумма, которую я смог бы потратить, являлась бы ничтожной. Поэтому я сводил девушек в город, захватив и Падших, на этот раз переодетых в обычную повседневную одежду. Мстительные ангелы решили опустошить мой кошелёк, но я, после произошедшего разбойного грабежа в стиле "я твой друг и учитель", воспринимал это с удивляющим меня самого равнодушием. Но когда слышал перешёптывания окружающих, обсуждающих меня, подонка, который загрёб в своё распоряжение сразу шестерых красоток, настроение постепенно поднималось, так что к концу дня, наполненного кафе, ресторанчиками, магазинами, караоке и игровыми автоматами, оно стало совсем прекрасным.

После получения новых комнат, несмотря на явные улучшения условий проживания, Ассия и Валери стали ходить недовольными, на все мои вопросы отвечали отрывисто и неохотно, а просьбы объяснить что происходит приводили лишь к уклончивым ответам и вздёрнутым носикам. Элша лишь посмеивалась над моими затруднениями и на просьбы объяснить говорила: "Я не понимаю японского". Но ведь я-то могу говорить на всех языках мира и говорил тогда с ней на её родном языке, одном из старогерманских диалектов! Мне, конечно, больше нравилось, когда красотки ночевали со мной в постели, но ведь им должно быть невыносимо ютиться в тесноте. Особенно Валери, привыкшей к роскошной обстановке замка.

А в понедельник Азазель-сенсей, обследовав Святой Механизм Валери-чан, дал добро на его применение, а значит нас ждала новая миссия.

Я готовился ко всему, к схваткам с дьяволами или драконами, ждал нападения чудовищ или злых родственников Акено-чан, но, к моему изумлению, всё прошло тихо и буднично, словно поход в бакалейный магазин.

Нет, мы, конечно подготовились. Я переоделся в чёрный костюм и обвешался ангельским оружием, Элша была в том же длинном платье, а в руках сжимала огромный двуручный меч (и я даже не спрашивал сенсея, откуда он взялся), а Ассия-чан перед самой миссией листала учебник магии, повторяя защитные и атакующие формулы. Несмотря на все заверения Азазель-сенсея, я не очень доверял своим горничным, но позволить себе не использовать такую силу, как сразу трое Падших, не мог.

Я был готов к долгим уговорам и торгу, ведь покладистостью и послушанием ангелы-горничные не отличались. Но мои опасения оказались напрасны.

- Ты хочешь сказать, хозяин-сама, - ехидно выделила обращение Райнар, - что мы не только сможем оказать немалую услугу генералу Баракиэлю, но ещё и увидеть своими глазами Чашу Господа?

- Ну, если так поставить вопрос...

- Мы согласны! - отрывисто сказала Калаванэ.

- Чего ты ждёшь, идиот-сама? - топнула ногой Миттельт.

Когда все были готовы, мы воспользовались кругом телепортации, предоставленным Азазель-сенсеем. Перед самой отправкой трое Падших взяли Валери-чан в кольцо, а на их лицах была написана непривычная решимость.

Вспышка телепортации вышла почти незаметной. Место, в которое мы попали, было неизвестным храмом, который, несмотря на следы эпизодических визитов для ремонта и уборки, сильно обветшал. Я не знал, где мы находимся, место напоминало о моих каникулах в Киото, но так было бы с любым храмом. Мы побродили по округе, не расслабляясь и не разделяясь - ведь случиться могло что угодно. А вот к тому, что просто и без приключений найдём могильный камень с несколькими офуда под ветвями отцветшей сакуры, готовы не были.

Валери-чан склонилась над могилой, сняла с руки браслетик (почти такой же, каким Азазель-сенсей в прошлой жизни запечатывал мои силы), и пропела что-то на том же непонятном языке. Как? А разве не нужно вскрывать могилу и извлекать труп (если Баракиэль-сан пользовался западными традициями погребения) или же доставать урну с прахом, если похороны прошли традиционно? Судя по появлению золотой чаши в руках Валери и маленьким искоркам золотого света, сгущающихся над могилой - не обязательно!

Это было время, когда нас можно было хватать без сопротивления. Ассия-чан и Падшие с благоговение смотрели на совершающееся чудо (и, клянусь, горничные, как и Ассия, возносили молитвы!), а я стоял в предвкушении - ведь сейчас передо мной должна появиться, пусть и на миг, обнажённая женщина! Мама Акено-чан! Прекрасная мико, покорившая даже генерала Падших, который повидал на своём веку немало красивых женщин! Из нас всех бдительность сохраняла только Элша-чан. К моему огромному, огромному, огромному сожалению!

В самый интересный момент, в тот миг, когда на теле должны были восстановиться волосы и кожа, а одежда ещё не успеть появиться, сильная шершавая ладошка прижалась к моему лицу и закрыла глаза! Элша-чан, ты так жестока!

Зрелище, которое мне открылось после того как Элша убрала руку, заставило меня долго стоять с отвисшей челюстью. Передо мной стояла близняшка Акено-чан, отличающаяся разве что цветом глаз! Даже одежда мико была такой же! Глаза Химеджимы-сан глаза были карими и очень тёплыми, даже не верилось, что от этой милой девушки Акено-чан унаследовала свои садистские наклонности! Нет, во всём виноват Баракиэль!

- Где я? Кто вы? Почему я жива? - посыпались на нас вопросы. Её взгляд остановился на горничных. - Падшие ангелы. Вас прислал Баракиэль-кун?

Каким-то непонятным образом я оказался вытолкнут вперёд, а девушки собрались у меня за спиной, предоставив мне вести все переговоры. Это нечестно! Так мне приходится смотреть ей в глаза, хотя эта грудь ничем не уступает сиськам Акено!

- Добрый день, Химеджима-сан! Я друг Акено-чан, меня зовут Хёдо Иссей, но вы зовите меня просто Исе.

- У-фу-фу, Исе-кун! Ты тоже зови меня Шури-чан! - её улыбка была очень милой и приветливой, но я знаком с Акено, поэтому не должен терять бдительности.

- Сейчас у нас с Акено-чан произошла серьёзная размолвка, к тому же она не разговаривает с отцом, поэтому я не придумал ничего лучше, чем вернуть вас к жизни! Только так я смогу наладить отношения и помочь вашей семье.

- Вот как? Исе-кун, ты придумал очень необычный способ добиться желаемого. Очень невозможно-необычный! Мне нравится, что парень Акено-чи настолько решителен!

- Теперь я ей не парень, - опустил глаза я. - Шури-сан, я предлагаю перебраться ко мне домой, оставаться тут опасно.

- Ара-ара, молодому парню приглашать замужнюю женщину к себе домой - это очень дерзко!

- Вы были мертвы, Шури-сан, так что технически...

И ты, Элша?

- У-фу-фу, действительно! Срок наших клятв был лишь до смерти! Так ты, негодник, зовёшь домой незамужнюю!

- Мои родители будут просто счастливы, - проворчал я, призвал магию и перенёс всю компанию к себе в гостиную.

Шури-сан внимательно выслушала мой рассказ. Я не сильно вдавался в подробности личных отношений с её дочерью (хотя та едва тянула ей на младшую сестру), рассказал о прошлом Акено-чан, о клане Химеджима, благодаря которому Акено была бы мертва, не подоспей вовремя Риас. О том, что дочка винит в смерти только Баракиэля и ненавидит свою ангельскую природу. Рассказал о несбывшемся будущем, о своих планах и об событиях, что привели к её воскрешению.

- У-фу-фу, - хихикнула Шури-сан, - то есть, для того, чтобы завоевать сердце Акено-чан, ты прокрался в замок, кишащий вампирами, поразил злодея и победил сильнейшего дракона в мире?

- Кром Круах отпустил нас! Он мог бы спокойно убить обоих!

- Ты говоришь, что твоя Гремори-чан очень сильна и обладает силой Разрушения?

- Да! Риас великолепна!

- А её подруга, как её, Ситри-чан, она очень умная?

- Да! Я не знаю никого умнее Соны-кайчо!

- И если они сыграют в шахматы, кто победит?

- Обычно побеждает Сона-кайчо. Но Риас-чан тоже очень умная! Хотел бы я когда-то стать таким же умным, как она!

- Но о какой победе может быть речь, если Риас может её уничтожить своей магией?

Я смутился. Если глянуть с такой стороны, то выходит, что я действительно победил дракона?

- Ты действительно победил дракона! - прочла мои мысли Шури-сан. - И всё это ради моей Акено-чан! У-фу-фу, так недолго и влюбиться. И теперь, когда я не замужем...

Шури-сан была настоящей красоткой! Но перед глазами внезапно предстала хмурая фигура Баракиэля, с молниями, потрескивающими вокруг его кулаков. Я сглотнул.

- У-фу-фу, не стоит так пугаться! Я всё ещё люблю Баракиэль-куна! Но ты мне понравился, так что я помогу вам с Акено-чан!

- Отлично! Я могу нас перенести в горы, в поместье Гремори, где они сейчас тренируются! - предложил я.

- Не стоит, Исе-кун. Ей предстоит серьёзное сражение и нужна сосредоточенность. А новости такого масштаба, хорошие или плохие, сильно помешают.

Я обдумал слова Шури-сан и, как бы мне ни хотелось броситься к Акено-чан немедленно, вынужден был признать её правоту.

- К тому же это касается не только судьбы Риас, но и Акено-чан лично.

- Лично? Что вы имеете в виду, Шури-сан?

- Я же говорила назвать меня Шури-чан, дорогой. Как ты думаешь, если этот Фенекс женится на Риас-сан, оставит ли он в покое мою Акено? Или эту кошачью девочку? Или даже того вампира в платье?

Райзер, ты решил наложить свои лапы не только на Риас, но и на Акено с Конеко? Даже на Гья-суке? Ублюдок! Я обязательно набью твою куриную морду!

- Скажите, Шури-сан, а вы...

- Шури-чан! И давай на "ты"! Ты же не считаешь меня старой?

Вокруг неё сгустилась очень опасная аура, напоминающая об Акено-чан, когда та переходит в режим садиста. Для полноты сходства не хватало только, чтобы она лизнула пальцы, как это обычно делает Акено-чан.

И конечно же, она тут же лизнула пальцы!

- Шури... чан, может мне позвонить Азазель-сенсею, чтобы он позвал вашего мужа?

- Нет! - отрезала мико. - Баракиэль-кун наказан! И пока что мне нужно обдумать его кару.

Конечно же, Химеджима Шури осталась в нашем доме. И, к моему ужасу, нашла общий язык с папой и мамой.

С каждым днём, как приближалось окончание тренировки Оккультного Клуба, моё нетерпение росло. Я выкладывался на полную, пытался преодолеть все лимиты, быть готовым к чему угодно. Мил-тан узнал об магическом пульте Рейтинговых Игр (я виню в этом вас, Азазель-сенсей!), и наши тренировки перенеслись в искусственное измерение.

Я не знаю, было ли это изначальным дизайном, или модификацией Азазеля, но создание нового мира могло производиться вдвоём - один человек (или дракон, или девочка-волшебница!) обеспечивал пульт магией, а второй полностью задавал параметры измерения. Почему-то мне не приходило в голову, что висящие в воздухе острова, соединённые переходами, на которых происходила игра с ублюдком Астаротом, обозначают управление гравитацией. То устройство, что стояло у меня дома, имело эту и функцию. Мил-тан-сенсей сообразил это быстро, очень быстро, поэтому я получил индивидуальный курс тренировок в адском месте, где даже просто устоять на ногах могли лишь я, сам Мил-тан и Элша-чан. Впору было отступить, испытывая жалость к себе, сокрушаться из-за невыносимых мучений. Но мир с повышенной силой тяжестью делал самое главное - он помимо силы (которая, пусть и была важна, но не была главной), тренировал выносливость, а именно её всегда не хватало владельцам Священных Механизмов. Ведь если друзья провалятся, если у них не получится, между Райзером и Риас останусь лишь я.

Они проиграли. Я заметил это сразу, когда вновь увидел членов Оккультного Клуба. Конеко-чан была более отстранённой, чем даже обычно. Весёлый беззаботный характер Акено-чан исчез, она ходила хмурой и мрачной. Киба постоянно играл желваками и больше не улыбался мило здоровающимся с ним девушкам. А Риас... глаза Риас были пусты, в них не было того блеска, той жизни, которая обычно просто хлестала через край.

У меня было два варианта. Понадеяться на Сайраорга, на слова, что он не допустит принуждения кузины к замужеству, либо же вновь взять ситуацию в свои руки. И, невзирая на то, что теперь за мной не стоял никто, пришло время проверить, стоили ли того все те мучения, те невыносимые тренировки, вся та боль и травмы? Но, для начала, мне нужно было кое-что узнать.

Я выступил из-за дерева, сложив на груди руки.

- Рассказывай!

- Чего тебе, Хёдо? - едва удостоил меня взглядом Киба.

- Ты знаешь, что мне нужно!

- Мы старались, мы превзошли самих себя. Твоё предупреждение о Слезах Феникса оказалось кстати, Акено была настороже и не дала Юбеллуне восстановиться. Мы прошли сквозь них, словно пламя сквозь снег, убрали каждую фигуру, не потеряв никого. Но потом вышел Фенекс, и мы ничего не смогли сделать. Мы проиграли.

- Самое главное: помолвка - послезавтра? В Преисподней?

- Откуда ты... Ах, да, понятно. Знаешь, Хёдо, иногда мне хочется поверить, что твоя сказка о будущем - это взаправду. Но мы знаем, что ты связан с Падшими, так что есть объяснения проще и правдоподобней.

- Да, теперь я связан с Падшими, - не стал отрицать я. - Но это не имеет значения.

- Ты прав. Прощай, Хёдо.

- Нет, Юто, до скорой встречи!

Этим вечером, после тренировки, я сидел в компании восхитительных блондинок и мялся в нерешительности, словно школьник, в первый раз покупающий хентай-мангу. Я посоветовался с Шури-чан, и мы решили, что её явление перед дочерью именно сейчас будет неуместным, так что оно состоится через пару дней. А пока лично мне следовало приготовить Райзеру хороший свадебный подарок. Я знал рецепт победы, знал слабые и сильные стороны Фенекса, уязвимые черты его характера. Но глупо было надеяться лишь на старую импровизацию, нужно учитывать вариант неудачи. Поэтому у меня сейчас было дело к Ассии, но чувствовал себя я последним подлецом.

- Так чего ты хотел, Исе-кун? - спросила бывшая монашка.

Я сжал челюсть. Это же Ассия-чан! Невинная, милая Ассия!

- Исе-кун?

- Ассия-чан, мне нужен твой Священный Механизм.

- Хорошо.

- Что? Ты же знаешь, что если лишиться Механизма, то умрёшь!

- Но ведь Валери меня воскресит, с помощью силы, дарованной ей Господом!

Что? Ассия готова умереть просто ради моих целей? Ассия-чан, ты настоящий ангел! Ты больший ангел, чем большинство ангелов, что я встречал!

- Нет-нет-нет! Я просто хочу попробовать одну штуку, которую я когда-то проворачивал с Вали.

- Тогда в чём дело?

- Но тебе может стать плохо! Я не знаю, что произойдёт!

- Исе-кун, что бы не произошло, я воспользуюсь Граалем! - сказала Валери.

Это было огромным риском, это действие сократит срок моей жизни, но может стать именно тем, что, если не обеспечит победу, то поможет не проиграть.

- Ассия-кун, покажи мне, пожалуйста, Сумеречный Целитель.

Ассия без слов вытянула руку и зелёное сияние сконцентрировалось в серебряное колечко с зеленоватыми камнями обрамлёнными цветочным орнаментом.

- Может быть больно или неприятно! - предупредил я.

- Если моя боль поможет тебе, Исе-кун, я готова терпеть её сколько угодно!

- В любом случае прости! Прости меня, Ассия!

Я вытянул руку, взял её ладошку в свою, и другой рукой, с когтистой драконьей лапой, ухватился за один из камней.

[Усиление!]

Мои драконьи пальцы сжались, послышался треск, и камушек, украшавший одно из колечек, оказался в моей руке. Послышался вскрик Ассии, из-за которого я почувствовал себя подонком.

Я закрыл глаза. Священный Механизм! Ты подчиняешься желаниям владельца! Ты воплощаешь его мечты и мысли! Ты способен изменяться и адаптироваться! Мне очень нужна сила Исцеления, я готов ради неё, ради того, чтобы пережить бой с Фенексом, отдать свою жизненную силу! Мне нужно стать сильным сейчас, а не жить очень долго! В прошлой жизни мне удалось подчинить силу Альбиона, удалось соединить с тобой Аскалон! Помоги мне и сейчас!

Вновь раздался вскрик Ассии, и я открыл глаза. Осколка Сумеречного Целителя со мной больше не было, зато на каждой фаланге моих пальцев сияла зелёно-голубая искорка.

Я не чувствовал себя хуже, не было того отвратительного ощущения, словно я разрезан пополам, словно жизнь вытекает сквозь открытые раны. Нет, пальцы окутывало чувство приятного тепла. Я вонзил коготь себе в ладонь и с усилием провёл, оставив неглубокий порез. После того как зелёный свет коснулся раны, края немедленно сомкнулись, и она исчезла без следа. Сработало! Это сработало!

У меня появилась новая сила.

- Как ты себя чувствуешь, Исе-кун? - спросила Ассия-чан.

- Ассия, это я должен тебя спросить! Ты в порядке? Ничего не болит? Не чувствуешь себя плохо?

Ассия прислушалась к себе.

- Нет, только сильная усталость. Немного отдохну и всё пройдёт. А ты?

- Или из-за того, что ты дала силу добровольно, а может потому, что это не сила вечного врага Ддрайга, но всё хорошо.

- Восславим Господа за эту милость!

Осталось одно, последнее дело.

- Ассия-чан, мне ещё понадобятся твои таланты.

- Я готова помочь, Исе-кун.

- Нет, это будет завтра, когда ты хорошо отдохнёшь.

Я стоял перед зеркалом и всматривался в своё отражение. Мне нужно произвести впечатление, как-то отсрочить миг, когда на меня накинется охрана, да ещё и суметь спровоцировать Райзера на бой с неизвестным типом, вломившимся к нему на свадьбу. Я знал, как задеть и уязвить Райзера, ведь в будущем мы не только стали приятелями, но даже вместе подглядывали на горячих источниках. А это всегда сближает парней с горячей кровью, даже если при этом один из них пытается помешать другому увидеть свою возлюбленную голой.

Я прикидывал варианты, перебрал всё, что только взбредало в голову, даже всерьёз обдумывал не только костюм ниндзя, но и наряд девочки-волшебницы. Остановился на школьной форме Академии Куо. Ведь я был, прежде всего, не слугой Риас, не представителем другой фракции или силы, а кохаем, недовольным что главного идола школы отдают замуж насильно. К тому же у костюма был и другой, не такой явный бонус.

Я с нетерпением смотрел на часы, стоя на пороге своего дома в Преисподней. Оставалось совсем немного, так что я готовился к переносу в то место, куда в прошлый раз меня забросил круг Грэфии-сан, и откуда мы с Риас улетали на её грифоне-фамильяре.

Сзади послышались шаги, и я повернул голову, глядя через плечо.

- Я иду с тобой! - заявила Элша.

Она была одета в своё платье (до сих пор не понимаю, как вообще платье может быть "для боя"), а на плечо был закинут двуручный меч, который она называла "двуручник" по-немецки.

- Нельзя! Я же говорил...

- Да, да, в Ассии слишком много святой силы, Валери - вампир, а горничные - это Падшие.

- И это спровоцировало бы конфликт. Даже Вали, хоть и согласен помочь, слишком уж связан с Азазелем. Поэтому я пойду сам. Ведь я - дракон, а мы вне фракций.

- Исе-кун, ты кое-что забыл. Пусть во мне больше нет Механизма, но я когда-то была Красным Императором, и с момента воскрешения ничего не изменилось. Я тоже дракон. Во мне есть частица Ддрайга.

- Жертва? - сразу же сообразил я. - Ты чем-то пожертвовала ради силы? Чем? Я отдал руку!

- Пффф, я же девушка! Мне нельзя ходить с драконьей лапой! Нет, я отдала сердце! Это было огромной жертвой, но вместе с тем, лишь дало силы, ничего не забрав взамен.

Ддрайг, а так что, тоже было можно?

"Конечно! Ещё частенько жертвуют глаза, тогда носитель получает драконье зрение, правда люди пугаются вертикальных зрачков."

И ты молчал?

"Ты же говорил, что дьяволы как-то высасывали драконью силу? И особых проблем с рукой не было."

Я вспомнил, как Риас и Акено эротично посасывали мои пальцы, и расплылся в улыбке. Отдать сердце ради силы? Девчачьи глупости! Единственный клёвый вариант, что приходит в голову, принёс бы только проблемы в личной жизни! Рука - самый лучший выбор, который только можно сделать:

- Ты думаешь о чём-то извращённом, - констатировала факт Элша.

- Это просто приятные воспоминания. Просто приятные воспоминания!

Я поймал её заинтересованный взгляд, но от разъяснений меня избавил будильник телефона. Пора!

Моя Риас! Моя госпожа, моя любовь и мой друг! До боли чёткий образ возник перед глазами: её длинные багровые волосы, прекрасная фигура и совершенное лицо с тёплыми голубыми глазами, ласково глядящими на меня.

Сияющий круг переноса ухватил нас так легко, словно сама Вселенная собиралась помочь в этой миссии.

Место, где мы очутились, было тем же, что и в прошлый раз. Тот же широкий коридор, те же магические свечи на стенах, тот же красноволосый портрет предка Риас. Та же дверь с горгульями, из-за которой доносился гул многих голосов. Я громко выпустил сдерживаемое дыхание - до сих пор подспудно ожидал, что свадьба состоится в другом месте. Но, видимо, тут от меня зависело даже меньше, чем дата битвы Риас и Райзера.

Я открыл двери и, не глядя на гостей, не обращая внимания на размеры помещения и роскошь обстановки, твёрдо зашагал к женщине с багровыми волосами, одетой в красное свадебное платье.

Элша-чан следовала чуть позади и справа, прикрывая мне спину.

По мере нашего продвижения голоса стихали, а затем становились ещё громче, меняя тональность.

- Ри-и-и-и-и-иас! - во всю мощь лёгких заорал я.

Это, конечно, привлекло их внимание. Риас резко развернулась, и глаза её при виде меня расширились. Звуки в зале затихли.

- Сарзекс Люцифер-сама, Грэфия-сан, Зеотикус-сан, Венелана-сан, высокие гости. Меня зовут Хёдо Иссей, я ученик старших классов Академии Куо. Я пришёл сюда прекратить это надругательство над мечтами всех парней нашей школы, над возмутительным браком, когда Главную Сестрёнку Куо насильно отдают за расфуфыренного придурка!

- Кто ты вообще такой? - прошипел Райзер.

- Ты что, тугой на ухо? Я кохай Риас-онеесама!

В толпа зашевелилась, сквозь неё ко мне проталкивались солдаты охраны. Вот появился один охранник, за ним второй, а затем они стали прибывать один за другим, выстраиваясь в ряд и готовясь задержать (или убить) нарушителей.

Элша вышла вперёд, с громким стуком ткнула в пол своим мечом и лениво облокотилась на крестовину. Тяжёлая аура, которой я никогда не ощущал в ней раньше, всколыхнулась удушливой волной.

- Подходите, не стесняйтесь! - рассмеялась она.

Киба вышел вперёд, подошёл ко мне и стал по правое плечо. В руках его материализовались два демонических клинка.

- Надеюсь, Хёдо, ты знаешь, что делаешь.

Послышались лёгкие частые шаги и слева встала Конеко-чан, разминая кулаки.

- Извращенец, я попробую поверить тебе лишь на этот раз.

- Я не знаю, что происходит, но сейчас нельзя быть слишком переборчивой, - послышался голос Акено-чан, которая остановилась позади Конеко.

Акено-чан, ты как всегда великолепна! Как же мне не терпится устроить тебе сюрприз после этого глупого представления!

Я вновь повернул голову к Сарзексу и громко крикнул.

- Если придурок Райзер хочет жениться на Риас-онеесама, то пусть не думает, что может игнорировать нас, простых парней Куо! Ему придётся доказать свои притязания, для начала победив меня!

- Что ты несёшь, ничтожество! Неужели думаешь, что я, высший дьявол, снизойду до схватки с каким-то жалким слизнем? Что буду марать руки об тебя, недостойное животное? - рассмеялся Райзер.

- Так и знал, что зассышь! - поддел его я.

- Ничтожество, ты просто не представляешь, с кем имеешь...

- Знаете, а ведь должно выйти очень интересно! - послышался весёлый голос.

Сарзекс?! Он что, меня поддерживает? Но ведь мы совсем незнакомы! Нет, он, конечно, был на стороне Риас, и в прошлый раз всё случилось с его подачи, но почему?

- Мне, как текущему чемпиону среди молодых дьяволов, было бы интересно взглянуть на этот бой!

Я вытаращил глаза. Рядом с Сарзексом Люцифером стоял, скрестив руки на груди, Сайраорг Баэль. Ха, ты опоздал, красавчик! Твою милую кузину спасу я!

- Люцифер-сама, неужели вы позволите... -начал говорить Райзер, но его прервали.

- Сарзекс, что всё это значит? - спросил ещё один красноволосый мужчина. Гремори Зеотикус-сама!

- Папа, мне кажется, что помолвке не помешает небольшое оживление. Мистер Хёдо оказал мне немалую услугу, было бы невежливо не пойти ему на уступки.

Услугу? Я? Сарзексу? Когда?

- Я передал твои слова, - бросил через плечо Киба и его шёпот показался оглушительным в наступившей тишине.

- Но что может сделать школьник против наследника рода Фенекс? - задал вопрос Зеотикус-сама.

- А вот на это мы и посмотрим! Райзер, ты не против ещё разок продемонстрировать свою силу?

- Конечно, не могу же я отказать в просьбе будущему родственнику! Только, боюсь, вы будете разочарованы. Я постараюсь растянуть бой как можно дольше, но ничего не могу обещать - слишком велика разница.

- О, уверен, Хёдо-кун сможет тебя приятно удивить.

- Кстати, Сарзекс-сама, давно хотел сказать, что вы - очень удачливый сукин сын!

По залу раздался возмущённый гул и гневные выкрики.

- Вот как? Ты говоришь это одному из правителей Преисподней?

- Да кого волнует эта Преисподняя? - возмутился я подобной глупости. - Вы смогли завоевать сердце и заполучить в жёны такую красотку, как Грэфия-сан! Ну а я приложу все силы, сделаю всё возможное и невозможное, чтобы так же завоевать сердце вашей сестры!

Как и в прошлый раз, поле боя было организовано за несколько минут. Как и в прошлый раз, это было небольшое искусственное измерение в виде каменного амфитеатра с расставленными по кругу огромными шахматными фигурами. Как и в прошлый раз, происходящее транслировалось зрителям, а их лица появлялись на огромных экранах, появляющихся на огромном небесном куполе.

- Чего ты хочешь в случае победы? - раздался над полем голос Сарзекса. На экране показалось его спокойное лицо.

- Я? Ах да, я же сражаюсь с дьяволом и мне положена награда?

- Верно. Ты быстро схватываешь. Ты совершаешь кое-что для нашего развлечения. Если победишь, то услуга будет велика. Я могу предложить богатство, женщин или власть. Можешь желать что угодно.

При мысли о том, что смогу вырваться из долговой кабалы моего замечательного сенсея, моё сердце едва не дрогнуло. Но я помнил прошлую жизнь, помнил слёзы на щеках Риас, и ответил единственно возможным образом.

- Я хочу не просто прекратить эту свадьбу, нет, я желаю, чтобы больше не было устроенных браков, и Риас сама выбирала свою судьбу!

- Вот как? Ты просишь очень и очень многого. Я могу пообещать всё остальное, но помолвка с Райзером Фенексом - решение, которое зависит лишь от него.

Что? В прошлый раз мне пообещали всё сразу! Ни о каких "пусть решит Райзер" речи не шло! Неужели тот факт, что я был пешкой его сестры, настолько много значил? Сарзекс-сан, ты вообще за кого, за неё, или за Фенекса?

Ну ладно, плевать, я ведь неплохо знаю Райзера!

- Он зассыт! - немедленно заявил я. - Он, конечно, может громко надувать щёки, но поставить на кон что-то серьёзное - это чуть больше, чем кичиться силой, которая досталась ему случайно, из-за крутых родителей.

- Если ты победишь, я откажусь от любых притязаний на руку Риас Гремори, - прорычал Райзер. - Только учти, проигрыш для тебя закончится не парочкой ожогов или сломанных костей. Нет, после моей победы ты будешь мёртв! Готов ли принять такую цену? Готов ли поставить на кон свою жизнь? Не зассал ли сам?

- Конечно поставлю! - радостно выкрикнул я.

- Да будет так! - подбил итоги голос Сарзекса. - Начали!

Крылья жёлто-красного пламени распахнулись за плечами Райзера, те самые знаменитые огненные крылья феникса. Ублюдок, я знаю кое-что, о чём ты пока даже не догадываешься! Я не стал жертвовать частями тела, чтобы достичь Крушителя Баланса на ничтожно короткий срок. Не стал активировать перчатку, или доставать из внутреннего кармана крест и святую воду, которые благословила мне Ассия-чан. Сейчас мне нужно было знать, чего достиг за это время именно я, чего стою без помощи Ддрайга и силы Усиления. Сейчас против тебя, ублюдок, выйдет не Красный Небесный Император, а простая девочка-волшебница Академии Куо.

Мы сорвались навстречу друг другу одновременно, вместе занося кулаки. Я поднырнул под его руку и ударил Райзера в живот. Ай, жжётся! Райзер отлетел на пару шагов, но избежал падения, заскользив по каменным плитам арены.

- Знаешь, Райзер, в чём твоя вина? - спросил я, и вновь бросился на него.

Его руки мелькнули в атаке, но я избежал сокрушительных ударов, ухватил его за предплечье, и вновь швырнул на землю.

- Ты ведь очень красив, богат и силён, - не давая подняться, я обрушил стопу ему на рёбра. В месте удара вспыхнул огонёк и раны восстановились. - Ты ведь мог её завоевать тысячей разных способов. Ты мог завладеть её сердцем!

Я вновь бросился на Райзера и произвёл связку ударов ему в лицо, горло и живот.

- Ты мог не давить на неё, а попытаться стать её другом.

Я едва заблокировал удар, поймав его на скрещённые предплечья, а после этого контратаковал, произведя двойку в лицо. Языки пламени окутали щёку и от огромной ссадины не осталось и следа.

- Ты мог стать для неё всем, и она бы с радостью шагнула с тобой под венец.

Я ушёл от длинного языка огня, подскочил, ухватил его голову, и ударил её об колено.

- Но ты решил её заставить. Принудить быть с тобой. Наплевать на её желания.

Для придания вескости своим словам, каждое утверждение я сопровождал тяжёлым ударом. Неужели он настолько медленный? Неужели в прошлый раз я испытывал в бою с ним такие трудности? Неужели он настолько изменился после нашей совместной тренировки? О да, горы и драконий огонь творят чудеса!

- А ведь я когда-то завидовал тебе. Мечтал стать таким как ты. У тебя было всё, что мне когда-либо хотелось иметь.

Райзер увернулся от одного из моих ударов и отскочил, взмыв в воздух на огненных крыльях.

- Такому мусору, как ты, не суждено стать богатым и знаменитым!

- Богатым? Идиот! Я хотел гарем, как у тебя! Я - Хёдо Иссей, главный извращенец Академии Куо! И я стану королём гарема!

- Главный мёртвый извращенец! - захохотал Райзер. - И уже не станешь никем!

Колонна яркого жёлтого огня обрушилась с небес прямо на меня. Очень кстати! Спасибо, Азазель-сенсей, что поработали над моей школьной формой, вот только ваши услуги немного дороговаты!

Жжётся! Жжётся! Горячо! Идиотский Фенекс! Идиотское пламя! Глупая напыщенная курица!

Пока пламя не схлынуло, я принял крутую позу, встав в боевую стойку, и выставив вперёд кулак.

- Что? - изумился Райзер, приземляясь в десятке метров. - Как ты смог?

- Идиот! Твоё пламя - лишь жалкое подобие настоящего огня, огня дракона!

Я вдохнул, сосредоточил магию, преобразуя воздух лёгких в драконье пламя, и сплюнул. Пусть я не использовал силу Усиления, но огненный шар, что вылетел из моего рта, проплавил хорошую борозду в каменных плитах.

- И, кстати, бьёшь, как девчонка!

То, что эта "девчонка" - его сестра Рейвел, и вспышка её огня, после того, как нас поймали за подглядыванием в онсене, забросила нас далеко в горы, послужив ещё одним прекрасным поводом нашего мужского единения, я, понятное дело, уточнять не стал.

- Ты - дракон? - удивился Райзер, пропустив мимо ушей оскорбление.

- Сейчас это неважно, главное сейчас - Риас.

Я сорвался с места, проскальзывая на горячих камнях. Райзер собирался отпрыгнуть и вновь взлететь, но я успел поймать за ногу и швырнуть его об землю.

- Трижды я умирал, трижды терял жизнь.

Моё колено обрушилось ему на грудную клетку.

- Первый раз, когда смотрел на дыру, что зияла у меня в животе, я думал, что моя кровь цветом похожа на её волосы!

Ухватив за лацканы свадебного костюма, я вновь приподнял его и швырнул на каменные плиты.

- Второй раз, когда меня пожирал яд, смертельный для моего рода, когда само измерение, в котором я находился, рушилось, вышвыривая меня во тьму Пространственного Разлома, я думал лишь о том, что больше не увижу её никогда.

Не дожидаясь, пока он восстановится, я схватил его за горло, поднял, и обрушил кулак на смазливое лицо.

- В третий раз, когда я лишился души, когда был лишь сгустком остаточных воспоминаний, пожираемых пустотой, лишь мысли о ней позволили мне вернуться, преодолев пространство и время!

Я вновь занёс кулак, но на секунду остановился и поправился.

- Мысли о ней и её великолепных сиськах! Которые могли стать твоими, не будь ты таким мудаком! - заорал я и изо всех сил впечатал кулак ему в лицо.

Его отбросило от меня, но я бросился вперёд, и ухватил его за одежду.

- Когда-то я клялся её защищать! Когда-то клялся сделать всё, чтобы исполнить любые её желания! - мой голос сорвался на крик. - Смерть - недостаточная причина, чтобы не сдержать свои клятвы!

Он отлетел от удара, покатился по камням, но потом встал, утирая разбитую губу, которая тут же исцелилась.

- Ты довольно неплох. Но не учитываешь одного! Я Фенекс! Я бессмертен!

- Это значит, что тебе очень, - я сделал шаг вперёд, - очень, - новый шаг, - очень не повезло!

Я вытянул руку на которой материализовалась алая драконья перчатка.

[Усиление!]

- Устроим зрителям зрелище поинтересней?

Я вытащил из-за спины рукоять меча и активировал лезвие света.

- А то они что-то заскучали.

Из-за пояса я вынул пистолет характерного дизайна экзорцистов.

- Но ты можешь не спешить, у нас есть всё время мира.

[Усиление!]

Я не знаю, что его доконало, Усиливающий Механизм, меч, или то, что я навалял ему, даже не прибегая к своим козырям. Райзер ухватил голову руками и тихо заскулил. Мне было невыносимо видеть своего будущего друга в таком состоянии. Но это не катастрофа, ведь у меня есть горы, и есть на примете подходящий дракон, так что я точно знаю, как поднять ему дух! Но это потом. А пока что нужно покончить с главным делом.

Я выстрелил два раза, с удовлетворением отметив, что тренировки не прошли даром, и оба выстрела попали куда надо - в коленные чашечки. Места поражения вспыхнули огнём и плоть мгновенно восстановилась. Я занёс над головой клинок, намереваясь обрушить его на Фенекса, принудив к сдаче.

Огненное кольцо телепортации возникло передо мной, и из него появилась раскинувшая руки Рейвел.

- Не трогай братика, скотина!

Вжикнул занесённый меч, клинок света вернулся в рукоять. Я упрятал оружие в карман, протянул руку и потрепал её по щеке.

- У тебя прекрасная сестра Райзер, - сказал я. - Тебе очень повезло с ней. Береги её!

После чего развернулся и поднял голову и прокричал в сторону переливающегося купола.

- Мне продолжить?

Зажёгся экран и на нём появилось лицо Сарзекса Люцифера.

- Победитель - Хёдо Иссей. Брак Риас Гремори и Райзера Фенекса аннулирован. Род Гремори даёт наследнице Риас гарантию, что выбор супруга будет лишь её делом.

Я кивнул. Не дожидаясь печати транспортировки, я телепортировался обратно в зал.

Проходя сквозь галдящую толпу, я искал ту, ради которой готов был пойти на всё. Толпа расступилась, и я увидел Риас, которая стояла с недоверчивым выражением лица, не в силах поверить в произошедшее. Её голубые глаза внимательно смотрели на меня, выискивая по мне что-то, чего не знала и сама.

- Ну вот ты и свободна, Риас-чан.

- Всё, что ты сказал там, было правдой?

- Конечно. Первый раз меня убил падший ангел, и я был реинкарнирован тобой в Пешку. На меня ушло восемь фигур, даже тогда я был в два раза круче Саджи!

- Генширо Саджи? Но ведь Сона его лишь собирается...

- Ах, да, это будет позже. Механизм Саджи - фрагмент Вритры, Тюремного Дракона. Потом я погиб в Киото. Кстати, перед этим мы победили в Игре Сайраорга.

- Сайраорга? Я? Мы? Ой, а в третий раз?

- Не уверен, что произошло после смерти, мне кажется, что меня самого превратили в Священный Механизм, в какую-то подделку или копию. Я был разрушен и угасал, но как-то сумел вернуться.

- Ясно. Хёдо Иссей, я, Риас Гремори, наследница рода Гремори. Станешь ли ты моей фигурой, войдёшь ли в мою свиту?

Как я ждал эти слова! Как мечтал о них каждый день, каждую ночь! Я поднял руку и погладил её по щеке.

- Прости, любимая. Сделай ты это предложение неделю назад - я бы принял его, не колеблясь ни секунды. Но теперь не могу! Теперь на мне лежит слишком большой груз ответственности, слишком многие зависят от меня.

- Вот как? Значит я опоздала?

- Это не имеет значения. Я всегда буду защищать тебя, что бы не случилось! Кто бы ни встал у тебя на пути, какие бы проблемы ни возникли, знай, что всегда можешь рассчитывать на одного извращённого дракона.

- Иссей, я не люблю тебя, - сказала она.

- Я на это и не рассчитывал, - ответил я, развернулся и побрёл прочь.

- Но, может быть, - донеслось мне в спину, - ты согласишься сходить со мной на свидание?

Я замер на полушаге. Мне не послышалось?

- Как насчёт этих выходных?

Быстрее мысли, я развернулся к ней лицом. Моя улыбка была настолько отвратительно широкой, что я боялся, что моё лицо сейчас лопнет пополам.

- На эти выходные я полностью свободен! Как и на любые другие!

- Прекрасно! И, кстати, Хёдо-кун, добро пожаловать в Клуб Оккультных Исследований!

- Спасибо, Президент! Хочу заметить, что в вашем клубе очень строгие критерии отбора! Но, - я окинул жадным взглядом её фигуру, - это того стоит! Ещё как стоит!

Наконец-то исчезло то сосущее чувство неправильности происходящего, наконец-то появилось ощущение, словно вся Вселенная сдвинулась, встряхнулась, и каждая её молекула встала на природой назначенное место. Мы с Ассией-чан сидели в Клубе Оккультных Исследований и пили великолепный чай Акено-чан, который, как теперь я узнал на собственном опыте, она научилась делать у мамы.

Лёд недоверия был не просто сломлен, он был растоплен и испарён ослепительным драконьим пламенем. Лица моих друзей теперь стали расслабленными и довольными, даже несмотря на мою историю. А я им рассказывал всё, с самого начала и по порядку. Риас была впечатлена альтернативной версией своей свадьбы, Юто сжимал кулаки от упоминаний о Святых Мечах и Балбе, Акено - о том, что когда-нибудь примирится с отцом, а Конеко очень хотелось задать пару вопросов сестре. Я продолжал рассказ, но Риас остановила меня повелительным жестом.

- Достаточно, Иссей-кун! Слишком много узнавать сразу - тоже нехорошо.

- Президент, пожалуйста, зови меня Исе.

- Мне придётся немножко к этому привыкнуть, но ты тоже зови меня Риас.

- Конечно, Риас-чан. Но снова назвать тебя Президентом, это... для меня это очень важно.

- Иссей, - подал голос Юто. - А скажи, твой дом...

- Да, он действительно наполовину в Преисподней! - бодро ответил я, хотя слёзы норовили брызнуть из глаз, когда я думал о том, сколько денег теперь должен. - Даже большей частью там!

- Да нет, действительно ли в нём есть генератор искусственных измерений?

- Конечно! Я использую его для тренировок.

- Сильно ли ты будешь возражать, если мы проведём там пару спаррингов, приближенных к настоящим Рейтинговым Играм?

Юто! Гад! Настоящий дьявол! Всюду чует выгоду! Нет, понятно, он хочет быть готовым к появлению Экскалибуров, но всё равно!

- Прекрасная идея, Юто-кун! - поддержала его Риас. - Исе, мы, конечно же рассчитаемся за оказанную услугу, как и положено дьяволам!

Я взглянул в её родные тёплые глаза и смог лишь беспомощно улыбнуться.

- Это не понадобится. Пусть вы со мной пока едва знакомы, но для меня - лучшие друзья.

"И не только друзья" - пробормотал я себе под нос, но Риас услышала и одарила меня такой тёплой улыбкой, что сердце едва не выпрыгнуло из груди.

В моём кармане запиликал телефон. Было невежливо прерывать беседу, но я слишком этого ждал, поэтому всё-таки вынул трубку. Азазель-сенсей, как и ожидалось. И короткое сообщение из двух строчек.

- Президент, если не возражаешь, у меня есть дело к Акено-сан, - сказал я.

- Я слушаю, Исе, - мило улыбнулась Акено.

- Ты не хочешь со мной немного прогуляться?

- Ара-ара, ты не успел признаться в любви нашей Риас, как тут же положил глаз на её лучшую подругу?

Нет, определённо, я знаю, в которого из родителей она пошла! Интересно, выработают ли длительные тренировки навык "не краснеть от женских подначек"? Нужен крутой ответ! Я же теперь не просто кохай, я Дракон! Воплощение силы, крутизны, и будущий король гарема!

- Трудно не восхищаться красотой одной из Двух Сестрёнок Куо! - ответил я. - Когда я стану королём гарема, там всегда найдётся для тебя место!

- Ара-ара, ты очень, очень дерзкий парень!

- Я очень дерзкий дракон, - фыркнул я.

- Извращенец. Ты хуже всех, - поразила меня в самое сердце Конеко-чан.

Нет! Пожалуйста, Конеко-чан! Не будь так жестока! Я опустил голову и предался мрачным мыслям. Конеко-чан всегда была строгой и неумолимой!

- Так куда ты хотел меня пригласить, Исе-кун? - напомнила мне Акено.

- Недалеко, к воротам школы.

Я шагал рядом с Акено-чан, с удовольствием улавливая злобные и завистливые взгляды парней, и тихие перешёптывания девчонок. Главный извращенец Куо рядом с одной из Двух Сестрёнок, да ещё о чём-то мило беседует, словно это обычное дело!

- Хёдо! Животное! Он запятнает своим присутствием Акено-онеесама!

- Подонок!

- Не только белокурая иностранка, теперь ещё и Ямато Надешико!

- Подлый изврат!

- Нужно спасать Акено-чан из его коварных сетей!

- Он только и думает о груди Акено-онеесама!

- Он хочет делать с Акено-сан разные эччи-вещи!

Конечно, большую часть этих слов я не слышал, просто догадаться было несложно.

- Исе-кун, а правда, что ты сейчас думаешь о моей груди и хочешь делать со мной разные эччи-вещи? - спросила Акено-чан.

- Да, я сейчас думаю о твоей груди, - признался я с виноватым видом. - И очень-очень хочу делать с тобой разные эччи-вещи!

- Ара-ара, ты очень извращённый дракон!

- Прости меня за то, что я такой извращённый дракон! - повинился я.

- Но мне очень нравится, что ты такой извращённый дракон! - подбодрила меня Акено-чан. - И очень честный в своих желаниях извращённый дракон!

Да! Акено-чан - самая лучшая! Особенно сейчас, когда она ухватила меня под руку и плечом я почувствовал, что касаюсь чего-то очень мягкого. Да вся школа вот-вот вскипит и взорвётся! Выкусите жалкие неудачники Куо! Завидуйте, хоть обзавидуйтесь!

Мы прогулочным шагом подошли к воротам, правда там почему-то никого не было. Но ведь Азазель-сенсей сказал...

Массивная бородатая фигура выступила из-за воротного столба.

- Акено...

Акено-чан словно налетела на стену. Она резко остановилась, и больно сжала мою руку.

- Не смей произносить моё имя! - холодно сказала она.

Хорошо, что на этот раз Баракиэль-сан не считает, что я - сиськодракон, пожирающий женскую грудь ради источника энергии. Иначе стало бы...

- Что ты делаешь рядом с этим бесстыдным извращенцем, только и мечтающем о женской груди? Который хочет заполучить в свои лапы всех красоток, невзирая на возраст и видовую принадлежность? Не разбирающим, человек ли это, дьявол, падший, ёкай, дракон, вампир или ангел?

Я никогда в этой жизни не сталкивался с Баракиэлем-саном. Откуда он... Азазель-сенсей! Я знаю, что это вы, рассказываете обо мне всякие небылицы!

"Вообще-то это истинная правда!"

И ты, Ддрайг? Да, это - истинная правда! Но иногда я ненавижу сенсея!

- Я плохо знаю Исе-куна, но он, несмотря на извращённость, - прекрасный человек, на которого можно положиться. В отличие от тебя! Хуже тебя нет никого!

Акено-чан! Ты как всегда становишься на мою защиту! Как это прекрасно! Ты - настоящий ангел! Слёзы счастья полились по моим щекам.

- Как твой отец, я должен...

- Не смей разговаривать, словно ты мой отец! - холодно процедила Акено-чан. - Ты потерял это право, когда бросил маму умирать...

Стоящая в отдалении женщина в нарядном кимоно, чьё лицо было скрыто бумажным зонтом-вагаса, развернулась к нам лицом.

- Ара-ара, не стоит, Акено-чан, так разговаривать со своим милым папочкой!

Так всё это подстроили вы, Шури-чан?

Акено недоверчиво взглянула в лицо женщине, её ноги подкосились, и она обвисла на моём плече.

- Т-ты... Мама?

Баракиэль резко развернулся и встретился с женой глазами.

- Ну, здравствуй, Баракиэль-кун.

Генерал армии Падших, закалённый в тысяче битв воин, одно из сильнейших существ мира, потерял сознание, словно наивная девчонка из младшей школы.

- Спасибо, Президент, что пошли навстречу моей просьбе! - официальным тоном сказал я, когда погасло сияние круга телепортации.

- Ну что ты, Исе-кун, мне было приятно оказать тебе такую малость, - ответила, улыбнувшись, Риас. - Сейчас, когда Акено-чан и Гаспер-кун заняты семейными делами, к тому же выдалась спокойная минутка, я с удовольствием тебя сопровожу.

- Жаль, что Конеко-чан и Киба не смогли пойти с нами, - покривил душой я. Из этих двоих мне не хватало только Конеко!

- Ты, наверное, имел в виду только Конеко? - как и ожидалось, даже если в этой жизни мы едва знакомы, Риас видела меня насквозь.

Я поспешил перевести разговор в конструктивное русло.

- Мне раньше казалось, что фамильяры бывают только у дьяволов. Но Ассия-чан...

- Ассия-сан, предложение войти в мою свиту до сих пор остаётся в силе! - вновь коварно раскинула сети Президент.

- Н-нет! - пискнула Ассия. - Я останусь с Исе-куном!

- Вот как? Очень жаль, с вашими магическими талантами, из вас бы получился превосходный Слон! - продолжала вербовку Риас.

Пусть мне и хотелось бы, чтобы Ассия присоединилась к свите Гремори, но это было моей эгоистичной памятью о былых деньках, а значит я не имел права его высказать даже намёком.

- Это решать только Ассии-чан! И я поддержу любое её решение!

Ассия-чан лишь плотнее вцепилась в мою руку.

- Фамильяры, ньо! У девочек-волшебниц бывают фамильяры, ньо! - вернул нас к теме разговора Мил-тан.

Ах да, забыл сказать. В Лес Фамильяров мы направились всей компанией. Отсутствовали лишь Акено-чан, которая была занята семейным воссоединением, и Валери-чан, которая пыталась вытащить Гаспера из его коробки, и это, в какой-то степени, тоже можно было бы назвать семейным воссоединением. Ну и Конеко-чан с Кибой, которые отдувались за всех остальных на дьявольских вызовах. Вали согласился проследить, чтобы с Валери ничего не случилось, так что за её безопасность я не переживал и мог сосредоточиться на других важных задачах.

- Падшие тоже могут использовать фамильяров, - подала голос Райнар. - Просто мы делаем это гораздо реже, предпочитаем полагаться на собственную силу.

Риас обожгла моих горничных недобрым взглядом. Ей, как дьяволу, не сильно нравились Падшие, к тому же она близко к сердцу восприняла мою смерть от рук Райнар.

- Ты считаешь меня слабой, Падшая? - опасным тоном спросила Риас.

- Я ни на что не намекаю, но не меня спасал от замужества вот этот придурок-сама, - раскалилась Райнар. - Ах, это были такие трогательные слова, такая щенячья преданность.

- Рискнёшь повторить это ещё...

- Стоп! Стоп-стоп-стоп! - встрял я. - Юма, не стоит задирать Риас-чан, она может тебя... Погоди! Ты сказала "трогательные слова"? Ты видела бой?

- Твои родители, после того, как Гремори-сан ответила отказом, сказали: "Чего и следовало ожидать от нашего извращенца!" - недобро улыбаясь, проинформировала Миттельт.

Чего и следовало ожидать от моих родителей! Они совсем не верят в собственного сына! Стоп! Мои родители тоже видели бой?

- Мы смотрели его по телевизору, - пояснила Калаванэ.

- По телевизору? - до сих пор не доходило до меня. - Нет, у нас ловит дьявольское ТВ, но неужели этот бой...

- Исе-кун, события такого масштаба, как помолвка наследников двух семей из 72 Столпов, всегда освещается в светской хронике! - сообщила Риас. - А трансляция матча - обычное дело для Рейтинговых Игр.

То есть теперь меня знает вся Преисподняя? То есть в прошлый раз все знали, что я хочу лишить девственности Президента? Дерите меня семеро!

- Ну-ну, не расстраивайся, Исе, - утешила меня Элша. - Ты был довольно крут.

- Иссей был самым лучшим! - согласилась Ассия. - Таким сильным! И кра...

Она запнулась, покраснела и спрятала лицо в ладонях. Ассия-чан, я знал, что всегда могу рассчитывать на твою поддержку!

- Так что насчёт фамильяров? - напомнил я, чтобы сменить эту неудобную тему.

Риас поддержала инициативу.

- Несмотря на то, что мы, дьяволы, широко используем фамильяров, заключение с ними контрактов не является исключительно нашей прерогативой. Фамильяров используют также маги, особенно те, кто не желает укладывать Пакт с дьяволом - такие предпочитают фамильяров силового типа. Те же, кто... Господин Сатоджи объяснит это гораздо лучше.

- Поймай их всех! - проорал бодрый мужской голос.

Он опять подобрался совершенно незаметно! Вот только на этот раз драматическое появление будущего Мастера Фамильяров дало осечку. Вместо того, чтобы подпрыгнуть от неожиданности, мы среагировали самым привычным образом.

Молодой парень в походной одежде через долю мгновения оказался с заломленной рукой (я), затылком, прижатым к коре дерева (Мил-тан), возле его головы пылал охваченный ярким драконьим огнём кулак (Элша-чан), а в нескольких шагах от него вращались магические круги, готовые в любую секунду разразиться атакующей магией (Ассия-чан).

- Простите, мастер Сатоджи! - сразу же освободил его я, и тут же исполинская ладонь Мил-тан убралась с его лица.

Погасли огонь Элши и круги Ассии, и мы встали, как провинившиеся школьники, испытывая огромную неловкость.

- Сатоджи-сан, простите моих друзей! - пришла на выручку Риас. - Как видите, они ведут очень насыщенную жизнь.

- Как вы поняли, меня зовут Сатоджи из города Мадара, - скривив лицо, сказал наш собеседник. - Я дьявол, изо всех сил стремящийся стать Мастером Фамильяров.

- Отлично! - обрадовался я. - Мастер Сатоджи, скажите, а кто, кроме дьяволов, может завести себе фамильяра?

Сатоджи ещё дулся на нас, что мы сорвали его появление, но моё "мастер" ему, видимо, очень польстило, поэтому он почти сразу же оттаял.

- Любой, кто сможет поймать и привязать фамильяра к себе. Для этого нужно не столько наличие магической силы, сколько согласие самого фамильяра. Легче всего ловить их здесь, в Лесу Фамильяров, в ночь полнолуния. Я немного удивлён, что вы пришли так рано, сейчас совершенно неподходящая фаза Луны.

Жаль, что сегодня не лучшее время, но если не получится, мы всегда сможем наведаться позже! Может быть на этот раз фамильяр появится даже у меня!

- Итак, какого типа фамильяров вы предпочитаете? Сильного, быстрого, скрытного? Есть прекрасные ядовитые экземпляры!

На этот раз я точно знал, что нам было нужно.

- Ассии-чан прекрасно подойдёт спрайт-дракон! - сообщил я.

- Спрайт-дракон? Это, конечно, прекрасный выбор, но спрайт-драконы довольно редки и неохотно идут на контакт. Может вы желаете что-то другое?

- А какие есть варианты? - спросила Элша-чан.

Сатоджи-сан откуда-то достал свой каталог и раскрыл его на странице, заботливо заложенной закладкой. Там было огромное детальное изображение на весь разворот - бледно-голубой западный дракон.

- Я бы порекомендовал вот это! Одна из Драконьих Владык, Дракон Хаотической Кармы, Тиамат! Единственный среди Драконьих Владык дракон женского пола! Ни один дьявол не смог её поймать!

- Почему? Она настолько хорошо прячется? - спросила Ассия-чан. О, Ассия, как хорошо быть такой наивной!

- Потому что она - Драконий Владыка! И по силе её можно сравнить с одним из Четырёх Сатан! - разъяснил я.

- Совершенно верно! Именно поэтому её никто не смог приручить! - обрадовался моей осведомлённости Сатоджи-сан.

- Конечно, кто же в здравом уме захочет сражаться с дышащим огнём огромным бронированным чудо...

- Мастер Сатоджи! Вы сказали, что Тиамат - дракон женского пола? - прервала меня Элша.

- Совершенно верно! Одна из сильнейших!

- А у неё есть человеческая форма?

- Конечно!

- Тебе такой фамильяр очень подошёл бы! - уверенно заявила Элша-чан.

- Потому что Исе-кун - тоже дракон? - спросила Ассия.

- Потому что она - женщина! - пояснила Элша. - А наш Исе-кун отлично ладит с женщинами!

Несмотря на то, что "Драконий Владыка" звучало как "финальный босс" компьютерной игрушки на кошмарном уровне сложности, я всерьёз задумался.

На ум пришли два самых сильных дракона, которых когда-либо встречал в жизни. Оба имели человеческую форму. И о силе обоих в этой форме можно было догадаться лишь по испускаемой убийственной ауре, да и то, только во время боя. Кром Круах, конечно, выглядел здоровяком, а вот Офис предпочитала образ маленькой красивой девочки.

Но дракон! Огромный, как старик Таннин! Плюющий огнём! В моём воображении тут же появились горы и я, истошно мечущийся из стороны в сторону, пытаясь избежать потоков огня. Нет уж, как-нибудь потом!

- Мы всё равно пришли выбрать фамильяра Ассии-чан! -сменил я тему беседы. - И ей нужен спрайт-дракон!

- Спрайт-драконы - очень сильные существа. Подчинить спрайт-дракона невероятно сложно, ненамного легче, чем Драконьих Владык. Они не зря относятся к драконам наивысшего ранга. Даже если вам удастся встретить драконьего малыша...

- Вот такого? - ткнула пальцем Ассия-чан.

И тут я снова увидел его. Небольшой дракончик, размером с доброго орла, с чешуёй, похожей на голубые бриллианты. При виде этого существа сама по себе задёргалась задница, вспоминая все те электрические разряды, которыми он меня награждал. Он беззаботно перепархивал с ветки на ветку, короткими разрядами молний поджаривая пролетавших жуков и мух.

Потрясающая удача! У Ассии-чан просто чутьё на драконов! Я огляделся вокруг, пытаясь понять, находимся ли мы там же, где и в прошлый раз, ведь тогда мы сможем снова встретить Слим-таро! К сожалению, я не был легендарным следопытом - это место выглядело для меня, как и любые другие заросли.

Пока я глядел по сторонам в поисках своего старого друга, погибшего от разрядов этого несносного дракона, заглядывал в древесные кроны и в густые кусты, Ассия каким-то образом умудрилась вновь найти с Рассе... со спрайт-драконом общий язык. Не успел я оглянуться, как она уже сжимала дракончика в объятиях.

- Спрайт-драконы открываются только тем, у кого искреннее и чистое сердце! - пояснил Сатоджи-сан.

Конечно, именно такой и была Ассия-чан! Лично мне никогда не заполучить спрайт-дракона. Впрочем, раз он не умеет превращаться в прекрасную девушку, тогда и не особо жалко. Зато ты останешься жив, мой верный друг Слим-таро!

Видимо из-за того, что я не совершал каких-то извращённых действий, дракончик не бил меня молниями, и лишь что-то чуял, бросая косые взгляды в мою сторону.

Как и следовало ожидать, моя любимая немало понимала даже в западной магии, поэтому помогла с подготовкой. Дракончик был размещён в центре большого светящегося круга, изукрашенного магическими письменами, а рядом стояла Ассия-чан и торжественно декламировала.

- Именем своим, я, Ассия Ардженто, повелеваю! Ответь на мой зов! Пусть узы контракта свяжут нас воедино! Прими меня как мастера и стань фамильяром!

Круг вспыхнул и погас, а на лице Риас расплылась довольная улыбка.

- Теперь, чтобы завершить пакт мастера и фамильяра, тебе нужно дать ему имя!

Вот! Именно этого момента я и ждал. Аккуратное точечное вмешательство в прошлое повлечёт обширные изменения в будущем! Не зря я вернулся, не зря пришёл сюда с новым знанием!

- Назови его как угодно, только не Рассеем! - сказал я.

Ну а пока Ассия-чан раздумывает над именем, я...

- Рассей! Это как Райгеки и Иссей! Как я сама не догадалась? - воскликнула Ассия, всплеснув руками.

- Прекрасное имя, - поддержала Элша. - Весёлый дракон, любящий женскую грудь и молнии!

- Лучше и не придумаешь, - резюмировала Риас.

- Рассей! Я буду звать тебя Расе-кун! - обрадованно воскликнула Ассия, подхватив дракончика на руки.

И этот грязный извращенец тут же прижался к её груди!

Наша процессия гуськом двигалась сквозь заросли, направляясь на опушку, откуда мы собирались отправиться домой. Рассей злобно поглядывал на нас с Сатоджи-саном и Мил-тан, но при этом позволял всем девушкам себя гладить. Даже Падшие попали под его непонятное обаяние! Как и положено дракону, он не сильно любил мужчин. Как и положено дракону, он любил женщин. И с этим поделать ничего было нельзя.

Когда мы проходили мимо огромной прогалины, на которой раскинулось большое чистое озеро, воспоминания, которые я подавлял столько времени, всколыхнулись в моём мозгу.

- Убираемся отсюда как можно быстрей! - закричал я.

- Но почему? - удивился Сатоджи-сан. - Это озеро, в котором живут водные сейрей.

- Я знаю, ундины!

- О, да ты неплохо разбираешься в фамильярах!

- Именно поэтому нам нужно убираться!

- Почему, ньо? Ундины - звучит прекрасно, ньо!

- Потому что в этом озере нет тех самых милых девушек, о которых говорится в преданиях, тех, что владеют силой исцеления и утешают своего мастера!

- Исе-кун, именно такими и являются ундины! - сказала Элша. - Прекрасными девушками с голубыми волосами.

- Но в этом озере живут монстры! Настоящие монстры! И никто не сможет нас защитить!

- Ты преувеличиваешь, Исе-кун, - вмешалась Риас.

- Какой же ты трус, хозяин-сама! - уколола Миттельт.

Мне даже захотелось, чтобы они всё-таки увидели этих ундин, но такого мои бедные нервы не вынесли бы.

- Убираемся как можно скорее! - приказал я.

- Поздно. Озеро начало светиться! - сказала Калаванэ.

- Бежим! Бежим! - заорал я.

И, словно в ответ на мой крик, показалась она. И, так же, как и в прошлый раз, мне захотелось промыть глаза самым мощным чистящим средством, пусть даже это будет яд Самаэля!

Существо со светло-голубыми волосами, мерцающими в лунном свете, в полупрозрачном одеянии, не скрывающем изгибы тела, словно пришло из сказки. Ужасной сказки, в которой великаны разрывают на куски путешественников и пожирают живьём!

Огромные бицепсы, лодыжки толщиной с мою голову, объёмная грудь, выглядящая настолько твёрдой, что её можно использовать в качестве тарана. Лицо и тело украшены множеством шрамов от бесчисленных битв.

- Ундины - территориальные существа. Они всегда сражаются, когда кто-то вторгается в их землю, - пояснил Сатоджи.

- Мы не собираемся вторгаться! - завопил я. - Посмотрите на эти кулаки! Она сможет завоевать мир одной лишь силой удара! Она сможет проложить свой путь сквозь целую армию, и не найдётся силы, способной её остановить. Бежим! Мы сделали, что собирались! Уходим!

Мы развернулись в сторону леса, но что-то было не так. Я обернулся. Мил-тан-сенсей стоял на месте, и его широкая грудь даже не вздымалась. Конечно, сенсей, от такого ужаса кто угодно затаит дыхание! Но нам нужно немедленно сваливать!

Рот сенсея приоткрылся. Да, Мил-тан! Это ужасно именно настолько, как кажется!

- Красивая... - прошептали его губы.

Мне слышатся странные вещи. Словно он действительно сказал: "красивая".

- Она... Она прекрасна!

Что? Сенсей, как? Почему?

- Бух! Бух! Бух! - раздались гулкие удары.

Чудовищная ундина колотила себя в грудь, вызывая на бой.

- Сенсей, нам надо бежать! - вопил я.

- А-а-а-а-а-а-а! - закричал Мил-тан и побежал.

Сенсей, вы перепутали направление! Нужно бежать от неё, а не к ней!

Удар! Два огромных мускулистых тела столкнулись так, что задрожала земля.

Две пары огромных рук обхватили оппонента в дробящих кости объятиях! Огромные кулаки молотили противника, и удары гулко разносились по лесу.

Сенсей! Я понял! Вы решили пожертвовать собой, чтобы спасти нас всех! Спасибо, сенсей! Ваша самоотверженность навсегда останется в моём сердце! Вот только это будет недолго, так как мои ноги отнимаются и от ужаса не могу сдвинуться с места. Я повидал много врагов, но ни разу не испытывал подобного страха. Такие чудовища не должны быть существами женского пола! Это противоестественно!

Сенсей, что вы делаете? Неужели вы не видите, что невозможно перегрызть горло, защищённое такими мышцами? Стоп! Это не... Не может быть! Сенсей!

Катающиеся по берегу противники не разжимали объятий, но при этом они... они целовались!

Темнота закрыла мой взор, ноги подкосились, и я потерял сознание. Поэтому уже не мог увидеть заключения пакта между Мил-тан и жуткой ундиной, которой он, с подачи Ассии, дал имя Дайне-чан.

Моральная травма, пережитая мной от встречи с новым фамильяром Мил-тан, не вызвала ни у кого ни сочувствия, ни понимания. Элша считала, что это было круто, Ассия - очень романтично, Риас - это было словно любовной историей, где бывшие враги полюбили друг друга.

И её ни капли не беспокоило, что в этой драме и Ромео, и Джульетта могли, сжав ладонь, превратить булыжник в песок, а вся одежда, какой бы просторной и крепкой она ни была, прожила бы лишь до мига напряжения бицепса.

Я дошёл до того, что попытался найти поддержку среди горничных. Это послужило лишь пищей для насмешек Юмы и Миттельт, которые просто не могли пройти мимо моего падения в обморок от подобного святотатства и осквернения желаний всех простых парней. Миттельт докатилась даже до того, что сказала: "У неё огромные сиськи, так что тебе, извращенцу, должно было понравиться!", что опять вызвало у меня приступ панического ужаса. Дайне-чан и её сиськи были крушением самих основ мироздания, чем-то намного более противоестественным, чем свято-демонический меч Юто. Лишь Калаванэ-чан в своей спокойной манере пояснила, что пусть это очень сильный фамильяр и прекрасный выбор для мага, но для бойца силового типа, как Мил-тан, лучше подошёл бы либо тип поддержки, либо заклинательный. Спасибо, Калаванэ-чан, хоть ты меня понимаешь! Красивая стройная фигуристая красотка - это именно то, что нужно для фамильяра!

Райнар и Миттельт зашипели на свою напарницу, утверждая, что та ничего не смыслит в настоящих чувствах! Безумие! Я живу в сумасшедшем доме!

- Хёдо-сан? - послышался спокойный голос. - Риас-чан сказала, что вы хотели со мной встретиться.

Ах да, я опять завис, тяжело переживая последствия вчерашнего вечера. Полученная моральная травма не оставила мне сил ходить на уроки, поэтому я в одиночестве лежал на диванчике Оккультного Клуба и тихо страдал. Я ушёл в себя настолько, что даже не увидел вспышки круга телепортации, более того, даже разразись сейчас сражение, я едва бы поднял голову.

- Добрый день, Баэль-сан, зовите меня просто Иссеем, - ответил я, принимая вертикальное положение и слегка кланяясь.

- Тогда и вы зовите меня по имени, - сказал высокий черноволосый красавчик, которого я в последний раз видел на неудавшейся (ха-ха-ха, так тебя, Райзер!) свадьбе Президента. - И давай на "ты".

- Договорились, Сайраорг-сан. Не буду ходить вокруг да около. Я знаю, что случилось с твоей мамой. Так уж получилось, что я обладаю особым умением, позволяющим разговаривать с женщинами, не используя слов.

Я безнадёжно разрушил историю. Теперь я не Пешка Гремори, теперь не будет Рейтинговой Игры, в которой я нанёс поражение Сайраоргу. И даже если... даже когда Риас победит его в будущих Играх, далеко не факт, что история чудесного исцеления повторится. Так что теперь спасти эту красотку от медленной растянутой на годы смерти - это мой, и исключительно мой долг. Это стало одним из тех дел, что не просто были в моём списке "Исправить", но и возле которых стояло несколько восклицательных знаков.

Да, в прошлый раз не сработала моя Билингва, да, силу Исцеления, что у меня появилась, во-первых, не сравнить с Сумеречным Целителем Ассии (иначе именно его использовали бы в первую очередь), а, во-вторых, она не поможет, так как тело Баэль Мислы-сан совершенно здорово. Но на этот раз у меня был особый козырь. И Валери-чан с радостью согласилась помочь, стоило мне только заговорить об этом.

Порой я задавал себе вопрос, приложил ли бы столько усилий, если бы речь шла не о женщине с прекрасным лицом и роскошной фигурой, а, к примеру, о каком-то незнакомом парне. Но в подобные дебри лучше не заходить, поэтому я гнал от себя эти мысли.

-...сей! Хёдо-сан! Ты меня слышишь?

А? Что?

"Партнёр, ты отвлёкся и снова думал о сиськах".

Враньё! Это же тётушка моей Риас! Я не мог о них думать! Хотя, конечно они были роскошными и выглядели очень упругими, несмотря на скрывающую больничную одежду и всё это странное медицинское оборудование, что жужжало и пищало вокруг неё в госпитале Ситри!

- Прости, Сайраорг, я немножко задумался.

- Так ты сможешь помочь?

- Я попытаюсь. Но мои навыки, скорее всего, не сработают.

- Что? - его лицо, на котором появилась робкая надежда, вновь угасла. - Но тогда в чём смысл моего появления здесь?

- Особа, с которой я очень тесно связан, обладает огромной силой. Именно её дар сможет вывести твою маму из комы.

Его угасшая надежда вспыхнула с новой силой.

- Что для этого понадобится? Какую цену придётся заплатить?

- Цену? - не понял я. - Ах, да, дьяволы! У вас каждая услуга имеет цену?

- Верно.

В прошлой жизни, несмотря на то, что Президент меня серьёзно натаскивала по правилам Преисподней, причём так успешно, что я сдал экзамены на дьявола среднего класса, не припомню, чтобы подобные разговоры об оплате заводились так часто. Может дело в том, что тогда я был Пешкой Риас? Может дело в том, что я не считался посторонним лицом, отношения с которыми у дьяволов строятся на контракте равноценного обмена?

- К сожалению, того, что я бы хотел от дьяволов, ты исполнить не в состоянии.

- Я наследник одного из Столпов. Дом Баэль занимает высшую ступень среди них. Существует очень мало вещей, которые мне недоступны.

- Сомневаюсь, что мою просьбу смог бы исполнить даже Сарзекс Люцифер-сама. Это касается устоев самого дьявольского общества.

- И всё же?

- Я хочу, чтобы с Беглого дьявола, некошу Куроки, были сняты обвинения. Я хочу, чтобы она получила амнистию.

- Ты говоришь о сестре Ладьи Риас-онеечан? Того самого Слона, что убила своего Короля?

- Ты в курсе? И пусть она не теряла рассудок из-за использования сендзюцу, пусть пыталась только защитить Конеко-чан, но это, наверное, делает всё только хуже. Ты тут бессилен, так что, считай, я просто хочу сделать приятно своей девушке, вернув к жизни её любимую тётушку.

- Ладно! - его глаза засветились упрямством, и я достаточно хорошо знал непреклонность этого дьявола, чтобы понять, что ничего тут не "ладно".

В конце концов это был парень, который не знал слова "сдаваться", он достиг вершины, не имея вообще ничего. Кто-то мог бы назвать таким и меня - презираемого извращенца, ставшего сильнейшей Пешкой. Но мы не были похожи. Со мной всегда был Ддрайг.

"Не стоит себя недооценивать, партнёр!" - попытался меня утешить дракон. - "В вопросах похоти и извращений ты достиг немалых высот!"

Вот уж спасибо, Ддрайг! Вот уж спасибо!

- Что от меня требуется? Каким образом ты поможешь матушке?

Это был довольно скользкий вопрос. Я знал, что могу полностью довериться Сайраоргу, он был дьяволом чести. Но моей обязанностью было защитить Валери-чан, так что нельзя было допустить, чтобы хоть кто-то прознал о её Механизме.

- Мне нужно каким-то образом попасть к Мисле-сан, но при этом чтобы никто не узнал о моём присутствии и не пронюхал о силе, которой обладает моя спутница. Твоя мать до сих пор в больнице Ситри?

- Откуда ты... Ах, да, Риас-чан. Больница хорошо охраняется и обеспечить незаметное появление двух человек будет трудно, если вообще возможно. Особенно если один из них имеет такую силу дракона.

Ну что же, я сделал всё, что мог.

- В таком случае, наша сделка отменяется. Я не имею права рисковать жизнью своей...

- Погоди! Сделка! Ну конечно же! - прервал меня Сайраорг.

Он уставился в потолок и его серьёзное выражение лица сменилось сначала слабой улыбкой, а затем превратилось в широкий оскал. Видеть подобное на лице всегда спокойного и собранного парня, не теряющего голову даже в пылу сражения, было настолько непривычно, что я едва удержался чтобы не протереть глаза.

- А-ха-ха-ха! - запрокинул голову Сайраорг, разразившись хохотом. - Сделка!

У него вообще всё в порядке с башкой? Это так же соответствовало его стоическому характеру, как сердечные переживания влюблённой старшеклассницы, описанные Мотохамой, походили бы на реальность.

Баэль-сан прекратил свой тревожащий рассудок смех, и, всё ещё зло ухмыляясь, протянул мне какой-то листик бумаги. Это был флайер, приблизительно такой же, какие раздавала Риас (и, распространяя которые, я намотал на велосипеде пару земных экваторов), только в центре магического круга был расположен герб Баэлей.

- Призови меня, когда будешь готов! - заявил он. - И мы завершим нашу сделку. Сделку, а-ха-ха-ха!

Я хорошо знал Акено-чан. Видел идеальную Ямато Надешико. С опаской смотрел на законченную садистку, не дающую спуска врагам на поле боя. Стоял плечом к плечу с надёжным боевым товарищем. Наблюдал её милые и уязвимые стороны. Тщетно пытался скрыть свой стояк, когда она превращалась в игривое воплощение желания и сексуальности.

Но такой я её не видел никогда. Она словно светилась изнутри, будто в этом мире не было забот и горестей, словно не существовало неразрешимых задач и неодолимых врагов. Она двигалась по зданию клуба так легко, что казалось, будто она летает. И под "летает" я не имею в виду действительно летит, выпустив дьявольские крылья, теперь она словно не касалась пола, при этом что-то напевая под нос.

Сейчас, когда она заскочила сюда прямо с урока, полумрак клубного помещения будто осветило яркое полуденное солнце. Я, считавший Акено воплощением эротики и секса, сейчас мог только платонически любоваться ею, словно изящной вазой или прекрасной картиной, без какого-либо сексуального подтекста.

"Ты пялишься на её грудь!" - безжалостно указал Ддрайг. - "К тому же, у тебя встал!"

Ну уж прости, партнёр! Ведь они так подпрыгивают и колышутся, что я ничего не могу с собой поделать! В конце концов не зря же меня называют Извращённым Императором Драконов!

"Никто так тебя не называет!"

Ты придираешься, партнёр.

Тем временем, Акено-чан покончила со своими заботами (которые заключались, преимущественно, в раздаче листовок её фамильярам - маленьким они), и повернулась ко мне сись... лицом.

- Скажи Исе-кун... - начала она.

С её появлением моя хандра бесследно исчезла, так что осталось лишь сменить лежачее положение на сидячее.

- Да, Акено-чан?

- Ты знаешь кто я. Ты знаешь, кто мой тоу-сан.

- Да, конечно. Ты - Королева Молний, дьявол и Ферзь свиты Риас Гремори, а твой отец - Баракиэль, генерал Падших, - озвучил я очевидное.

К чему она вообще клонит? Это какой-то психологический тест? Я всегда их проваливал, так что, пожалуйста, не надо!

- А как бы ты отнёсся вот к этому?

Лицо её приняло серьёзное и торжественное выражение, а за спиной с лёгким хлопком раскинулись два крыла - одно ангельское, покрытое чёрными перьями, а второе - дьявольское, перепончатое.

- Э-э-э-м-м... - я попытался подобрать достойный ответ.

В прошлый раз, когда она задавала подобный вопрос, я ответил что-то крутое. Но что? Тогда Акено приспустила одежды мико, почти полностью оголив грудь, так что мои мысли были сосредоточены на главном, а не обдумывали какие-то слова. Сейчас, когда на ней была школьная форма (которая тоже не столько скрывала, сколько подчёркивала), я мог соображать почти здраво, но именно это и послужило помехой.

- Что ты думаешь о моих крыльях? Крыльях наполовину Падшего, наполовину дьявола.

Ну, раз я не помню правильный ответ, стоит сказать то, что думаю!

- Как-то не очень!

Лицо её сразу угасло.

- Вот как? Значит ты...

- Да, мне это не нравится! Тебе так совершенно не идёт!

- Не идёт?

- У тебя крутые ангельские крылья, и такие же крутые дьявольские! Если хочешь ходить с ангельскими - отлично! Хочешь с дьявольскими - прекрасно! Мама меня всегда ругала, когда я надевал разные носки, а ведь их почти не видно, не то, что крылья!

- То есть, единственная проблема, что они несимметричны? И мне не стоит использовать неодинаковые?

- Нет-нет, скоро ты станешь намного сильней и тогда появится вторая пара крыльев. Тогда можно носить разные пары одновременно.

- То есть тебе просто не нравится, как это выглядит? Не я сама, а...

- Акено-чан - это Акено-чан, как она может кому-то не нравиться? Погоди, ты же не думаешь, что меня как-то беспокоят твои родители? Шури-чан клёвая и милая, а вот Баракиэль-сан слишком мнительный. Верить всем тем слухам, что распространяет Азазель-сенсе...

- Исе-кун, заткнись!

- Но ведь я говорю толь-мхвмвмв!

Пылкая речь была прервана тем, что моё лицо каким-то образом оказалось вжато в её роскошную грудь, а значит мой мозг тут же утерял возможность формировать связные мысли.

И чувствуя на затылке изящные руки, прижимающие голову к её сиськам, я, напоследок, подумал: "Не стоит критиковать внешность девушки!". Хотя... они такие тёплые, такие мягкие, такие упругие... А может всё-таки и стоит!

Когда я был дьяволом, мне часто приходилось заниматься дьявольской работой, колесить по городу на велосипеде, развозить листовки с кругом вызова и проведывать клиентов, в тщетной попытке заключить контракт. Несмотря на то, что я обычно неплохо ладил с людьми и получал всегда только хорошие рекомендации, первый контракт, что я заключил, был с Азазель-сенсеем, у которого были свои скрытые мотивы. Так что, как дьявол, я оказался не очень хорош, зато у меня отлично получалось драться, и в конце концов даже удалось выбиться из низшего в средний класс.

Но до сих пор мой единственный опыт призыва дьявола сопровождался огромной дырой в животе, сквозь которую внутренности не вываливались только из-за того, что они тоже были уничтожены копьём Юмы-чан. Зато кровь тогда лилась просто на загляденье!

Поэтому, сейчас я чувствовал себя немного неловко, сжимая в руках листовку Сайраорга. Мне не хотелось опозориться перед Валери-чан, поэтому я принял горделивую позу и, подглядывая глазом в текст на листовке, торжественно продекламировал.

- О, житель Преисподней, хозяин зла, обитатель ночи! Я, Хёдо Иссей, повелеваю! Услышь мой голос и явись на мой зов! Приди же, Сайраорг из дома Баэль, чтобы исполнить мою волю и заключить со мной контракт!

Ничего не происходило, и я начал крутить в руках листовку в поисках каких-то подсказок. Валери тихо хихикнула, а я почувствовал себя чрезвычайно глупо. Может не стоило всё делать самому, а лучше позвать Риас-чан? Или Акено-чан? Или Конеко-чан? Даже Юто, и тот смог бы помочь! Даже Гаспер!

- Может окропить круг кровью? - поинтересовалась Валери-чан.

- Не знаю, - почесал я затылок. - Вроде бы такое варварство давно не практикуется, но оно было распространено во времена Старых Сатан.

Я решил повторить призыв, поэтому принял прежнюю позу. Второй раз - всегда к удаче!

- О, житель Преисподней, хозяин зла, обитатель ночи...

Уф. Пот стекал по моему лицу. Валери-чан тихонько посапывала на диванчике. Хорошо, что для призыва я выбрал не что-то типа спортзала, а одну из гостиных, иначе чувствовал бы себя полным идиотом. Хотя, кому я вру? Именно идиотом я себя и чувствовал. Попробую ещё раз, восемнадцатый раз - всегда к удаче!

- О, житель Преисподней, хозя...

- Ты не мог бы на минутку заткнуться? - раздался голос Сайраорга.

Он стоял в центре магического круга, держа на руках прекрасную молодую женщину с густыми рыже-золотистыми волосами, напоминающими львиную гриву.

- Но ведь ты так долго не приходил! - обиделся я.

- Пусть я и ждал твоего вызова в палате, но мне следовало отключить её от оборудования. Ты же знаком с Риас-чан, неужели ты не знаешь, как действует призыв? Неужели нельзя было немножко подождать и не дёргать меня ежесекундно?

- Я... Я....

Густая краска стыда залила моё лицо. Все мои клиенты дожидались, пока я не доеду к ним на велосипеде, а это порой занимало по полчаса. Представляю, как бы себя чувствовал, если бы каждую минуту какой-то придурок тянул меня призывом!

- Ладно, давай приступим. Уложи её пока на диван, а я разбужу Валери-чан.

- Нет.

- Чего? Но ведь мы же...

- Я, Сайраорг Баэль, явился на твой зов. Желай, о призыватель, и твои мечты исполнятся. Но помни, что за каждое желание придётся заплатить соразмерную цену.

- Но ведь мне...

- Желай, о призыватель!

Почему он смотрит на меня, как на идиота. Разве мы не договорились, что Валери-чан спасёт его маму?

- Но...

- Да желай же ты, идиот! - не выдержал он.

Эй, а чего должен желать именно я? Ведь наоборот, именно его маму... Стоп!

- Э-э-э, простите, пожалуйста Куроку-чан? - осторожно начал я.

- Выскажи своё желание конкретней! - велел Сайраорг, закатив глаза и вздохнув с облегчением.

- Я, Хёдо Иссей, желаю, чтобы с Беглого Дьявола Куроки были сняты все обвинения, а охота за ней прекращена.

- Ты желаешь очень многого, цена будет непомерной.

Эй, к чему он клонит? Я же и так по уши в долгах! Не хватало ещё попасть в кабалу к дьяволам, чтобы Азазель и Сайраорг подрались, выясняя, в чьё именно вечное рабство попадёт один глупый дракон.

- Ты возжелал распорядиться жизнью дьявола высшего класса. Есть ли что-то равноценное, что ты можешь предложить?

- Эй, я не готов отдать свою жизнь!

- Думай!

Чего это он корчит рожи? Он что, не может сказать прямо, что нужно делать? Стоп! Подумаем. Я - Сона Ситри, у меня есть очки, я красотка, пусть грудь у меня совсем небольшая. У меня стройные ножки, округлые бёдра, и очень строгий нрав. А ещё у меня свита из одних только красоток! К примеру, Цубаки - просто милашка! Особенно когда роняет учебник и наклоняется его поднять. А потом наши взгляды с Мацудой и Мотохамой замечает Председатель, после чего нас... Как обычно, мысли о Соне-кайчо навели на блестящую мысль!

- Э-э-э, а вот если из комы выйдет вот она? - ткнул я пальцем в бессознательное тело его мамы, тётушки моей Риас.

- Болезнь, которой поражена госпожа Баэль, для дьяволов неизлечима и смертельна. Мисла Баэль - дьявол высшего класса, она не только урождённая Вапула, но и законная супруга главы Великого Дома Баэль. Оба эти дома принадлежат к 72 Столпам Преисподней. И пусть некошу Курока является Беглым Дьяволом SS-ранга, цена не просто достаточна, но даже избыточна.

"А сдачу я бы взял деньгами!" - подумал я. Азазель-сенсей, я вас всё так же ненавижу! Особенно ваши проценты, начисляемые ежемесячно!

- Твоё желание будет исполнено после уплаты, - напомнил Сайраорг.

- Да, да, конечно.

Я подошёл к спящей Валери, сделал паузу, чтобы полюбоваться её невинным прекрасным лицом и мерно вздымающейся грудью, после чего легко тронул её за плечо. Она что-то пробормотала сквозь сон, а затем открыла глаза.

- Валери-чан, пора.

- Ой, прости Исе-кун! Добрый вечер, дьявол-сан!

Она вскочила на ноги, поправила юбку, взглянула на женщину, которую всё ещё держал на руках Сайраорг.

- Здравствуйте милая госпожа, - ослепительно улыбнулся красавчик Баэль. Эй, придурок, прекращай строить глазки Валери-чан! - Мне её уложить?

- Если хотите, конечно. Проснитесь, Мисла-сан, ваш сын очень беспокоится о вас!

Может из-за того, что она разговаривала со всё ещё живой женщиной, но на этот раз я понял каждое слово.

- Исе-кун, я что-то устала, пойду немного вздремну! - сказала Валери и вышла из комнаты.

- И это всё? - отвесил я челюсть.

- И это всё? - отвесил челюсть Сайраорг.

- Что, всё? - спросила Мисла-сан, осторожно выбираясь из объятий сына, застывшего каменным изваянием.

- Вы, простите, что? - удивлённо переспросил я, попытавшись пальцем прочистить ухо. Мне мерещатся какие-то странные вещи!

- Если не возражаешь, Исе-кун, я бы осталась у тебя погостить! - терпеливо повторила Мисла-сан. - И давай уже на "ты", я не настолько стара!

Не мерещатся! После того как мы с Сайраоргом пришли в себя, после того, как она вдоволь наобнималась сначала с сыном, а потом и с Риас, прибывшей кругом призыва (пригодилась одна из листовок!), встал вопрос: "что делать дальше?". И решение каким-то образом оказалось связано с моим домом.

- Но ведь Сайраорг по вам очень скучал, он так хотел, чтобы вы вернулись!

- Мы же договорились на "ты"! - поправила она.

- Он хотел, чтобы ты вернулась! - повторил я.

- Понимаешь, Исе-кун, сейчас в Доме Баэль очень сложная ситуация. Ты знаешь, что я лежала в госпитале на землях Ситри?

- Да, конечно.

- Но это было не из-за того, что медицина и оборудование Ситри в чём-то превосходит медицину Баэль.

Да, что-то такое я припоминал. Отец Сайраорга вроде бы был полнейшим мудаком и не хотел, чтобы его жена выжила.

- Ты, наверное, не в курсе, но я родился очень слабым, - пояснил Сайраорг. - Каждый глава Дома Баэль обладает не только огромными запасами демонической магии, но и родовой особенностью - силой Разрушения. У меня не было ни того ни другого. Я считался увечным, ущербным, уродом.

- И меня, родившую такого сына, назвали позором Дома, презирали и оскорбляли. Только те, кто пришёл со мной из дома Вапула, относились к нам хорошо, - добавила Мисла-сан.

- Дом Гремори узнал об этом, поэтому моя мама собиралась забрать тётушку и Сайраорга к нам, - сказала Риас. - Но так как мама происходит из побочной ветви, ей категорически отказали, сказав, что проблемы главной ветви - не её забота. И, так как дом Баэль восходит к Великим Демоническим Владыкам, и является одним из величайших среди Столпов, то даже Гремори не могли возражать. А братец, даже будучи Великим Сатаной, не может вмешиваться во внутренние дела Домов.

- Во всём виновата гордыня, - продолжила Мисла-сан, - знаменитая гордыня дома Баэль. Мы были не просто позором, мы были пятном на чести дома, мусором и обузой. И выставить подобное на всеобщее обозрение было бы недопустимо. Продемонстрировать сына-калеку? Показать, что Дом в чём-то несовершенен? Мой милый муженёк скорее отгрыз бы свою ногу!

- А что дом Вапула? - спросил я.

- Они предлагали помощь, но я отказалась. Это только подставило бы их под удар, но никаких проблем не решило бы. Мы отправились в изгнание, в отдалённые уголки земель дома Баэль.

- Мама вырастила меня, - сказал Сайраорг. - Научила меня всему, что я знаю. Она учила не сдаваться, и если у меня нет магии, силы Разрушения, крутых мечей, артефактов или там Священных Механизмов, то есть кое-что не менее важное. Решимость и целеустремлённость. Я - не инвалид, не слабоумный и не калека. У меня есть здоровое тело. И если мне чего-то не хватает, я смогу с лихвой это покрыть чем-то другим. Будь то планирование, стратегия, скорость или даже голая физическая сила. Она учила, что, несмотря ни на что, я дитя дома Баэль. И пусть даже у тебя нет силы Разрушения, то ты победишь, если никогда не будешь сдаваться. И я просто не мог её подвести! Я должен был вбить презрение и насмешки им обратно в глотки!

- Я считала себя виновной, что родила его без силы Разрушения. Я часто плакала, когда он спал. Но потом я перестала плакать. Потому что он не нуждался в моих извинениях. Не нуждался в моей жалости. Он вставал и продолжал, невзирая ни на что. Ну а затем... может ты знаешь, но дьяволы не болеют. Но есть одна из болезней, очень редкая, почти не встречающаяся, которой подвержены и мы. Это даже не болезнь, а психическое состояние. Ты просто засыпаешь и больше никогда не просыпаешься. Тело постепенно слабеет, пока не наступает смерть. Я оказалась достаточно слаба и слишком пала духом, чтобы удерживать себя в сознании. Так что следующее, что я увидела - своего взрослого сына, держащего меня на руках.

- Я поместил её в госпиталь, где все функции организма поддерживали системы искусственного жизнеобеспечения, - продолжил Сайраорг. - Принял помощь дома Гремори, которые всегда были тесно связаны с Ситри, так что это было очень удачным решением. А затем я начал тренироваться, тренировался так, как никогда раньше. Я вернулся и победил своего брата, рождённого от новой жены папаши. Таким образом я доказал, что достоин, и занял место наследника дома Баэль, принадлежащее мне по праву. Казалось бы, я, наследник, могу поместить маму в госпиталь Баэль и обеспечить наилучший уход из возможных. Верно?

- Наверное, нет? - предположил я.

Он кивнул.

- Слишком многие нас презирали, слишком многие бросали оскорбления и проклятия. Даже мой брат, с которым мы были так близки в детстве, отдалился и невзлюбил меня из-за влияния отца, который до сих пор полон ненависти, пусть я и стал сильнейшим из молодых дьяволов.

- Скорее всего, он завидует тебе, милый!

- Он? Не знаю, мам.

- Оставим в стороне порядки дьявольских Домов! - вмешался я. - Давайте вернёмся к тому, каким образом оказалось, что Мисла-сан...

- Мисла-чан!

-... Мисла-чан будет жить в моём доме?

- В доме Баэль слишком много тех, кто хочет выслужится перед главой, тех, кто презирает или просто ненавидит нас, - продолжил пичкать меня политикой Сайраорг. - Если бы я забрал маму, её жизнь постоянно подвергалась бы опасности. Я бы сумел предотвратить любые покушения, мог бы покарать нападающих, но одного удачного оказалось бы достаточно.

- Но теперь, когда она вновь здорова, я думал, ты захочешь забрать её с собой!

- Изначально я так и намеревался поступить. Мы бы вернулись в наш дом, где жили бы в уединении, вдали от всех.

- Но подвернулся вариант получше! - сказала Риас-чан.

- Получше?

- Гораздо лучше! Место, принадлежащее и к миру людей, и к Преисподней, где обитает парень, не просто победивший восходящую звезду Рейтинговых Игр, чтобы спасти меня, - Риас обожгла меня очень призывным взглядом, - от принудительного замужества, но и сделавший это, даже не сбив дыхания. Никто не знает твоей силы, так что желающие выслужиться перед дядюшкой просто испугаются. К тому же, твой дом соседствует с территорией Гремори, с Академией, где учатся наследницы Гремори и Ситри, так что тётя Мисла всегда сможет заскочить к нам в гости!

- Лучше ты сама приходи почаще! - выпалил я. Мои щёки пылали.

- Вот видишь, сколько преимуществ? - засмеялась Риас.

- Но не будет ли уроном репутации Баэль-сан нахождение в доме парня, которого все называют Извращённым Императором Драконов? - задал вопрос я.

"Тебя так никто не называет!" - сказал Ддрайг.

- Тебя так никто не называет! - сказала Риас.

- Тебя так никто не называет! - сказал Сайраорг.

- Тебя так никто не называет! - сказала Мисла-чан. - И, кстати, я больше не считаю себя связанной с домом Баэль, теперь я снова Вапула. Но для тебя - всегда Мисла-чан.

- Тётушка, пусть всё же будет Мисла-сан! - заявила Риас вкрадчивым голосом. - В конце концов, ваша разница в возрасте...

- Ой, Риас-чан, перестань, при сроке жизни дьяволов, пара лет разницы не имеет значения!

- Да подождите вы немножко! - вернул я беседу с загадочных женских пререканий в конструктивное русло. - А как насчёт моей репутации?

- Ты думаешь, моё пребывание с тобой её подорвёт? - удивилась Мисла-чан.

- Нет же! Моя репутация Извращённого Дракона подорвёт ваш... твою!

- Исе-кун, как ты думаешь, каким тебя видят дьяволы Преисподней? - задала вопрос Риас. - Особенно молоденькие девушки?

- Как любителя сисек? Извращенца?

- Фу-фу-фу, не совсем! Несмотря на то, что ты объявил во всеуслышание о любви к моей груди, для девушек Преисподней ты больше ассоциируешься с романтикой.

- С романтикой? Я? Серьёзно?

- Ну, посуди сам. Отважный рыцарь врывается на свадьбу, идёт против всего мира, сражается за сердце любимой девушки с её непобедимым женихом, и, ха-ха, побеждает его. К тому же, имея возможность желать что угодно, он заботится лишь о счастье возлюбленной и тратит на это единственное желание.

- Пф-ф-ф, Куиша и Кориана даже прикупили тетрадки с твоим фото, - добавил Сайраорг.

- Тетрадки? С моим фото? - мне что-то послышалось?

- Индустрия развлечений дьяволов очень чутко реагирует на спрос, - сказала Риас.

Она вытянула руку, на её ладони в лёгкой багровой вспышке возникла толстая тетрадь, напоминающая дневнички девчонок нашего класса (которые они всегда быстро прятали, стоило появиться поблизости мне, Мацуде или Мотохаме). Обложка была розовой, в сердечках, цветочках и отпечатках губ. Но не это было самым ужасным. Там был я, в школьной форме Куо, стоящий в героической позе. Подпись гласила: "Пламя феникса - ничто, рядом с огнём моих чувств!".

- Я такого не говорил! Это не я! И вообще!

- Это не важно. Спасение ещё одной прекрасной дамы не только от неминуемой смерти, но и от печальной судьбы в загребущих лапах злобного богатого тирана - это именно то, что ожидается от романтического героя!

- Мисла-чан! Но ведь тебя спас не я! Тебя вылечила Валери!

- Которая это сделала потому что... - назидательным тоном мудрого старца спросила Риас.

- Я её попросил? Но ведь она и сама никогда бы не отказала.

- А откуда она взялась в нашем городе?

- Из своего замка.

- И каким образом оказалась здесь?

- Я её привёл.

- А хорошо ли жилось ей дома?

- Не очень, над ней ставили эксперименты, а потом планировали убить.

- И как получилось её забрать? Были ли препятствия?

- Ну, пришлось телепортироваться в цитадель вампиров, сразиться с сильным магом и ещё с драконом, третьим по силе во всём мире, а потом... Стоп! Я понял к чему ты ведёшь!

- Нет уж! А для чего ты пошёл в этот замок?

- Чтобы Валери смогла вернуть к жизни маму Акено-чан, и та была счастлива. Да хватит, я всё понял!

- Подожди-подожди, осталось последнее! Какое желание ты загадал, за что именно расплатился спасением жизни тётушки?

- Мы с Валери уже согласились помочь и так!

- Не виляй! Так какое!

- Снять обвинения с Куроки-чан.

- И ты сделал это для того...

- Чтобы Конеко-чан могла помириться с сестрой и тоже была счастлива. Может уже хватит, а то я чувствую, словно снова сдаю экзамен дьявола средне... Ой! Ничего-ничего!

- Снова? - удивился Сайраорг. -Дьявол среднего класса? Ты?

Я сцепил зубы. Было глупо кричать на всю Преисподнюю о своём путешествии во времени, ведь любой идиот, строящий планы ввергнуть мир в хаос, решит, что я знаю его замыслы и захочет на мне отыграться. Но что сделано, то сделано.

- Хёдо-кун хотел войти в мою свиту, стать дьяволом высшего класса и стать королём гарема. Он усердно готовился! - заявила, не моргнув глазом, Риас, сказав чистую правду. - Жаль, что я вовремя не заметила его потенциал и давала отказ до тех пор, пока не стало слишком поздно.

Но я же сказал на игре...

- Это было так романтично! Так поэтично! Преодолел пространство и время!

Сайраорг фыркнул. Я мог понять его веселье - все заклинания перемещения и работы с пространством называются пространственно-временной магией. В том числе самые банальные, которыми владеют даже начинающие дьяволы. Так может мне повезло, и я на самом деле не вывалил свои секреты всем телезрителям Преисподней?

- Давайте вернёмся к проживанию Мислы-чан!

- Ты её спас, - заявила Риас, - а значит должен взять ответственность!

Я не понял, дьяволы, всегда говорящие о контрактах, хотят бесплатно поселить у меня... Стоп! О чём я вообще думаю? У меня дома хочет жить ещё одна красотка, рыжеватая блондинка, с восхитительной фигурой, очаровательная зрелая женщина, и я кривлю носом? Что же со мной стало? Я - это всё ещё я, или какой-то неизвращённый двойник из параллельного мира?

"Насколько я вижу, ты всё тот же идиот!"

Спасибо, Ддрайг!

-... если речь идёт об оплате... - начал Сайраорг.

- Не надо никакой оплаты! У меня полно комнат, и я с радостью дам приют Мисле-чан!

- Вот и договорились, а мне пора!

Загорелся круг телепортации и Сайраорг отправился назад, в Преисподнюю, бросив напоследок какую-то загадочную ерунду:

- Я никогда не буду называть тебя папой!

Похоже, жестокие тренировки что-то делают с головой, нужно сказать Мил-тан, что нужно умерить интенсивность, а то и я когда-нибудь начну нести всякую околёсицу.

- А теперь Мисла-чан, пойдём, выберем тебе комнату. Надеюсь, ты нормально относишься к Падшим.

Мои сны почти никогда не посещали кошмары. Только однажды в жизни, после смерти от копья Райнар-чан, я долго не мог избавиться от одного и того же повторяющегося сновидения. А вот эротические сны, наполненные обнажёнными женскими телами, мне снились постоянно, даже когда эти самые тела мирно сопели на моей огромной кровати в отстроенном Сарзексом Поместье Хёдо.

Этот сон был особо реалистичным. Моя рука потянулась, прижав к себе стройное горячее тело, опустилась на тонкую талию, переместилась ниже, стиснув мускулистую ягодицу, а затем поднялась вверх, к небольшой, но очень приятной и упругой груди.

- У-фу-фу, ты очень настойчивый дракон! - произнёс женский голос, очень похожий на... Элшу-чан?

Я приоткрыл глаза, но картина не изменилась. В моей широкой постели лежала именно она.

- Элша-чан, что ты здесь делаешь? - спросил я.

- Угадай!

- Ну, глупо будет считать, что тебе стало страшно или холодно.

- Ну, согреть меня будет совсем не лишним, но да.

- Но ты... я не думал, что ты... как-то ко мне... - бормотал я невпопад.

- Да, я знакома с тобой с самого рождения. Мне очень нравится тот, кто вырос из того непоседливого ребёнка. И я прожила достаточно лет, чтобы не ждать подходящей возможности, а создать её самой.

- И ты хочешь...

- Я слишком долго была одна.

- Но ведь с тобой...

- Да, со мной был Белзард. Были другие погибшие Секирютеи. Но мы были лишь бездушными слепками памяти и отголосков чувств, нас пробуждали только воля и желания носителей перчатки. И до тебя эти желания были не тем, что хотелось бы когда-либо ощущать нормальному человеку. Убивать, грабить, насиловать. Сражения, кровь, пожары. Наши с тобой коллеги слишком быстро опьянялись силой, слишком легко шли у неё на поводу, слишком часто гибли молодыми, не оставляя за собой ничего, кроме комка безумия Джаггернаут Драйва. Оставался только Белзард, но я воспринимала и воспринимаю его как брата. К тому же, я ему не очень интересна как женщина - этот идиот с мускулами вместо мозга больше любит подраться.

- И ты решила... Но почему я?

- Ты верный и славный. И никогда не обидишь женщину. Знаю, что не стану у тебя единственной, ведь я знакома с тобой лучше тебя самого. Эти дурёхи, Ассия и Валери, очень тебя любят. Но они слишком застенчивы и решаться будут очень и очень долго. Я же, в отличие от них, повидала жизнь, и знаю, чего хочу!

Она сжала моё лицо в ладонях и прижала губы к моим. Я слегка опешил, но быстро опомнился, ответив на поцелуй. Её губы были сухими и тёплыми, а язык требовательным и настойчивым. Мои руки сами легли на её ягодицы и стиснули их, ощущая гладкость кожи и упругость мышц.

- Я вижу, что ты очень рад меня видеть! - усмехнулась она.

Ну конечно же, мой дружок давно уже был в боевой готовности! Как ещё могло быть в подобной ситуации?

- Я действительно рад тебя видеть! - ответил я. - И всегда буду рад!

- Ты очень милый, Иссей. Я тоже всегда буду с тобой.

Она взяла мои руки и переложила к себе на грудь. Какое же восхитительное чувство! Как же упруги эти полушария! Как напряжены эти маленькие соски!

- Можно?

Она лишь усмехнулась и прижала мою голову к своей груди. Я смогу не только целовать грудь, но даже пососать соски! Я смогу... Чувствую, что сегодня смогу сделать что угодно! Даже лишить её...

- Элша-чан, а ты девственница? - на всякий случай спросил я.

- Вот что тебя волнует? Это очень сложный вопрос.

- Сложный? Но как подобное может...

Она снова вжала моё лицо к себе в грудь.

- В мои времена взрослели гораздо раньше, чем сейчас. Так что да, когда-то я тоже была влюблена, и мы с ним неоднократно занимались этим. Так что нет, я не девственница. Но при этом моё тело было воссоздано Граалем, и оно ещё не познало мужчины. Так что да, я - девственница.

Мне внезапно стало стыдно. Я никогда не спрашивал о её личной жизни, а теперь...

- Элша-чан, так у тебя был любимый?

- О да, я была влюблена, влюблена, как сопливая девчонка. Он был таким красивым, сильным и знатным. Я тоже была сильна и недурна собой...

- Глупости! Ты прекрасна! Само совершенство!

- Спасибо, Исе-кун. Мне было нетрудно добиться его внимания. Это были самые счастливые семь месяцев моей жизни, пока нас не разлучила смерть.

Я идиот! Я настоящий сраный идиот! Как я могу думать о её сиськах, прекрасном лице и упругих ягодицах, о её длинных ногах, что сейчас переплетаются с моими, о её правой руке, которая сейчас сжимает моего... Соберись, Исе!

- Элша-чан, подожди!

- Тебе не нравится?

- Да, нет, не в этом дело! Но если ты любила кого-то, то Валери-чан могла бы его...

Элша расхохоталась. В её смехе чувствовалось злое неприятное торжество.

- Если бы я знала, где его могила, я бы не пожалела усилий, чтобы туда добраться и плюнуть на неё! Я бы осквернила его гроб, вытащила кости и скормила их лисам! Я бы изучила некромантию, чтобы запереть его душу в самом жалком и презренном неживом, чтобы эта тварь страдала всю оставшуюся вечность!

- Но ведь ты сказала...

- Да, я его любила! А этот аршгайге, этот фрауэнферштеер, этот хозеншайссер и хурензон штрихер...

- Спокойно-спокойно, - я погладил её по спине. Дар дьявола позволял понимать каждое слово, но именно в такие моменты я очень об этом жалел.

- Этот выблядок меня и убил!

- Тебя? Сильнейшую из Императоров?

- Я не знаю, почему он это сделал, когда я умирала с кинжалом в груди, он почему-то не стал долго и подробно распинаться о своих мотивах, как делают злодеи во всех современны фильмах. На то время нож уже не смог бы причинить мне никакого вреда. Но то было особенное оружие, предназначенное для убийства драконов, с какой-то особо подлой магией, пожиравшей меня изнутри.

- Прости, я не знал!

- Это дела далёкого прошлого, и я оставила их в прошлом. И теперь меня ждут настоящее и будущее.

Её рассказ вырвал меня из состояния бездумной эйфории, и я смог немного прийти в себя.

- Элша-чан, я не могу!

- Да? А вот этот друг говорит мне, что ещё как можешь! Или ты считаешь меня недостаточно красивой? Может тебе не нравится, что у меня небольшая грудь?

- Нет, Элша-чан! Ты прекрасна и великолепна! Твоя грудь превосходна! И Ножки! И попка! И талия!

- Ну так что?

- В прошлой жизни я обещал забрать девственность Президента. Но дав это обещание, я имел в виду...

- Ты имел в виду, что вы потеряете девственность вместе?

- Ну, сейчас это, наверное, смешно...

- Ни в коем случае! То, что ты держишь свои обещания - одна из твоих наилучших черт характера. Не изменяй себе!

- Но это значит, что я не смогу...

- Исе-кун, скажи, а ты занимался после этого онанизмом?

Что за смущающие вопросы? И так в лоб! О Библейский Бог и Старые Сатаны! Получается, в прошлой жизни они с Белзардом видели всё, что видел и делал я! Ддрайг тоже видел всё это! Да там было полно зрителей!

- Ну так как? Ладно, ничего не говори, если ответ "да".

Я, глядя прямо в её чистые голубые глаза, не нашёл силы соврать.

- Значит ты останешься девственником, пока, наконец, не возляжешь со своей Риас?

- Прости Элша-чан, я, наверное, разочарова...

- Неужели ты подумал, что я буду спокойно ждать? Я уже не та молоденькая смущённая соплюха, какой была раньше!

- Но тогда что ты...

- Ты смотрел со своими дружками-дебилами много дисков с разной порнухой. Я видела их вместе с тобой. Поверь мне, теперь я знаю способы. Очень много способов. Очень-очень много способов. А сейчас, наконец, заткнись!

И я, наконец, заткнулся, и сосредоточился на ощущении поцелуев, спускающихся у меня по груди в направлении живота.

Видимо, у меня что-то было написано на лице. Видимо, я не мог ничего скрыть, да и не особо хотел скрывать. Несмотря на недостаток сна, несмотря на то, что короткая часовая дрёма была прервана утренней изматывающей тренировкой, чувствовал я себя превосходно - был бодр и полон энергии. Элша-чан действительно видела всю эту порнуху, она наблюдала за игрой в множество эроге и знала о существовании кучи фетишей! Даже о тех, о которых я подзабыл.

Ну и я не ударил в грязь лицом! Просмотр порнухи автоматически делает тебя умелым любовником, знающим все потаённые уголки женского тела, и играющем на нём, как на прекрасном музыкальном инструменте... так хотелось бы сказать. Но реальность была такова, что я оказался неуклюжим пускающим слюни олухом, и лишь чуткость и снисходительность Элши-чан, прочно взявшей руководящую роль, к любым моим ошибкам, не позволили всему закончится позорным фиаско.

Осознание того, что в прошлый раз её подобие жизни оборвалось, что она растворилась в пустоте, не оставив за собой ни следа, заставляло иногда скрипеть зубами. Любые опасности, неприятности и провалы, что ожидали меня после возвращения в прошлое, даже возможность гибели моей души, которой я избежал, лишь благодаря своевременному вмешательству Валери-чан, того стоили, более того, были скромной и незначительной платой. Ну а то, что милая Валери-чан не погибла из-за жадности ублюдка Мариуса, что она была весела, здорова и довольна жизнью - делало угрозу душе лишь мелкой недостойной упоминания ерундой. Она осваивалась в Японии, проводя время с Гаспером (с которым все мои попытки поговорить завершались активацией его Механизма и мной, застывшим в безвременье, словно муха в янтаре), гуляя по парку со мной и девчонками, посещая магазины и ресторанчики. Мы выбирались в аквапарк, катались на аттракционах, посещали выставки и музеи (которые навевали скуку, но на что ни пойдёшь во имя долга?), проводили приятно время. Элша, Валери и Ассия, девушки, одну из которых я любил всегда, а двух других - полюбил с первой встречи. Они будут теперь со мной, я никому не позволю им навредить, а тот, кто задумает что-то плохое - умоется своей кровью. Это говорю я - Красный Извращённый Император Драконов!

"Которым тебя так никто и не называет!"

Даже если и так, то когда-нибудь назовут!

"Надеюсь этого не случится!"

Партнёр, верь в меня! Если ты стремишься к чему-то всем сердцем, но в мире нет слова "невозможно"! Помнишь, что говорила Мисла-чан Сайраоргу? Ну ладно-ладно, не обижайся!

Странным образом, мои Падшие стали очень хорошо относиться к Ассии. Несмотря на то, что они планировали её убить, Ассия не держала на них зла - ведь она была настоящим ангелом, неспособным помнить обиду. Сама же троица горничных не могла не испытывать благодарности к той, что всегда исцеляла их и облегчала боль после ужасающих тренировок Мил-тан-сенсея. Они даже помогали ей с магией, ну, по крайней мере Калаванэ, которая была неплохо подкована в этой области. Впрочем, отношение Падших потеплело и ко мне. Они тоже присутствовали на уроках Азазель-сенсея, и, хоть я и не уверен, что занятия приносили им пользу, но близость к лидеру и кумиру преображала их, они словно становились школьницами, которым удалось пообедать в кафе с поп-айдолом. Ну, по крайней мере Райнар и Миттельт, Калаванэ удавалось сохранять непроницаемое выражение лица, пусть её глаза подозрительно поблёскивали.

В общем, жизнь потихоньку нала...

- Эй Исе! А ты видел новую училку по биологии? - заорал Мацуда, вырывая меня из ностальгических раздумий, которым я так приятно предавался.

Я привстал с травы, на которую вывалился на перемене, и бросил в его сторону вопросительный взгляд.

- Красотка откуда-то из Европы! Рыжеватая блондинка с жёлто-карими глазами! Размеры 96-63-92! - тут же вывалил результаты работы своих извращённых очков Мотохама.

- Мы её недавно видели, она о чём-то беседовала с Абе-семпай! Две такие мила-а-а-а-ашки! - пустил слезу Мацуда.

Абе-семпай? Ах, да, Кийоме-чан же происходит из семейства укротителей чудищ, неудивительно, что новая учительница, чья сила - укрощение львов, нашла с ней тему для разговора.

- Эй Исе, а чего это у тебя такое довольное лицо? - моё состояние не укралось от Мотохамы.

- Так уж повелось, что я знаком с Вапула Мислой-сан, более того... - я сделал загадочную многозначительную паузу.

- Более того?

- Более того?

- Да, более того! Она в нашем городе совсем недавно, поэтому проживает в моём доме.

Ну-ка, проявите свою истинную сущность, предатели!

- Подонок!

- Негодяй! Не только невинной созревающее тело милашки Ассии, но и прекрасное тело зрелой женщины?

- Ты хочешь сказать, что можешь наслаждаться, созерцая их каждый день?

Они вновь бросились меня душить, а я не мог сдержать смеха.

- Если бы вы не бросили тренировки, могли бы тоже смотреть на них ежедневно! - заявил я. - Мисла-сан сказала, что немного подрастеряла форму и хочет к нам присоединиться. Риас-чан даже воспользовалась своими возможностями, чтобы быстро подготовить форму девочки-волшебницы. А вы знаете, какой она даёт вид на женские нож...

- Ты сказал Риас-чан? Риас Гремори, одна из Двух Главных Сестрёнок? Глава Оккультного Клуба?

- В котором я состою вот уже третий день!

- Т-ты-ы-ы-ы?

Нет, не надо включать режим зомби! Не надо пускать изо рта пену! Мы же всегда были вместе, были братанами, вы же сами решили, что добились желаемого!

Мотохама тронул Мацуду за плечо, не давая вцепиться в моё горло.

- Стоп! Может ты и можешь теперь видеть Риас-семпай каждый день, пусть ты и можешь смотреть на ножки Вапула-сенсей, но не думай, что ты нас опередил!

О чём вы, придурки? Конечно же, я вас опередил! Ведь я же - Извращённый Император Драконов!

"Ты не Извращённый Император Драконов!"

Ддрайг, ты можешь убить любую радость!

- Мы с Катасе-чан не просто были на куче свиданий, - задрал нос Мотохама, - но и даже несколько раз целовались! Даже с языком!

- А мне Айка-чан дала потискать свою грудь! Я не просто смотрел на чьи-то сиськи, но даже сжимал их!

Они выжидающе смотрели на меня, поэтому мне следовало быть скрытным, чтобы никак не ранить чувства своих друзей.

- А-ха-ха-ха-ха! Всего лишь? - засмеялся я. - Это ещё раз показывает, насколько вы позади меня!

Их лица мгновенно вытянулись, глаза стали пустыми, вновь включился зомбо-режим, и они стали медленно на меня надвигаться.

- Только не говори, что ты осквернил своими похотливыми руками тело невинной Ассии-чан! - рыдал Мацуда.

- Или делал разные непристойные вещи со зрелой женщиной, с прекрасной Вапула-сенсей!

- Да вы конченые извращенцы! Как вы могли подумать о таком? - возмутился я.

Из них словно выпустили воздух.

- Элшу-чан, вы не знаете, а если бы продолжали тренировки, обязательно с ней познакомились. Она тоже блондинка, тоже из Европы, и старше нас на пару-тройку лет. И мы... Мы занимались такими непристойностями, что вы не можете себе вообразить!

- То есть ты... ты... ты уже лишился девственности? Сделал это раньше нас?

Я смутился. Не объяснять же идиотам свои моральные затруднения?

- Ну, не совсем. Но творили и такое, и эдакое!

- То есть ты с ней только целовался? - спросил Мотохама.

- Да, - скромно ответил я.

- И тискал грудь? - поинтересовался Мацуда.

- И это тоже.

- Ну тогда мы приложим все усилия, чтобы обогнать тебя!

- Мы ни в чём тебе не уступим!

Идиоты! Мои друзья - идиоты! Они даже не представляют, за какую непосильную задачу взялись!

- Лады, Исе, погнали на урок! - внезапно успокоился Мацуда.

Я встал, подхватил портфель, на котором лежал, и мы направились в класс.

- Кстати, а ты слышал, о недомоганиях, которые охватили девчонок? - спросил он.

- Недомоганиях?

- Ну, медсестра говорила, что это не болезнь. Что у них просто мало сил. Анемия.

- Причём, самое странное, что недуг охватывает только большегрудых девчонок. Я специально проверил их размеры! - добавил Мотохама.

Как, уже? Я выхватил телефон и запустил программу календаря. Да, сегодня именно тот день, которого я так долго ждал.

- И что мы тут делаем, идиот-сама? - задала Миттельт весьма логичный вопрос.

- Мы здесь, чтобы помочь тебе, а заодно и мне, - ответил я.

- Что-то непохоже, что ты способен кому-то помочь.

- Ну уж прости, что все деревья ночью выглядят одинаково!

- У тебя дьявольское зрение! - безжалостно заметила она.

- Ну уж прости, что даже несмотря на то, что я ночью вижу, как днём, все деревья выглядят всё так же одинаково!

- Отговорки неудачника! Но ты продолжай, мне приятно смотреть на твой позор!

И я ещё считал её миленькой? Она милашка и красотка только до тех пор, пока молчит!

Мы вдвоём вот уже полтора часа бродили по зарослям, искали хоть след того, что в прошлой жизни произвело на меня такое неизгладимое впечатление. Сегодня как раз очень была ясная ночь, ярко светила полная луна, я хорошо помнил события прошлого, казалось бы, что может пойти не так? Я не учёл одного: ориентирование в лесных зарослях не было моей сильной стороной, раньше меня всегда сопровождали ребята из Оккультного Клуба, поэтому развить столь полезный навык я так и не сумел. Нет, можно вспомнить мои тренировки в горах, но тогда я просто пытался выжить, избежав драконьего огня старика Таннина! К тому же там были горы, и определить своё положение по вершинам не составляло проблем.

- Стой, кто-то идёт! - воскликнула Миттельт, и мы спрятались в зарослях.

Мимо нас по едва заметной лесной тропинке прошли две красотки, одетые в пижамы. Они шли босиком и не обращали внимание на прохладную землю, ветки и листья под ногами. Мне не нужно было присматриваться, чтобы узнать их. Это были мои одноклассницы, члены клуба кендо, чьих синаев я вдоволь отведал в своей прошлой жизни. Глаза Мураямы и Катасе были открыты, но в них совершенно не было сознания - они шли, словно под гипнозом. Или под действием магии! Мы, наконец, нашли, что искали!

- Идём за ними! - скомандовал я.

- Ты уверен? Мы и так уже бродим всю ночь!

- Ещё как уверен, это именно то, чего мы ждали!

Мы шли, не особо скрываясь, в небольшом отдалении от одноклассниц, и я радовался удачному стечению обстоятельств. Теперь мы уж точно найдём...

- Мы вышли к городу! - оборвала мою радость Миттельт.

Выходит, они уже возвращаются? Но тогда...

- Там демоническая магия! - указала пальцем Миттельт в направлении, откуда мы только что пришли.

Я тоже почувствовал вспышку знакомой силы, и это означало только одно.

- Бежим! - приказал я.

И мы побежали. Купол демонического барьера, дьявольской магии для меня сиял как маяк. Вспышки силы Разрушения и ослепительные молнии безошибочно указывали направление. Но они так же говорили, что следует поторопиться.

Густые заросли сменились обширной поляной, словно отрезанные гигантским ножом. Я запыхался от торопливого бега... запыхался бы, если бы не жуткие тренировки Мил-тан-сенсея, а пока что эта пробежка не могла считаться даже лёгкой разминкой. Со всего лишь однократной гравитацией, без полутонной чугунной станины от старого токарного станка, примотанной цепями и тросами к телу, или хотя бы рюкзака с парой сотней килограмм блинов от штанги, как это вообще можно считать нагрузкой?

Картина, представшая перед моими глазами, была незабываемой. Огромное растение, чьи корни напоминали толстые лапы, а ствол - широкую грудную клетку хищного животного. Гигантский бутон неожиданно красивого розового цвета образовывал львиную гриву, из которой торчала острая костистая морда с частоколом острых зубов. Из тела этой твари торчали сотни зелёных лиан, которые, словно тентакли из хентайного аниме, оплетали два полуобнажённых женских тела. Эти тела мне были прекрасно знакомы - ещё бы не узнать восхитительные фигуры Риас и Акено! Перед тварью стояли две фигурки, казавшиеся крошечными. Такая же полуголая Конеко-чан, ошмётки чьей одежды почти ничего не прикрывали, держала в руках вырванный с корнем огромный древесный ствол. Рядом с ней стоял целый и невредимый Юто, сжимающий в руках меч, опасно поблёскивающий в лунном свете.

- Исе! Ты пришёл! - воскликнула Риас.

- Исе-кун, ты решил нас спасти! - обрадовалась Акено-чан.

Бутоны на концах лиан, оплетающих Двух Главных Сестрёнок Куо, с новой силой присосались к соскам прекрасных больших грудей. Обе девушки громко застонали.

- Извращенец, ты вовремя, - бесстрастно молвила Конеко-чан.

Она размахнулась и изо всех сил запустила древесным стволом прямо в чудище.

Я тоже не стоял на месте, и бросился вперёд, защитить то, что мне так дорого. Удар! Под моим кулаком толстый ствол треснул и разлетелся щепками. Это был прекрасный удар. Но окружающие не оценили, что я не дал огромному снаряду ударить в растительного монстра.

- Исе, что ты делаешь? - воскликнула Риас.

Я не ответил, ведь у меня было более важное дело. Рукой, закованной в перчатку Механизма, я раз за разом отражал удары меча Кибы.

- Иссей, что ты творишь? - закричал Юто.

Я встал перед монстром и раскинул в сторону руки.

- Я не позволю его убить!

- Иссей, это чудовище, созданное Беглым Дьяволом с помощью растительной алхимии! - увещевала меня Риас. - Оно нападает на девушек, как напало на нас с Акено-сан!

- У-фу-фу, это очень похотливое чудище! - подтвердила Акено-чан. - Очень неравнодушное к женской груди.

- Оно блокирует нашу магию, - добавила Риас. - И мы не можем выбраться сами!

Я вздохнул. Действительно, это было проблемой. Я сорвался с места, прыгнул на лапу, ударом руки отбил атаку тентаклелиан, оттолкнулся, перевернулся, изогнулся в воздухе, чтобы избежать молочно-белого подозрительно выглядящего плевка, после чего пробежал по стволу, очутившись рядом с девушками. Я ухватил пучок лиан, удерживающий пленниц в воздухе, оборвал их, после чего в падении подхватил Риас и Акено под мышки, приземлился на землю, пробежался к Юто и Конеко-чан, и поставил девушек на землю. Все эти действия не заняли и пяти секунд.

- Спасибо, Исе-кун! - поблагодарила Риас.

- Ара-ара. Ты был очень плохим мальчиком, но теперь прощён, - добавила Акено-чан.

- Ну а теперь, монстр, пришёл твой последний час! - сказала Риас и в её руке вспыхнул багрово-чёрный шар силы Разрушения.

В руках Акено-чан затрещала молния, и собралась в ослепительное жёлто-белое копьё.

Мои руки взметнулись в воздух, ухватили их за запястья и сжали.

Разрушительная магия сорвалась с их ладоней, и бесцельно улетела в ночное небо.

- Исе-кун, но почему? - изумилась Риас-чан.

Я подошёл к ревущему монстру и повернулся к нему спиной. Тяжёлый удар увесистой лианы обрушился на мою макушку, но я мужественно его вытерпел, ведь я это заслужил! Один за другим удары били мена по голове, но я стоял с раскинутыми руками, заслоняя монстра от своих товарищей.

- Я не могу позволить вам сделать это! Это существо, созданное настоящим мужчиной с горячей кровью, свято! Монстр не просто любит прекрасную женскую грудь, как и положено всякому парню, но и несёт радость и счастье абсолютно всем! Он воплощает в реальность мечты плоскогрудых женщин, даруя возможность получить большие восхитительные сиськи! Он дарит счастье другим парням, принося в мир красоту, которой можно любоваться бесконечно! Если можно так назвать дьявола, то его создатель - настоящий святой! Великий учёный и альтруист, тот, чьё чувство прекрасного не знает никаких границ и пределов!

Я повернулся к монстру, подпрыгнул высоко в воздух и сорвал с одной лианы большой фрукт в форме женской груди. Он был очень мясистым и упругим, даже на ощупь был восхитителен.

- Миттельт! Иди сюда! - сказал я.

На поляну вышла моя готик-лоли-служанка.

- Что тебе нужно, идиот-сама? Ты вроде бы и сам прекрасно справляешься.

- Падшая, - констатировала факт Конеко-чан.

- Она со мной, - сказал я. - Миттельт, лови!

Я бросил ей сиськофрукт по широкой дуге. Она легко его поймала, покрутила в руках.

- Ты хуже всех! - сказала она. - Что это за гадость?

- Враг всех женщин! - поддержала её Конеко-чан.

После подобного сходства взглядов, они удивлённо переглянулись.

- Этот фрукт, если ты его съешь, сделает твою грудь большой! - пояснил я.

- Ты же не думаешь, что кто-то в здравом уме захочет есть подобную мер... - начала Риас-чан, но её реплику прервало громкое чавканье.

Миттельт, ни капли не заботясь об изяществе и манерах, не задаваясь вопросом, появятся или нет непредвиденные эффекты и даже ядовита ли подобная штука, вгрызлась в плод, сок которого стекал по её подбородку. И зрелище девушки, присосавшейся к женской груди (пусть эта грудь была всего лишь фруктом) вышло неожиданно очень будоражащим.

- А-а-ах! - застонала Миттельт. Лицо её покраснело, а глаза утратили осмысленное выражение. - А-а-а-а-ах!

- Что ты наделал, извращенец? - спросила Конеко-чан.

- То, что должен был сделать давно! - ответил я, внутренне кляня свою поспешность.

Миттельт было больно! Глаза лихорадочно блестели, по телу пробегала дрожь, руки совершали беспорядочные движения. Её костюм служанки натянулся, распираемый изнутри неведомой силой, и ткань затрещала. Первой не выдержала пуговица, оборвавшись с отчётливым треском. Не сдерживаемые больше ничем, груди Миттельт вырвались на свободу, образовав в распахнувшейся блузке глубокое декольте. И теперь там действительно было что демонстрировать!

- А-а-ах! - вновь закричала Миттельт. - А-а-а-а! Я сейчас... я сейчас... я сейчас... а-а-а-а-а-а-а-а!

Её стон достиг пика и замолк. Она привалилась к древесному стволу с усталым и счастливым выражением лица. Затем обессилевшие руки поднялись, ощупали грудь. Глаза её изумлённо распахнулись, и она начала интенсивно ощупывать свои сиськи, ни капли не заботясь о собравшихся зрителях.

- Спасибо, хозяин-сама, - неожиданно серьёзно сказала она и глубоко поклонилась.

И в этом жесте не было ни насмешки, ни издевательства.

- Ну раз вы уже закончили... - начала Риас-чан.

-... или кончили! - хихикнула Акено.

-...то позволь нам завершить начатое!

- Нет! - твёрдо сказал я. - Я не позволю вам уничтожить это благородное создание.

- Исе-кун, если ты нам позволишь, тогда мои груди и груди Акено-чан на всю ночь будут твоими! И ты сможешь сделать с ними всё, что захочешь!

- И не только на всю ночь! - призывно добавила Акено-чан.

Предложение Риас было таким заманчивым, что я даже потратил долю секунды, всерьёз обдумывая его, но тут же опомнился. В прошлой жизни я уже слышал нечто очень и очень похожее. Я пошёл на поводу у женских сисек, послушался сладких речей, но был жестоко и коварно обманут, вместо желаемого получив лишь страдания. Меня закопали по шею в землю, это было наказанием, за то, что я встал на сторону монстра. И на подобное я больше никогда не клюну! Сиськи Президента и Акено-чан и так станут моими! Ведь если никогда не сдаваться, ты всегда добьёшься желаемого. Доказано Сайраоргом Баэлем, сильнейшим дьяволом нового поколения!

Я повернулся к чудищу.

- Я знаю, что не нравлюсь тебе! Но это неудивительно, ведь я - тоже мужчина! А нам с тобой, крутым парням, нравятся только прекрасные женщины! Но мы с тобой похожи! Мы оба - драконы, оба просто обожаем женскую грудь, и оба желаем нести в мир прекрасное! Если ты останешься один, то тебя убьют, уничтожат, и весь труд твоего создателя исчезнет из мира, более того, умрёшь и ты! Так давай мы, крутые драконьи парни, будем держаться вместе, вместе наслаждаться женскими телами! Среди моих врагов очень много женщин с прекрасными фигурами, а значит мы можем сделать с ними всё, что пожелаем!

- Звучит отвратительно. Как отвратителен ты, - вновь ранила моё сердце Конеко-чан.

- Ты согласен стоять со мной плечом к плечу? Согласен сражаться на моей стороне? Согласен дарить миру красоту, а плоскогрудым девушкам - счастье обладания большой грудью? Скажи мне, собрат! Ответь мне, дракон!

Чудовище заревело, и шлепки лиан по голове прекратились. Прекрасно! Оставался последний штрих.

- Именем своим, я, Хёдо Иссей, Извращённый Император Драконов, повелеваю! Услышь мой голос и ответь на мой зов! Пусть узы контракта свяжут нас воедино! Прими меня как мастера и стань фамильяром! Будь всегда на моей стороне, приноси в мир радость и красоту. Прославь имя своего создателя, и достигни недостижимых вершин!

Я вложил в заклинание всю волю, всё желание, всю свою любовь к женским грудям, поэтому магический круг вспыхнул под драконьей химерой ослепительно ярким светом.

Дракон вновь заревел, но это был радостный, торжествующий рёв.

- Я, Хёдо Иссей, нарекаю тебя! Властью твоего мастера, прошу! Прими своё новое имя, Бубтаро!

Круг вспыхнул и исчез, а я протянул руку к тому, кто был теперь моим другом и спутником, с кем теперь я разделю все горести жизни и радости сисек. К своему фамильяру.

Он не стал пользоваться лианами, а вырвал из земли огромную корень-лапу и аккуратно коснулся моей руки. Я сжал руку в кулак и, чувствуя намерение мастера, Бубтаро повторил жест. Наши кулаки стукнулись, символизируя собой начало новой эры. Эры больших сисек.

- Ты враг всех женщин! - резюмировала наше единение Конеко-чан.

Я знал, что был абсолютно прав, знал, что нельзя было поступить по-другому, но при мыслях о ней всё равно чувствовал себя негодяем и подонком. Мне хотелось как-то её утешить и успокоить, но какие утешения возможны в подобных случаях?

Ах, да, с Риас и Оккультным Клубом всё сложилось прекрасно. Пусть девушки немного на меня дулись за то, что я встал у них на пути, но не признать разумность моего поступка они не могли. Если отбросить в сторону извращённость создания (Акено-чан вновь указала на сходство Бубтаро со мной во стольких областях, что это даже начало немного тревожить), его боевой потенциал был признан устрашающим. Пусть сила Бубтаро была несколько специализирована, но против женщин, в особенности большегрудых, он был неостановимой стихией, что и было в полной мере установлено на утренней тренировке.

Бубтаро, против которого вышли тройка Падших, Ассия, Элша, Валери, а также присоединившаяся к ним Мисла-чан, прошёл сквозь всё сопротивление, словно струя кипятка сквозь первый зимний снежок. Да, ему не понравились маленькие груди Ассии и Элши, но остальные были окутаны лианами, лишены одежды и магических сил. Даже Дайне-чан, которую призвал на помощь сенсей, оказалась бессильна перед драконьей похотью. Этот монстр становился тем сильнее, чем больше грудей было в его жадных тентаклях, а значит и чудовищная сила ундины не смогла ничего с ним поделать. Превосходно! Ну а то, что результатом тренировки был обильный урожай сиськофруктов, заставило сердце сильнее биться от предвкушения.

Так что я созерцал сражение, зажав ноздри пальцами, и пускал слюни, глядя, как постанывают и извиваются в ненасытных щупальцах лиан обнажённые Райнар (с превосходной большой грудью), Калаванэ (чья великолепная грудь была самой большой из виденных мною, но при этом очень упругой), Миттельт (которой съедание сиськофрукта оказало плохую услугу, сделав уязвимой для желаний Бубтаро), Валери (которой в этом сражении пока было нечего делать, но чья грудь моему фамильяру очень понравилась), и Мисла (чью полную упругую грудь он просто не мог оставить без внимания). Слизь, выделяемая тентаклями, без малейших затруднений разъедала одежду, так что я мог увидеть тела и сиськи, многие из них - впервые. Единственное что омрачало моё настроение - необходимость отводить глаза от бугрящегося мышцами чудовищного тела Дайне-чан, пусть именно это зрелище и привело сенсея в бурный восторг.

Последствия тренировки поставили меня в тупик. Элша хихикала над произошедшим, Калаванэ сохраняла всё тот же деловой настрой, Ассия-чан попыталась доказать Бубтаро, что её сисечки (как по мне, восхитительные) тоже заслуживают внимания, Валери просто прильнула ко мне, а Мисла потрепала монстра по лиане, обозвав его "очень плохим мальчиком". Куда делись Мил-тан с его ундиной, я так и не заметил.

Ну а после того, как закончились занятия в школе, осталось решить последний важный вопрос. Лично я не чувствовал за собой ни талантов в нужной области, ни особого желания этим заниматься. Можно было обратиться к Риас, но она до сих пор затаила обиду на Бубтаро, поэтому я решил этого не делать. Райнар-чан проявила неплохие организаторские способности со всеми этими беглыми экзорцистами и мятежными священниками, устроив своё нечестивое логово прямо посреди территории Гремори, но просить помощи её, или кого-то из Падших, после всех тех услуг, что оказал мне Азазель-сенсей, было просто опрометчиво.

Так что у меня просто не оставалось другого выхода, кроме как обратиться к той, кто, несмотря на огромную неприязнь ко мне лично, прекрасно справилась бы с порученным заданием, с чьими деловыми талантами я был знаком в полной мере.

Поэтому я сжал в руках бумажку с магическим кругом, выпрошенным у Риас, и торжественно продекламировал:

- О, житель Преисподней, хозяин зла, обитатель ночи! Я, Хёдо Иссей, повелеваю! Услышь мой голос и явись на мой зов! Приди же, Рейвел из дома Фенекс, чтобы исполнить мою волю и заключить со мной контракт!

Я не ожидал, что кто-то придёт, ведь в этой жизни наша единственная встреча закончилась не на самой хорошей ноте. Но, к моему искреннему удивлению, на полу вспыхнула огненная печать Фенексов из которой шагнула маленькая белокурая фигурка, с двумя хвостиками, спадающими спиральными прядями, в розовом платье с рюшечками, выглядящем очень дорого.

Она вышла из круга, уперев руки в бока.

- Чего тебе надо, подонок?

Мне было больно слышать такое обращение, но я сжал кулаки и ответил:

- Мне нужна твоя помощь. Ты единственная, к кому я могу обратиться.

- Ко мне? Ты знаешь, что наделал с братиком? - взорвалась она. - После этой дурацкой свадьбы он совсем упал духом, заперся в комнате и вот уже который день ни с кем не разговаривает и не пускает к себе никого! Он даже не спускается поесть, лишь приоткрывает дверь для еды! Мама уже поговаривает, что мне пора выходить из его свиты и двигаться дальше! И после этого ты посмел обратиться ко мне, Рейвел Фенекс, сестре того, чей моральный дух сломил?

Я нахмурился и помассировал пальцами виски. Это будет гораздо труднее, чем казалось.

- То есть ты одобряешь то, что происходило с Риас? - спросил я. - Если так, тогда нам действительно не о чем говорить.

Мне показалось, или на её лице мелькнуло смущение?

- Ну, может братик и погорячился, но можно было бы как-то и по-другому... - её речь превратилась в неразборчивое бормотание. Внезапно, она опомнилась, подняла голову, и вновь упёрла руки в бока. - Ладно, рассказывай, зачем тебе понадобилась несравненная Рейвел-сама? Хотя нет, начни с ответа, почему я?

- Мы с тобой виделись лишь однажды, но ты мне очень понравилась...

- Дурак! Не смей говорить подобные вещи так внезапно!

- Ты была так прекрасна и так отважна, бросившись на защиту своего брата, что я не смог не вспомнить о тебе, когда мне понадобились услуги дьявола.

- Ты мог бы обратиться к своей Риас!

- Это сложный вопрос, - смутился я. - В котором Риас-чан будет предвзятой стороной. К тому же мне нужны услуги дьявола с хорошей деловой хваткой, а по слухам ты в этой области - восходящая звезда и признанный молодой гений.

Щёки её покраснели, а взгляд почти потеплел.

- Н-ну л-ладно, я выслушаю тебя! Но только говори недолго! И я ничего не обещаю.

- Так уж получилось, что у меня есть кредит в Григори-бан...

- О-хо-хо-хо-хо! Хо-хо-хо-хо! Ты что, идиот?

- Да, я идиот! Но у меня не было выбора! Мне было нуж...

- Подожди секундочку, мне нужно немного поторжествовать. Хо-хо-хо-хо-хо!

Я закрыл глаза, слушая заливистый смех, который, не будь таким обидным, был бы очень звонким и приятным. И это продолжалось долго. Очень долго. Очень-очень долго.

- Ты не возражаешь, если я пока вздремну, - предложил я.

- Хо-хо-хо-хо! Ну прости-прости! Давно не слышала ничего настолько смешного. Спасибо, ты прав, подобная новость сразу вырвет братика из его хандры! Кредит! У Падших! Хо-хо-хо-хо!

- Но мне не это от тебя нужно! Я думаю о том, как бы его погасить!

- Судя по всем, ты дракон. Полагаю, драконья почка или драконья печень будут очень востребованы в некоторых тёмных областях рынка. Я к ним, к сожалению, не имею отношения, но могу навести справки! А сколько ты задолжал?

Я взял листик бумаги и написал сумму, а сам тем временем обдумывал, сможет ли Сумеречный Целитель восстановить отсутствующие органы, и сколько ампутаций я смогу пережить? Хотя о чём это я? Если бы мог, Азазель-сенсей не приделывал бы себе руку робота!

Рейвел взяла в руку бумажку, глаза её расширились, бумажка ярко вспыхнула прямо в руках, и она рассмеялась вновь.

- Хо-хо-хо-хо! Под тридцать пять процентов! Хо-хо-хо-хо! Ежемесячные выплаты! Хо-хо-хо-хо! Братец вылечится мгновенно!

Моё настроение испортилось окончательно. А ведь я так хотел помочь Райзеру.

- А ведь я хотел помочь Райзеру! - выпалил я.

- Да? Ты, похоже, ему и так помог! Хо-хо-хо-хо!

- Я серьёзно.

Смех её потихоньку затих, и она взглянула на меня более благосклонно.

- Ладно, я слушаю. Дьяволы исполняют желания, а богатство - наиболее распространённое из них. Но учти, редко кому требовались выплаты такого долга.

- Если бы я знал, то никогда в жизни не принял бы предложение Азазеля!

- Азазеля? Правителя Падших? Но я слышала, что он не занимается финансами, его больше интересуют Священные Механизмы и их исследования.

- Документы подготовила его секретарь - Пенемуэ-чан!

- Ну тогда да, становится понятно. В любом случае, с подобным долгом цену едва покроют твоя жизнь и душа.

- Я не согласен! Категорически не согласен!

- Что и следовало ожидать. Но у тебя нет выбора.

- Если бы у меня не было делового предложения, то я тебя бы и не звал! - обиделся я.

- Ладно, я слушаю.

- Ну, во-первых, я слышал, что мои фото использовали...

- Так-так-так, понятно. Индустрия развлечений Преисподней. Как твой представитель, я могу помочь в получении некоей суммы, но не обольщайся! Ты - звезда-однодневка, случайно попавший на телевидение! Даже сейчас, когда ты на пике популярности, авторские отчисления не покроют и двадцатой части твоих долгов! Так что давай своё "во-вторых". И надеюсь это будет очень стоящее "во-вторых"!

Было очень смущающим говорить на эту тему не с друзьями, не с другими парнями, а с красивой голубоглазой блондинкой. Да кому я вру, о сиськах я мог говорить с кем угодно!

- Как ты знаешь, многие женщины недовольны своей грудью...

Рейвел вскинула голову.

- Что за пошлые намёки? У меня с этим более чем в порядке! - с этими словами она подняла руки и, иллюстрируя сказанное, стиснула свою грудь.

- У тебя - да, с этим великолепно! Твоя грудь - прекрасна, как прекрасна и ты сама! - заявил я чистую правду.

- Хо-хо-хо-хо! Ты прав, ты абсолютно прав! Даже удивительно слышать подобные слова от человека... Хо-хо-хо-хо! Дракона! Хо-хо-хо-хо! Тридцать пять процентов!

Вновь пришлось подождать, пока она отсмеётся, но шутка себя изжила, так что успокоилась она быстро - всего за пять минут.

- Ну так что же? - наконец спросила она.

- Мой фамильяр - химера. Смесь растения и дракона. Она создана алхимиком, обожавшим женскую грудь. Поэтому она высасывает жизненную энергию женщин, и на ней вырастают особые фрукты. Если женщина с маленькой грудью съест такой, то её грудь увеличится!

Я зажмурил глаза, ожидая новой порции насмешек и издевательств, опасался, что идея, на которую я сделал последнюю ставку, будет признана бесперспективной.

- Вот как? Без пластической хирургии, без нестабильного магического вмешательства, которое, к тому же, следует регулярно обновлять... Каковы темпы производства?

- Ну, за сегодняшнюю тренировку выросло пятьдесят три фрукта. Но результат может отличаться, смотря сколько участвует большегрудых женщин.

- Давай остановимся на этой цифре. Можно не ограничиваться Преисподней. Если мы представим фрукты, как новую научную разработку, тогда вполне можем выйти и на человеческие рынки! Это значит... Ладно, я возьмусь за твоё дело. А теперь давай обсудим стоимость моих услуг. Итак, учитывая сложность задачи и твоё состояние финансов... Ты становишься моим вечным рабом и отчисляешь мне девяносто пять процентов с оборота продаж!

Я выпучил глаза и тяжело сглотнул.

- Я... я думал... думал о чём-то вроде семи процентов чистой прибыли... - пробормотал я, даже не задумываясь, откуда я взял эту цифру.

- Ну ладно! - с видом снисходительной королевы, делающей огромное одолжение, сказала она. - Тогда заключаем контракт!

И когда все формальности были завершены, когда я заключил свой первый в двух жизнях контракт с дьяволом (хотя если считать спасение Мислы-чан - то второй), когда была основана корпорация "Сиськофрукт", Рейвел призывно посмотрела мне глаза и сказала:

- Мне ты сразу показался идиотом, поэтому я мечтала, что получится выдурить из тебя четыре процента. Если очень повезёт, то целых пять!

- Я дракон! А мы всегда превосходим ожидания! - заявил я с кислым видом.

Мил-тан-сенсей всегда производил неизгладимое впечатление. Это касалось даже привычных ко всему людей (и не совсем людей), типа меня, Элши, Ассии, Валери и троицы Падших. Чего уж говорить о тех, для кого общение с Мил-тан было внове. Мисла до сих пыталась привыкнуть к бугрящейся мышцами фигуре с лицом серийного убийцы и невинными детскими глазами, одетой в милое розовое платьице Милки Спирал.

Для членов Оккультного Клуба, прибывшего на тренировки, зрелище стало полным шоком. Особенно когда лицо и тело Мил-тан начинало покрываться вязкой густой субстанцией, перекрашивая тело и костюм в непроглядную поглощающую свет черноту. Я не знаю почему тоуки Мил-тан выглядела именно так, почему вместо белого сияния превращалась в тёмную непроницаемую ауру, но выглядело это настолько устрашающе, что порой пробирало и меня.

Мил-тан-сенсей двигался быстрее мысли, камни искусственного измерения (чья гравитация, с тех пор как к тренировкам присоединились девушки была всего лишь двукратной) крошились под его ногами. Его чёрные кулаки разбивали валуны и пробивали туннели в скалах. Он был Джаггернаутом, непреодолимой силой, идеалом того, чего я хотел достичь. Да, у него не было магии, но когда ты - неуязвимая машина разрушения, магия становится неважна. Особенно если ты можешь использовать сендзюцу, и твоё ки, смешанное с ки окружающей природы, срывается с кулака и уничтожает всё на несколько десятков метров впереди. Это было захватывающим зрелищем даже для меня, но я сейчас не мог ему предаваться. Потому что меня ждала своя задача, занятие, которым я занимался в перерывах между изнуряющими физическими упражнениями вот уже который день, с тех пор, как повидал в руках Мил-тан книгу по личностному росту.

Закрыть глаза. Ощутить жизнь в своём теле. Ощутить её течение, протекающее по венам и артериям, почувствовать мерное биение жизни, сосредоточенное в моём сердце. Познать себя. Почувствовать себя. Ощутить себя тем, кем являюсь, ощутить суть Хёдо Иссея, всё то, что составляет его самого. Ни в коем на этом не останавливаться, ведь "я" - лишь малая часть мироздания, и необязательно всегда ею оставаться. Выпустить свою жизнь, свою ки наружу, ощутить силу окружающего мира, которая есть всюду, даже в этом искусственном месте. Ощутить камни и воздух, ощутить деревья, ощутить своих друзей и любимых, стать единым со всем. И когда ты почувствуешь величие мира вокруг, сможешь стать его частью, тогда жизненная сила мира тоже станет частью тебя.

Я давно научился ощущать свою ки, но, видимо, из меня вышел неважный ученик - слишком уж я был сосредоточен на себе, на своих чувствах, и никак не мог оглянуться вокруг. Но сегодня что-то изменилось. Тут была Риас, были Акено и Конеко-чан, были Элша, Валери и Ассия, те, которых я так любил. И я хотел быть с ними, не желал быть запертым в своём теле. И поэтому я потянулся дальше, чем когда-либо мог. В прошлой жизни я слышал неоднократно об опасности сендзюцу, о том, как легко потерять контроль, отдаться ненависти и страданиям окружающего мира. О том, как нужно сохранять контроль над своими чувствами и мыслями, чтобы впасть в неостановимое буйство. В этой жизни всё было так же, об опасностях выбранного пути меня предупреждали каждый день. Но я знал, что меня ожидает, было слишком много тех, кого я должен защитить, и мне оставалось лишь искать каждый доступный путь получения силы. Мне нужно было достигнуть Крушителя Баланса (и, я подозревал, что уже его достиг), а также дождаться одобрения Азазель-сенсея на использование Валери-чан своего Священного Механизма в таком грандиозном деле, как разрушение оков, созданных самим Библейским Богом. Мне нужно было освободить одно из самых дорогих существ в моей жизни, а, значит, никакая сила не была лишней. К тому же, если заглядывать далеко вперёд, мне нужно учиться жить без Ддрайга, без силы Усиления, с изломанным и неработающим Священным Механизмом, ошмётками того, что было у меня с рождения. Я осознавал смертельную опасность затеи, но сохранял веру в Валери-чан, в то, что они с Ассией-чан удержат меня на краю. А значит теперь я должен был постараться ещё сильнее.

Мир вокруг. Сила жизни окружающей Вселенной. Моя ки покидала кончики пальцев, выходила изо рта с каждым выдохом, закручивалась тёплым светящимся шаром в районе живота. Сегодня! Я должен почувствовать её сегодня! Нет! Я должен почувствовать окружающий мир, и именно сейчас! Я ощупывал мир, словно слепой - незнакомы предмет и, внезапно, новое ощущение появилось в месте касания. Это было незнакомое чувство, несравнимое ни с чем, встреченным до сих пор. Это не было похоже не ощущение силы Священного Механизма, непохоже на магию, протекающую сквозь ладони, формируя круги заклинаний, и даже не имело ничего общего с силой реинкарнированного дьявола. И я потянулся сильней, вытянул невидимые ладони, пытаясь охватить, ощупать как можно больше, позабыв про все предупреждения и предостережения. И когда я дотянулся, куда хотел, когда понял, что ухватил саму суть мира, когда осознал, что могу ей управлять, пришло осознание, что с тем же успехом сила может управлять мной. Я стал слишком большим, слишком сильным, я растворился в этой силе, затерялся в ней. И последней моей осознанной мыслью было то, что я встаю на ноги и совершаю огромный прыжок куда-то вперёд.

Сознание возвращалось постепенно. Я не знал, сколько прошло времени, но теперь, наконец, я пришёл в себя. Я не чувствовал себя ни слабым, ни растерянным, наоборот, тело переполняла сила, а разум обретал кристальную ясность. Кожа чувствовала лёгкий ветерок, пальцы ощущали приятную упругую мягкость женской гру... Что? Что?! Что?!

Мои глаза рывком распахнулись, и в мозг с пугающей чёткостью поступила картина, от которой мне хотелось умереть от позора, и одновременно запомнить на всю оставшуюся жизнь. Тело Мил-тан-сенсея было вдавлено по колени в ближайшую скалу, вот только вдавлен туда он был головой вперёд. Напрягающиеся мышцы ног, покрытые чёрной субстанцией тоуки, а также трещины, разбегающиеся вокруг места его погребения, показывали, что с ним всё в порядке, что он скоро выберется оттуда, и, наверное, будет очень и очень зол. Где-то вдалеке, в полукилометре отсюда, я увидел потрёпанного Кибу, который с огромной скоростью мчался ко мне, сжимая в руке меч. Я вновь стиснул руку, вновь почувствовал тёплую упругость.

- А-а-х! - раздался томный знакомы голос. - Исе-ку-у-ун!

Я взглянул на свою руку, ужаснулся и восхитился. Под моей ладонью находилась такая знакомая, такая родная, такая любимая грудь Риас-чан. Я перевёл взгляд на вторую руку, которая сжимала кое-что не менее приятное.

- Ара-ара, Исе-кун, я, конечно не против, но ты слишком торопишься события, - безмятежно улыбаясь, сказала Акено-чан.

Я лихорадочно завертел головой, пытаясь осознать обстановку. И увиденное привело меня в ужас. Верней, привело бы, не будь зрелище будоражащим и возбуждающим.

- Ах, эта энергичность молодости! - сказала Мисла-чан, демонстрируя миру свою великолепную грудь, гордо выглядывающую из ошмётков её разорванного платья.

- Как и ожидалось от Красного Императора Драконов, - поддержала её Элша-чан, тоже не пытаясь скрыть свои обнажённые формы.

- Если это Исе-кун, тогда можно! - сказала Валери, всё же прикрывая грудь руками. Но этот жест не столько скрывал, сколько подчёркивал её фигуру.

- Милый Иссей может делать всё, что пожелает! - в унисон с ней сказала Ассия-чан.

- Теперь это уже не страшно, - загадочно сказала Миттельт, чуть выпятив вперёд свою внушительную грудь.

- Если это наказание от Азазеля-сама, то я с радостью вынесу и не такое! - сказала Райнар-чан, призывно качнув своими великолепными сиськами.

- Тренировка есть тренировка, - сказала Калаванэ-чан, демонстрируя миру свою роскошную грудь с небольшими тёмными сосками.

- Ты ужасен. Ты враг всех женщин, - резюмировала Конеко-чан, закрывая свои маленькие грудки руками.

Сендзюцу ужасно. Оно очень опасно как для самого пользователя, так и для окружающих. Но это древнее благородное искусство, освоить которое - дело чести любого уважающего себя дракона!

Это было моей пятой попыткой. Прошлые окончились провалом, но сдаваться я не собирался. Мои надежды на то, что с появлением Валери он быстро придёт в себя, выберется из своей скорлупы, были тщетными. Да, Гаспер доверял ей больше всех на свете. Но это никак не значило, что он будет доверять мне - непонятному парню, которого он видел лишь несколько раз и каждый раз при этом испытывал паническую атаку.

- Риас-чан, я готов! - собрался я с духом.

Дверь, увешанная лентами и знаками с надписями: "Не входить", "Берегись!", "Вход воспрещён!", вспыхнула сиянием магического круга, и я вновь проникнул в святая святых дампира-затворника.

Всё так же гудел компьютер, через который Гаспер обычно исполнял дьявольские заказы у таких же затворников, как и он сам, всё так же мирно стоял раскрытый гроб, и всё такие же глаза смотрели на меня из прорезей на большой картонной коробке в углу.

- Гаспер-кун, привет, это снова я.

- Не подходи-и-и-и-и-и-и-и! - завизжал он.

- Нет, я подойду, ведь нам с тобой нужно поговорить, как настоящим мужчинам!

Может стоило воспользоваться методами Зиновии и Конеко, кормить его чесноком для вырабатывания мужественности? В прошлый раз я считал, что их методы жестоки и бесчеловечны, ну а вдруг именно они и принесли плоды?

- Не подходи-и-и-и-и-и!

Я едва почувствовал воздействие его Механизма, и, по сравнению с прошлой жизнью, это было несомненным прогрессом. Коробка, к которой я приближался, очутилась в совершенно другом углу. Опять!

- Гаспер, ты же знаешь, я никуда не уйду.

- Уходии-и-и-и-и-и!

Уф, неужели с ним всегда было так сложно?

- Гаспер-кун, скажи, тебе нравится Риас?

- Д-д-а!

- А Акено-чан?

- Д-д-а!

- А Конеко-чан?

- Конеко-чан зла-а-а-а-а-ая!

Уф, это будет долгий разговор. И теперь, как бы это ни было тяжело, придётся оказать психологическое давление.

- Гаспер, скажи, тебе нравится Валери? Ты любишь её?

- Валери хоро-о-о-о-ошая!

- А ты знаешь, что после твоего бегства, она пробудила Священный Механизм?

- Не-е-е-е-ет!

Они же общались с ней каждый день? Как он может о таком не знать?

- А ты знаешь, что из-за этого она едва не погибла? Ты знаком с её братом Мариусом?

- Мариус приду-у-урок!

- И ещё какой! Он проводил над ней бесчеловечные опыты, пытался пробудить силы Механизма. И если бы добился успеха, он собирался извлечь и забрать Механизм себе. А знаешь, что происходит с человеком, лишившимся Священного Механизма?

- Не-ет!

Как же раздражает его плаксивая манера! Может дело в том, что я привык к другому Гасперу? Может действительно стоило, раз у меня нет Дюрандаля, побегать за ним с распятием и чесноком?

- Священный Механизм - важная часть жизни и души носителя. Если его лишиться, то носитель умирает. Так что Валери-чан ожидала верная смерть.

- Не-е-е-ет! Сестрёнка Валери!

- Мы с ещё одним драконом её спасли, вызволили из замка. Мы убили Мариуса, а значит угроза ликвидирована. Но сама проблема осталась. У Валери-чан - один из Лонгинусов, ценнейший из них. И какая-то тварь, какая-то мразь, обязательно захочет наложить на него свои лапы. Его встречу я, обязательно встречу.

- И-и-и-и-и-и-и!

- Что такое?

- Стена-а-а-а-а!

Я посмотрел на стену. В том месте, где я только что опирался, зияла дыра с полосами, словно от звериных когтей. Пальцы моей руки были судорожно сжаты, из ладони сыпались щепки деревянной обшивки и кирпичная крошка. О нет, опять?

- Прости. Я немножко забылся, стоило подумать, что могло случиться, как...

- Стра-а-а-а-ашно!

- Я защищу её. Защищу Президента, Акено, Конеко и остальных. Защищу всех, кого люблю - ведь это прямая обязанность настоящего мужчины. Но моих сил может оказаться мало. Против нас будут такие враги, с которыми не всегда смог бы справиться сам Люцифер Сарзекс-сама. И если я погибну, кто их защитит?

- Н-н-е зна-аю!

Неужели это тот самый отважный Гаспер, которого я когда-то знал, кто был моим другом и верным боевым товарищем?

- Риас-чан никогда тебе этого не скажет, но пока что ты - обуза. Она помогла тебе из своей доброты и не жалела об этом ни секунды. Но ты, её Слон, всего лишь Фигура, которую нельзя поставить на доску. Знаешь, что она недавно едва не потеряла свободу?

- П-президент?

- Да. Её едва не выдали замуж за Райзера Фенекса. Она едва не утратила право распоряжаться своей жизнью. Её судьба решалась в Рейтинговой Игре, и, если бы она победила - освободилась бы навсегда. Угадай, какая Фигура не участвовала в Игре? Угадай, кто мог принести им победу?

- Мне с-страшно на улице! Солнце - враг!

- Ты из Дневных. Тебе не страшно солнце. Ты просто трусливый вампир, живущий в картонной коробке. У тебя есть сильнейший из Священных Механизмов, и он становится сильней с каждым днём, но ты сам остаёшься прежним. Ты не умеешь управлять своим даром и не пытаешься научиться. Ты жалок.

Это был самый длинный разговор с ним на текущий момент. К сожалению, такой же бесполезный, как и все остальные.

- Я вломился на свадьбу и сразился с Райзером. Я победил и выиграл Президенту право распоряжаться собой. Но я мог не успеть. Или проиграть. Или дьяволы не посчитали бы вмешательство постороннего достаточной причиной для отмены помолвки.

Я развернулся к дверям и бросил через плечо:

- Если хочешь защитить Риас, друзей из её свиты и Валери-чан, ты должен стать сильным. Ты должен показать, чего стоишь. Ты должен отбросить страхи, перестать позволять им управлять тобой.

- Я-а-а не могу-у-у!

- Если всё-таки захочешь, спроси Риас, где можно меня найти, и приходи. Говоришь, любишь женские платья? Тогда, надеюсь, тебе нравится розовый.

Выходя из комнаты Гаспера, увидел вопросительный взгляд Риас. Я отрицательно покачал головой. Опять неудача. Даже мой визит к Морисаве-сану, где мы весь вечер листали самые крутые выпуски сённен-манги и с самыми крутыми речами мудрых сенсеев, вдохновляющих своих учеников на подвиги, оказался бессмысленным. Опять всё зря. С этими тяжёлыми мыслями я направился домой. Ведь как ни крути, я говорил правду. Мне нужно защитить тех, кто дорог. Так что я стану сильнее! А, значит, когда-нибудь буду королём гарема!

Этим вечером, когда мама услышала звонок в дверь, на пороге стояла большая картонная коробка, из которой алыми углями сверкали два глаза.

И, забегая вперёд, скажу. Гасперу действительно шёл розовый цвет.

Это были хорошие дни. Спокойные дни. Наполненные болью, страданиями и тренировками дни. Дни, в которые я мог предаться обычной рутине - утренним и вечерним тренировкам, учёбе и магии, прогулкам с девушками по городу (и ловить на себе завистливые взгляды окружающих мне никогда не надоест!). Так и не удалось побывать на свидании с Риас, и дело даже не в том, что мы не старались. Почему-то в былые времена, когда речь касалась свиты Гремори, слово Риас было законом. Но теперь каким-то непонятным образом на наших свиданиях появлялись Ассия с Валери, а также Акено и Конеко (которую всегда окружала давящая аура подозрительности). Впрочем, увидав бесплодность моих попыток побыть с Риас наедине, Элша и Мисла решили, что не стоит упускать возможность хорошо провести время. С теми же мыслями меня начали сопровождать и Падшие, соревнуясь между собой в испытании крепости моего кошелька. Мне не было жалко денег - ведь в наших ежедневных тренировках участвовал Бубтаро, а значит они просто физически не могли потратить столько, чтобы их траты с лихвой не окупились в тот же день.

Открытие собственного бизнеса оказалось не таким простым делом, как казалось изначально. Мне почему-то виделось, что стоит свалить всё на Рейвел-чан, и все дела наладятся сами по себе. Оказалось, всё не так просто. Во-первых, для того, чтобы заработать деньги, нужны... деньги. Много денег, очень много денег. И если бы я не знал, что дьяволы ведут свои дела максимально придерживаясь контракта, если бы не знал о заинтересованности Рейвел-чан в прибыли с продаж, я бы даже заподозрил неладное - цифра моего баланса росла с пугающей быстротой, всё портил только знак "минус" перед ней. Но нет, мой менеджер приносила сметы расходов, от чтения которых мне так и не удалось отмахнуться, ведь Рейвел-чан подходила к вопросу серьёзно и считала, что основатель компании должен быть в курсе всех её дел, если не на уровне деталей, то хотя бы знать всё о динамике и стратегии развития. Умом я её понимал, но душа к этому точно не лежала.

Рейвел-чан безжалостно эксплуатировала мою минуту славы. Пока обо мне не забыли, пока новый виток светских новостей не оставил помолвку Райзера событием минувших дней, мне пришлось провести бездну времени, позируя для фотографий. Досталось не только мне, но и Миттельт, единственному на текущий момент потребителю сиськофруктов. Не знаю, откуда Рейвел-чан добыла фотографию "до", но вот для создания фотографий "после" мне пришлось отдавать Миттельт прямой приказ. И, к моему искреннему удивлению, та без каких-либо пререканий согласилась. Она гордо выпячивала грудь, прижималась ею ко мне, и даже выпускала свои крылья. Мне казалось, что показывать Падшую вечным врагам - дьяволам, было отвратительной идеей, но я был обозван узколобым болваном, ничего не понимающем в бизнесе. И что сцена "наш продукт позволил этой плоскогрудой Падшей заполучить себе дракона" приведёт дьяволиц в полный восторг. Ничего не понимаю в бизнесе, ничего не понимаю в женских мыслях, ничего не понимаю ни в чём.

Дни тянулись бесконечной патокой, и одновременно пролетали в один миг. Со смертью Фрида можно было не опасаться похищения Экскалибуров, так что с тем, что нескоро увижу Зиновию и Ирину-чан, я смирился. К тому же, Азазель-сенсей рассказал, что, вопреки всему что я знал, заключение Мира Трёх Фракций было давно запланированным событием, которое Кокабиэль, собственно, и пытался сорвать своей провокацией. Никак не наоборот, его появление причиной заключения мира, как я считал ранее, не являлось. Оказывается, Мир Трёх Фракций, как событие, кардинально меняющее миропорядок, обговаривался уже около десятка лет, а всё, что я наблюдал - лишь видимую часть, кульминацию, вершину айсберга. Но я всё равно ждал звонка в дверь, ждал, что открою и увижу озорные хвостики Ирины и зелёную прядь Зиновии посреди копны коротких синих волос. Ну и заодно - их отличные сиськи, роскошные фигуры, и прекрасные лица.

Поэтому, когда раздался звонок в дверь, я, опережая горничных и маму, помчался вниз. И действительно, первое, что я увидел - роскошные сиськи.

- Ня-ха-ха! Так ты и есть дружок Вали? - задала вопрос посетительница, и не успел я что-то ответить, как оказался в крепких объятиях повисшей на мне девушки.

Её золотые глаза имели всё тот же гипнотический эффект, но против меня такие трюки всегда были бесполезны! Мой взгляд всё равно был устремлён вниз - туда, где из глубокого выреза чёрного кимоно выглядывали огромные прекрасные сиськи.

- Ай! - воскликнул я, когда почувствовал резкую боль в ухе. Она меня куснула! Что за дерзкая кошка!

- Так вот каков девственник на вкус, ня?

- Эй! Я почти не девственник, - обиделся я.

У неё что, на этом какой-то пунктик?

- Не важно, ня. Ты не знаешь кто я, но ты должен знать, что...

- Ты бывший Беглый Дьявол SS-ранга Курока, некошу, сестра Конеко-чан, спутница Вали, - не отрывая взгляда от её декольте ответил я.

- Бывший? - удивилась она. - С моими преступлениями "бывший" означает "мёртвый", ня.

В подтверждение своих слов она плотнее прижалась ко мне, и её грудь гипнотически колыхнулась. Я сглотнул слюну и попытался подобрать слова.

- Или тот, за чью свободу уплачено достаточную цену. Дьяволы не могут нарушить договор.

- Как ты можешь такое говорить, ня? Даже если бы нашёлся идиот, согласный заплатить, то стоимость...

-... должна превышать стоимость твоей жизни.

- Верно, ня.

- Что тебе рассказал Вали? Что ты обо мне знаешь?

- Ты дракон, красный дракон, ня. Вы с ним бились с другим драконом, и благодаря тебе одержали победу, ня. И что ты, ня, хотел со мной встретиться. Ты прекрасная кандидатура.

- Он забыл упомянуть, что я друг Конеко-чан. И сделаю всё, чтобы она была счастлива. Даже если её придётся запереть в одной комнате с глупой сестрой, чтобы та, наконец, рассказала, почему её бросила.

Руки её взметнулись к моему горлу, а острые когти коснулись кожи.

- Что ты можешь об этом знать? Что ты можешь знать, через что нам с ней пришлось пройти?

Я быстро перехватил её запястья, отвёл от своей шеи и вжал её в стену с высоко поднятыми разведёнными руками.

- Она страдала. Она убегала от охотников и была поймана. Если бы не Сарзекс Люцифер и не Риас Гремори, она была бы казнена. Она думала, что единственная, кого она любила, единственная, кто была семьёй, единственная во всём мире, кто у неё была, предала её и бросила. Мне плевать, через что прошла ты. Я хочу, чтобы у девушки, которая мне небезразлична, вновь появилась сестра. И теперь, когда отговорки: "Я - Беглый Дьявол, мне нельзя показываться поблизости" у тебя больше нет... Эй, что ты делаешь?

Она лизнула меня! Прямо в кончик носа! А затем подняла свои стройные ноги и крепко меня ими обхватила! И под этим кимоно совсем нет трусиков! Ну конечно же в такой ситуации у меня встал, не мог не встать, так что я оказался в очень неудобном положении.

- Ты подходишь, ня! - заявила она и поёрзали бёдрами. - Определённо подходишь!

Что-то мягкое и пушистое коснулось моего подбородка, и одновременно прошлось по щеке. Её оба чёрных пушистых хвоста касались моего лица, поглаживая его. Интересно, а Конеко-чан тоже сможет так... Стоп! Не думать! Не думать! Есть более важные вопросы.

- Подхожу для чего? Я искал тебя, чтобы помирить с Конеко-чан!

- Я хочу ребёнка! Ребёнка от особо сильного дракона. Вали мне постоянно отказывает и не верится, что когда-то даст согласие. Так что остаются двое - ты, и тот дракон, с которым вы дрались в замке вампиров, ня.

Что? Кром Круах? Она действительно задумывается о Кром Круахе?

- Но я бы предпочла гены одного из Двух Небесных Императоров. Вали говорил, что ты - очень похотлив, так что никаких проблем не возникнет, ня!

- Кром Круах? Ты думала о Кром Круахе? Но он же - Дракон Тьмы, один из драконов зла!

- Он старый, ня! И такой же дурак, как и Вали, интересующийся только драками, ня!

И это все возражения?

- Со мной у тебя тоже возникнут проблемы! - сразу предупредил её я. - Свою девственность я обещал отдать только той, кого люблю...

- Ты меня быстро полюбишь, ня! - перебила она меня. - Будешь полностью без ума!

-... и это - Гремори Риас-чан! А я не собираюсь нарушать свои обещания!

- Мастер моей милой Широны, ня? Ты действительно очень похотливый дракон с очень большими амбициями! Ты мне подходишь, ня!

Она опустила ноги на землю, после чего высвободила запястья из моей ослабевшей хватки. После чего, как ни в чём не бывало, открыла дверь и направилась в мой дом.

- Ты куда?

- Ну ты же сказал, что мне придётся подождать? Я немного подожду, ня. Ну а пока поживу у тебя, ня.

Я вздохнул. Мне нравилась Курока, несмотря на то, что я никогда не знал, чего от неё ожидать. По непредсказуемости, игривости и коварству она могла дать уроки даже Акено-чан!

- Я не могу заводить детей с теми, кого не люблю! - предупредил я.

- Ня-ха-ха-ха-ха! Ня-ха-ха-ха! - обидно рассмеялась она. - Ты меня полюбишь, очень скоро полюбишь, ня!

Я вздохнул. Было глупо спрашивать, насчёт её делишек с Вали и Бикоу. Ведь с магическими способами перемещения для неё, как дьявола высшего класса, не было особой разницы между "выбежать в магазинчик на соседней улице" и "путешествовать на другой край Преисподней". И, несмотря на то, что Курока всегда заставляла меня внутренне напрягаться, наблюдать за ней, с её роскошной фигурой, колышущимися сиськами, длинными стройными ногами, проглядывающими через высокий вырез откровенного кимоно, было истинным наслаждением. К тому же, я всегда хотел помирить её с сестрой. Так что выбора у меня не было, и у меня в доме появится развратная кошко-девушка! А-ха-ха! Мацуда, Мотохама, жалкие неудачники, да вас хватит сердечный приступ! Догнать и обогнать меня, Извращённого Императора Драконов!

"Которым тебя всё так же никто не зовёт!" - упрямо повторил Ддрайг.

Партнёр, ну когда ты успел стать таким занудой?

- Ладно, пойдём! - сказал я с посветлевшим лицом. - Я покажу тебе твою комнату!

- О, не стоит так беспокоиться, - ответила Курока, прижавшись ко мне всем телом. - Всё равно я буду жить в твоей.

Даже если ты чего-то ждёшь всем сердцем, когда надеешься, что оно случится, но при этом знаешь, что этого произойти не должно, событие может стать для тебя совершеннейшим сюрпризом.

Эта мудрая мысль возникла у меня, когда я ввалился домой после школы, оставив Валери и Ассию "прошвырнуться по магазинчикам". Все мои протесты насчёт опасности такой затеи были оборваны Элшей.

- Неужели ты думаешь, что такая крутая красотка как я не сможет оборвать яйца какому-то грязному мудаку, возжелавшему наложить свои похотливые лапы на невинные девичьи тела двух этих двух восхитительных милашек? - прямо в лоб заявила она.

"Она сказала совсем по-другому! Всего лишь, что защитит их!"

Партнёр, ты слышал о такой штуке, как "художественное преувеличение"?

Так вот, ввалившись домой, я услышал голоса откуда-то из гостиной. Гостиная находилась в человеческом мире, и папа с мамой предпочитали проводить время именно тут. Вторым по популярности местом папы был кинозал, где он мог смотреть полюбившиеся передачи из Преисподней, несмотря на то, что не понимал ни слова, а мама была прочно влюблена в обставленную по последнему техническому и магическому слову кухню, хоть и уделяла внимание дьявольским передачам для домохозяек. Меня немного удивил девичий смех - Мисла-чан ещё не вернулась с работы, Курока (чьи выяснения отношений с Элшей на тему приличного поведения едва не стоили мне жилища) отправилась по своим непонятным делам, а мои Падшие любили ходить с кислым видом и веселью предавались редко.

Меня разбирало любопытство, поэтому я, разувшись, с непередаваемой грацией дракона ввалился в гостиную. И остолбенел!

- А вот тут посмотрите, Исе споткнулся и свалился на продавщицу. Кто-то, конечно, сказал бы, что это случайность, но так как у неё большая грудь, нас с мужем охватывают сомнения. А вот на этой фотографии он подглядывает в женскую раздевалку общественного бассейна. А вот тут я его впервые поймала с неприличными журналами. А ещё гляньте сюда...

- Мама! - закричал я. - Ты что делаешь?

- Привет, дорогой! Ты уже вернулся? А почему ты один?

Я не ответил, мой взгляд был прочно зафиксирован на двух красотках в просторных белых одеяниях. Синие волосы и каштановые, зелёная прядь, и озорные хвостики. Значит ли это, что они...

- Здравствуй, Хёдо Иссей-кун! - сказала девчонка с хвостиками, встав. - Давненько не виделись!

- Ирина! - закричал я. - Ирина, это ты? Как я рад тебя видеть!

Я метнулся к ней и заключил её в объятия. Мне никогда особо не нравилась Церковь, они были полными мудаками по отношению к дорогим мне людям, но нельзя не признать, что в одежде они знают толк! И я совсем не об этих ужасных белых балахонах. Обтягивающий тело, как перчатка, подчёркивающий все изгибы, костюм экзорциста был великолепен. Впрочем, что и следовало ожидать от организации, давшей миру Легендарного Мудреца.

- Хи-хи-хи, а ты очень энергичен, Иссей-кун! - улыбнулась Ирина.

- Ещё бы! Я не видел тебя столько времени! - сказал я чистую правду.

- Да, тогда я была ещё тем сорванцом. Твоя мама сказала, что ты считал меня мальчиком.

- Ну, теперь-то тебя за мальчика уж точно не примешь! - парировал я. - Ты стала такой прекрасной девушкой!

- Иссей, а ты знаешь, что уже можешь меня отпустить? - осторожно спросила она.

- Ой, прости-прости! - я с сожалением стиснул её в объятиях ещё пару раз и неохотно опустил руки.

- Ты тоже очень сильно изменился, - лучезарно улыбнулась Ирина.

- Какими судьбами у нас в городе? Ты же вроде уезжала в Англию со своим папой?

- Ну а теперь вернулась, и решила забежать к старому другу!

Я бросил многозначительный на Зиновию.

- Познакомишь меня со своей подругой?

- Ох прости-прости, где мои манеры? Это Зиновия, моя коллега. Мы в этом городе по делам.

По делам, значит? Но ведь Фрид мёртв, и Райнар говорила, что больше никого настолько сильного она не знает. Неужели ситуация с Экскалибурами повторяется? Неужели Балба Галилей опять строит козни? Нужно будет обрадовать Юто этой новостью, и проследить, чтобы он не наделал глупостей, как в прошлый раз.

- Подруга Ирины - и мой друг! - искренне заявил я.

- Ой, ребята, вы пока что тут общайтесь, а я, наверное, пойду! Столько дел по хозяйству, столько дел! - заторопилась мама. - Девочки, если кому-то понравился мой идиот - забирайте! Он немного бесполезный, но в умелых женских руках... Простите-простите, я слишком много болтаю! Но что поделать, если он настолько ничтожен, что даже со столькими девушками в доме так ни разу и не смог... Ой, уже бегу-бегу!

Мама, сколько можно меня позорить перед гостями?

- Девушками? - удивилась Ирина, когда мама поспешно покинула гостиную.

- Я тебя с ними познакомлю! И не слушай маму, она говорит всякую ерунду!

- И показывает фото с этой самой ерундой?

Я заткнулся. Возразить я особо не мог, да и хвастаться своими постельными подвигами, которые состояли лишь из регулярных визитов Элши-чан в мою спальню, было как-то неуместно.

- Давай лучше поговорим о тебе и твоей подруге! - нашёл выход я. - Обо мне вы и так, благодаря маме, знаете почти всё!

Мы расселись на диванчике, Ирина прижалась ко мне плечом, а Зиновия сохраняла спокойное и расслабленное выражение лица.

- Мы тут по церковным делам, - сказала Ирина. - Я - как представитель Протестантской церкви, а Зиновия - Католической.

- А что вы делаете в нашем городе? - поинтересовался я.

Неужели опять Кокабиэль? Нужно будет поговорить с Азазель-сенсеем.

- Я сейчас тебе скажу! То, что мы делаем в городе, это... - Ирина хитро улыбнулась и показала язык, - это секре-е-е-е-ет!

Очень надо! Я и так скоро узнаю! Если что, спрошу у Риас-чан!

Послышался хлопок закрываемой двери, и из прихожей донеслись о чём-то спорящие голоса. Неужели девчонки вернулись так быстро?

Я вскочил с дивана, вызвав недовольную гримасу прильнувшей ко мне Ирины, и побежал встречать девушек. Я немного опоздал, они ввалились гурьбой в комнату и сами. И почему-то с ними была Курока-чан. Разве ей не положено где-то шататься по своим делам? И почему она заходит в дом не со стороны Преисподней?

-... то я выражусь яснее! - вещала Элша. - Исе-кун слишком мягок, поэтому за твоим поведением прослежу я!

- Ты уверена, что справишься, ня? Не слишком на себя берёшь, ня?

О нет! Только не снова! В прошлые разы приходилось их выталкивать в измерение Рейтинговых Игр, чтобы они немного стравили пар, а потом и вмешиваться самому. И если бы не Бубтаро и мои извращённые техники, не уверен, что всё закончилось бы лишь несколькими синяками! Не то, что бы я был против слушать нарочито эротичные постанывания Куроки-чан, когда я занимался лечением синяков и царапин, но после этого я не мог нормально ходить!

- Успокойтесь, у нас гости! - сразу же заявил я.

- Экзорцисты, ня? - удивилась Курока. - Интересно, ня.

Видимо, пререкания с Элшей слишком отвлекали её от окружающей обстановки, и она не почувствовала святую ауру.

- Девочки, познакомьтесь, это - Ирина и Зиновия. Ирина, Зиновия, это - Ассия, Валери, Элша и Курока! - поспешно представил я их друг другу, чтобы разрядить обстановку.

А обстановка накалилась. Зиновия стояла в стойке, белая тряпка, обматывающая Экскалибур Разрушения, валялась на полу. Ирина успела превратить свой Экскалибур Мимик в короткий прямой меч и стояла с Зиновией плечом к плечу.

- Я тебя узнала, ты - Ассия Ардженто, ведьма. Не ожидала тебя встретить здесь!

Ассия испуганно ойкнула и сделала шаг за спину Элше.

- Ты хочешь сказать, та самая ведьма, которая была святой девой? - удивилась Ирина. - Которая запятнала свою святую силу исцелением демонов? Я думала, что тебя отправили куда-то в дальний монастырь, но чтобы ты появилась в моём родном городе?

Ассия побледнела и вцепилась в предплечье Элши.

- Я... Э-м-м... Я...

- Как же низко ты пала! - сказала Зиновия. - Та, кого звали "Святой девой", теперь якшается с дьяволами и вампирами. Веришь ли ты до сих пор в нашего Бога?

- Вряд ли, верующий в Бога не стал бы находиться с подобными нечестивыми созданиями!

- Нет-нет, в ней есть вера, я чувствую это в ней. Она не отреклась от Бога, но это делает её грехи лишь ещё тяжелей.

Что? Это мои подруги? Это те, кого я любил, и ради которых готов был пойти на всё? Ради которых готов был выйти против всего мира? Готов был погибнуть ради них? Нет, я помнил, что раньше они были не подарок, но видеть Ирину и Зиновию такими нелепыми гротескными пародиями на самих себя... Это было тяжело.

- Я помогу тебе очиститься! - сказала Зиновия. - Прими же смерть во имя Господа! Он всемилостив и простит тебя, несмотря на грехи! А вас же, вампирское отродье и Беглый Дьявол, ждёт лишь забвение!

Они что, что-то знают о Куроке? Хотя плевать! Ддрайг, пора!

[Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!]

Я рванулся вперёд, выпуская свою ки, смешивая с ки окружающего мира, материализуя сияние, багровое, как волосы Риас, вокруг своей ладони. Я не раздумывал, не предавался опасениям, что сила выйдет из-под контроля, что я затеряюсь в окружающем мире. Меня вела только одна цель - защитить. И именно это, похоже, оказалось ключом.

Красная когтистая перчатка, возникшая поверх покрова тоуки, взметнулась вверх. Я перехватил Экскалибур Разрушения, чувствуя, как под святым лезвием крушится мой Священный Механизм, как оно прорезает ауру тоуки, как лёгким остаточным касанием ранит ладонь. По предплечью и плечу потекла тонкая струйка крови. Я оглянулся по сторонам и увидел, что Экскалибур Мимик валяется на полу, среди мебели, разбросанной волной разрушения, а Ирина стоит, согнувшись, с рукой, жёстко заломленной Элшей. Посреди разрушенной гостиной находились несколько копий Куроки, покрытые клубами фиолетового тумана, и вокруг их пальцев вращались тускло-фиолетовые символы. Непривычная ярость охватила меня, грозя захватить, затопить сознание, и я еле удержал себя в руках.

- Ты говоришь она - ведьма? - спросил я сквозь зубы.

Зиновия молчала, пытаясь вырвать меч из моей сжатой руки.

- Знаешь, до сих пор всё самое мерзкое, что я встречал, было связано с Церковью. Невинная девушка, прожившая из-за вас всю жизнь в затворничестве, но выкинутая как бесполезный мусор, когда она сделала то, что вы так лицемерно проповедуете. Она исцелила дьявола? Да плевать! Она проявила милосердие, не смотрела, кто это, друг или враг, святой или грешник, помогла страждущему. Она всю жизнь помогала другим, но никто из вас не помог ей.

- Ей не нужна помощь, только любовь нашего Господа! - упрямо сказала Зиновия. - Ей не нужны любовь и дружба, иначе это будет не святость, а обмен.

- Но теперь она получила и любовь, и дружбу! Может ей и нужна любовь Бога, или что вы ею называете, но уж точно не нужны вы. И с тех пор, как вы отказались от неё, хладнокровно вышвырнули на улицу, когда она сделала не то, что вам понравилось, вы утратили любое право распоряжаться её жизнью. И теперь у неё есть я. У неё есть семья, которая защитит, даже если придётся перебить до последнего ваши лицемерные организации.

- Что ты знаешь о... - зарычала Зиновия, но я её перебил.

- Ты знаешь, что вы - опухоль на теле человечества? Паразит, присосавшийся к одной из Трёх Фракций? Ты знаешь, почему можешь держать в руках этот меч? Сколько невинных детей было убито Балбой Галилеем ради получения святого элемента?

- Откуда ты знаешь о Бал...

Я дёрнул меч на себя и отбросил его в сторону.

- Я знаком с Азазелем, лидером Падших. И несмотря на то, что он жадный сукин сын и слишком увлекается Святыми Механизмами, он - добрый и сострадательный. Я знаю Сарзекса Люцифера, Серафол Левиафан, гораздо меньше - Аджуку Вельзевула, а с Фальбиумом Асмодеем встречался лишь один раз. Но те из Четырёх Великих Сатан, с которыми я знаком хорошо - замечательные. Я встречался с Михаэлем и хорошо знаком с Габриэль, и они...

- Ты не видеть Габриэль-сама и уж тем более Михаэля-сама! - выпалила Зиновия.

- Габриэль, Габриэль она такая... - я вспомнил состязания на Дне Спорта, когда я не только сражался с этим прекрасным ангелом, но едва не применил к ней Разрыв Одеяний, и почувствовал, что моя челюсть чуть отвисла, и рот наполнился слюной.

- Зиновия, посмотри на его похотливое лицо! Он действительно видел Габриэль-сама!

Её окрик вернул меня к реальности.

- Ах да! Я встречался с Михаэлем и Габриэль, и добрее, милосердней и великодушней существ я не встречал. Я знаю, что у каждой из Трёх Фракций есть тёмная сторона. У дьяволов - сторонники Старых Сатан, у Падших - отступники, типа Кокабиэля. У Небес есть Церковь.

- Ты стал на опасный путь, Хёдо! - сказала Зиновия. Рука её потянулась в сторону и вниз и возле неё замерцало искажение пространства.

- Не пытайся достать Дюрандаль, экзорцист! - сказал я. - Иначе я не буду настолько мягок.

Искажение вокруг руки исчезло. Элша, увидев мой кивок, отпустила Ирину.

- Кто ты, Иссей? - задала вопрос она.

- Вам нужно знать, что я семья, друг и товарищ для Ассии, Валери, Элши и даже для вот этой беспокойной кошки. Я думал, что и твой друг, Ирина, даже надеялся стать другом Зиновии. Но вы пришли в мой дом, угрожали жизни тех, кто мне дорог. Поэтому убирайтесь. Убирайтесь сейчас, и больше не приходите. Это место запретно для вас.

- Не боишься поставить себя против Церкви? - прищурила глаза Зиновия.

Я рассмеялся злым неприятным смехом, от которого мне стало противно.

- Видишь мою руку? Знаешь, что это? Ддрайг, скажи ей!

Камень на перчатке запульсировал.

- Мы с Альбионом не боялись вашего бога. Так чего же Иссею бояться вас?

- Спасибо, партнёр.

Я не понимал, что на меня нашло. Не знал, откуда взялась та ярость и готовность причинять боль. Можно было всё свалить на использование сендзюцу, на путь, по которому я не сделал даже первых шагов младенца, но я чувствовал, что слова шли из глубины души, что они были моими и только моими. И то, что я готов был ударить своих будущих-прошлых товарищей, пугало до усрачки.

"Ты дракон, партнёр! Мы всегда немного вспыльчивы и легко теряем голову!"

Может быть, может быть. Но я всё равно не хотел с ними так...

- Ня-ха-ха-ха! Вы всё правильно поняли! - радостно сообщила Курока-чан остолбеневшим экзорцистам. - Он - Красный Небесный Император этого поколения и отец моих котят!

- Эй, Курока, мы же ещё... - попытался напомнить я, но был прерван.

- Ня-ха-ха-ха, если бы не эта дурында...

- Которая сейчас тебе оторвёт хвост, - предупредила Элша.

-... то слово "будущий" бы не понадобилось, ня. Вы плохо слышите? Валите из моего дома, ня!

- Это мой дом! - напомнил я.

- Не будь занудой, ня! Так что проваливайте, проваливайте!

Экзорцисты под нашими настороженными взглядами подобрали свои мечи, Ирина превратила Мимик в повязку на руку, а Зиновия закутала в белую ткань.

Перед самым выходом, Зиновия обернулась.

- Мы ещё вернёмся.

Я поднял руку, обрывая ехидную реплику, готовую сорваться с языка Куроки.

- Тут рады друзьям и всегда найдётся для них место. Чтобы вернуться вам нужно измениться самим.

Когда Ирина и Зиновия скрылись за дверью, я оглядел разгромленную гостиную, и ужаснулся.

- Что здесь произошло? - послышался голос Калаванэ.

Она, Райнар и Миттельт спускались по лестнице со второго этажа, или, вернее сказать, из другого мира.

- Вы очень вовремя, - сказал я. - Сейчас услуги горничных нужны как никогда.

- Нет, всё идёт именно так, как я и думал! - оборвал мои сбивчивые объяснения Азазель-сенсей.

- Но ведь я вам рассказал про Кокабиэля! Про то, что он планировал предательство! Я даже вернулся из будущего!

Сенсей посмотрел на меня с жалостью.

- Исе-кун, когда ты впервые услышал имя "Кокабиэль"? Не теоретически, не изучая положение дел в Трёх Фракциях, а именно в разговоре?

Я закрыл глаза и наморщил лоб.

- Наверное, от Ирины и Зиновии.

- А кто они?

- Экзорцисты Церкви. Протестантской и католической.

- То есть ты хочешь сказать, что два воина враждебной организации знали об этом предательстве, а я, руководитель, не имел понятия?

- Но ведь у вас могло быть...

- Исе, пусть Пенемуэ-чан и укоряет меня в слишком большом увлечении Священными Механизмами, но даже если бы я и упустил этот момент, то у меня достаточно смышлёных подчинённых, которые бы мне на это указали. Я знал, что Кокабиэль мутит воду, вот уже года полтора.

- То есть, когда я всё вам рассказывал, вы просто потешались надо мной? Разыгрывали удивление?

- Ну, ты был довольно забавным, со своими обидами на Райнар-чан. Но нет, успокойся. Именно такие моменты, недоступные широкой публике, убедили меня, что ты говоришь правду. Ты просто не мог этого знать.

- То есть, когда мы рисковали жизнями, когда вышли против сраного архангела, у которого крыльев больше, чем у меня журналов с порнухой...

- Ты преувеличиваешь, у тебя их явно больше двенадцати.

- Вы поняли мою мысль! Когда мы сражались не на жизнь, а на смерть, вы знали? И ничего не сделали?

Я думал, что Азазель-сенсей смутится, отведёт глаза, будет рассказывать, про необходимые жертвы... Он просто запрокинул голову, и громко расхохотался.

- Сенсей, вы думаете, это смешно?

- Исе, мой дорогой друг, а ну-ка, напомни, как вы справились с Кокабиэлем?

- Мы сражались с ним! И с церберами! И с Балбой! И с Фридом! И победили всех, кроме...

- Кроме?

- Кроме самого Кокабиэля!

- Который делся куда?

- Сенсей, я ненавижу, когда вы так делаете!

- Ну, прости-прости! И всё же?

- Пришёл Вали и уделал его, как старшеклассник первогодку младшей школы!

- И как думаешь, откуда взялся Вали?

Не понять, куда он клонит, смог бы лишь полный идиот.

- Вы его послали. Но получается, что всё это время он...

- Полагаю, что так. Он дал вам порезвиться, одновременно контролируя, чтобы с двумя наследницами Столпов и сёстрами Великих Сатан ничего не произошло. Ну а когда ситуация накалилась, он вмешался.

- Но мог быть несчастный случай, или он мог бы не успеть!

- Конечно. Но риск был минимален.

- Но ведь перед этим, ещё до сражения в Академии, Ирина могла погибнуть! Ведь Кокабиэль мог с ней сделать что-то очень плохое!

- Ирина? Ещё один экзорцист Церкви? Как думаешь, сильно ли кто-то расстроился бы от этого? Она мне тогда была никем, - пожал плечами сенсей.

Я сначала обиделся, и хотел сказать что-то резкое, но прикусил язык и задумался. Да, Ирина - моя подруга детства, плюс супер-красотка, но что-то не припомню, чтобы впадал в депрессию, когда услышал, что где-то в Европе ради Экскалибуров убили нескольких экзорцистов. Даже то, что Фрид прикончил кого-то здесь, меня расстроило меньше, чем депрессия Юто. Видимо такой уж я чёрствый дракон!

- А теперь?

- А теперь она стала кем-то для тебя. То есть мне не совсем безразлична.

- И вы поможете ей? Поможете им с Зиновией?

- Без проблем. Но ты точно хочешь, чтобы они получили помощь именно от меня?

Это был хороший вопрос. Очень-очень хороший вопрос. То, что эти дурынды полезут на базу Кокабиэля - можно утверждать почти с уверенностью. Я не мог полагаться на то, что Падший поступит так же, как и в прошлый раз, когда Юто и Зиновии удалось уйти, а Ирина лишь получила ранения и лишилась Экскалибура - слишком много изменений произошло в этой жизни. Но если я попрошу сенсея, то получится, что именно он подтирает мои сопли, а я опять всё запорол.

- Спасибо, Азазель-сенсей, постараюсь справиться и сам.

- Я думаю, не нужно говорить, что нападение на Куо должно состояться.

Я стиснул зубы. Если смотреть с такой стороны, то понятно, почему пришлось целый час ждать брата Риас, который способен телепортироваться в мгновение ока и каким образом Вали успел в последнюю секунду. Кокабиэль, жалкий ты ублюдок, у тебя не было и шанса!

- Сенсей, - осторожно спросил я, - получается Райнар и моя смерть тоже...

- Нет, - твёрдо сказал он. - План Райнар раздобыть Сумеречный Целитель был бы очень неплохим...

- Сенсей!

-... если бы не оказался настолько потрясающе запредельно и всеобъемлюще глуп! Мне не было дело до тебя до тех пор, пока ты не позвонил ко мне в дверь, и приборы засекли помимо аур трёх моих подчинённых, которым тут делать совершенно нечего, ещё и сильный Священный Механизм с драконьей аурой. Если бы Райнар просто привела Ассию-чан ко мне, я был бы ей очень благодарен, она бы получила именно то внимание, которого жаждала. Но она не придумала ничего лучше, чем устроить заварушку прямо на территории Гремори. И результат был закономерен.

- То есть вы действительно их наказали, отправив ко мне?

- Исе, пойми. Да, я не был бы счастлив, что так по-идиотски погибло четверо моих ангелов. Да, я благодарен тебе, что ты их пощадил, что спас их глупые головы. Наказанием бы послужило то, что им пришлось прислуживать тому, кого они презирали. Гордыня! От неё Пало не меньше, чем от похоти или алчности.

- Вы Пали из похоти, хотя теперь я уверен, что любовь к земной женщине тут не при чём! Вы слишком жадный!

- Ха-ха-ха, ты до сих пор дуешься на милую шутку Пенемуэ-чан? Напрасно, она послужила тебе прекрасным стимулом к развитию. Чего тебе обижаться, ведь ты уже сократил свой долг почти на четверть! Причём сделал это довольно изобретательно.

- Ну раз уж мы заговорили об этом. Что насчёт Алхимика-сана?

- Да, да, я связывался с Сарзексом, пытался замолвить словечко. Безуспешно.

- Потому что Беглых Дьяволов не могут помиловать?

- Потому что Аджука уже заграбастал его себе! Правда, хорошенько припугнув, чтобы не вздумал снова устраивать подобные фокусы. А жаль, очень перспективный кадр, потрясающая работа в химерологии! После заключения Мира, мне бы пригодился такой нестандартно мыслящий коллега! Впрочем, не всё потеряно, может обменяю на пару каких-то не слишком нужных артефактов!

- Ладно, сенсей, спасибо, это всё, что мне нужно было знать! - повеселел я. - А теперь я в школу!

Действительно, всё прояснилось, а лёгкая обида на то, что главы Трёх Фракций не пришли и лично не выложили все свои планы такой важной персоне, как Пешка Риас Гремори, была слишком детской и несерьёзной.

- Подожди, Иссей. Что касается наказания моих Падших...

- Да?

- Может у нас с тобой расхождение в базовой терминологии, но когда я говорил "наказать", то не имел в виду "исполнить мечту всей жизни" или "сделать всемирно известной фотомоделью".

- Иссей, ты слыхал? Слыхал?

- Слыхал что? - притворился я дурачком.

Мацуда и Мотохама осмотрелись вокруг, убедились, что сейчас, на большой перемене, все наслаждались погожим летним днём, а до нас, трио извращенцев никому не было дела.

- Две новые сногсшибательные красотки в школе! Одна теперь будет вести Физическую Подготовку, а вторая - станет школьной медсестрой! - просветил меня Мацуда.

- Обе блондинки! - добавил Мотохама. - Из Европы! Не знаю, что мне теперь больше хочется: заниматься спортом, или заболеть?

- Медсестра откуда-то из Албании... - наморщил лоб Мацуда. - Нет, из Болгарии... нет, из...

- Может из Румынии? - предположил я.

- Да, точно, из Румынии!

- Рост - 165, размеры 89-58-87? - спросил я, невинно хлопая глазами.

Не зря же вчера специально купил портняжный метр!

- Именно! - с энтузиазмом сказал Мотохама.

- А физкультурница - рост 172, а размеры 82-57-85?

- Точно!

- С маленькой родинкой на нижней части левой груди?

Это было полным враньём, грудь Элши-чан, которую я изучил очень тщательно, была идеально гладкой.

В очках Мацуды блеснуло подозрение.

- Откуда ты...

- Нет, я никогда не видел Элшу-чан! Никогда не мял и не касался губами её груди, не гладил её ножек и не сжимал её попку!

Ну-ка, ну-ка! Да, именно так! Глаза их начали стекленеть, руки вытянулись, и они стали медленно надвигаться на меня в режиме настоящих киношных зомби.

- Ты-ы-ы-ы-ы!

- Ты-ы-ы-ы-ы-ы!

Они вцепились мне в горло и серьёзно пытались задушить! Идиоты! Я же ваш друг! Мы же вместе со средней школы! Нужно их чем-то отвлечь, а то так и удар хватит. Мысль, конечно, заманчивая, меня так и подбивало просветить, что Валери и Элша тоже живут у меня, но вываливать всё сразу было неинтересно. Если я сделаю это сейчас, то не останется чем их позлить в следующий раз. К счастью отвлекающий фактор сам проходил мимо.

- А вы уже видели сестрёнку Конеко-чан?

Они сразу же застыли и их хватка ослабла.

- Ты имеешь в виду именно Тоджо Конеко-чан? - сразу же сделал стойку Мотохама. Неудивительно, когда речь заходила о лоли, он был тут как тут.

- Именно её!

- И у Конеко-чан есть сестра? Младшая или старшая?

- Мотохама, да ты больной! Конечно, старшая!

- Ты это говоришь, чтобы удрать! - разгадал мои намерения Мацуда.

- Пф-ф, очень надо! - деланным смехом рассмеялся я. - Обернитесь!

Впрочем, зрелище, открывающееся сейчас, заставило и меня застыть и вытаращить глаза, словно кролик, глядящий на удава.

По газону размеренным шагом шла Конеко-чан, сохраняя серьёзный вид и не обращая внимание на множество взглядов, бесстыдно её рассматривающих. И под "множество" я имею в виду в разы и разы больше, чем обычно притягивал к себе главный маскот школы. Виновато было её новое украшение. Помимо заколки, в виде забавной кошачьей мордочки, её теперь украшала ещё одна кошка, на этот раз живая.

- Широна, ня! Не будь такой букой, ня! Давай, давай, обними сестрёнку, ня!

Курока-чан повисла на плечах у сестры так, что казалось, та сейчас рухнет под этим грузом. Но, понятное дело, невероятная сила Ладьи позволяла ей шагать, как ни в чём не бывало, волоча Куроку за собой.

- Я соскучилась, ня! Ну Широ-о-о-о-она!

Учитывая, что Курока не посчитала нужным менять одежду и была одета в своё неизменное чёрное кимоно, которое не скрывало абсолютно ничего, а золотистый оби служил только для того, чтобы подчеркнуть тонкость талии, то всё выглядело так, словно она пытается задушить Конеко своими сиськами.

- Широна-ч-а-а-а-а-ан! Ты так выросла, дай я посмотрю на тебя поближе, ня!

Курока-чан была чужда всяким условностям, поэтому даже не пыталась скрыть свои торчащие кошачьи уши.

Я на мгновение испугался, что Курока обратит на меня внимание и опять начнёт приставать с непристойными предложениями (на которые я буду очень-очень-очень рад согласиться!), но та была настолько поглощена приставаниями к своей сестре, что окружающий мир для неё не существовал.

- Сестра Конеко-чан любит косплей! - восхитился Мацуда, зажимая рукой ноздри. - Кошко-девочка! Настоящая кошко-девочка!

Интересно, что бы сказал, этот придурок, узнай, что эти ушки настоящие? Что именно они едва не обрушили бастионы моих духовных защит, и если бы не вовремя подоспевшая Элша, то я стал бы клятвопреступником?

- Её размеры - 98-57-86, - выдал результаты действия своих извращённых очков Мотохама. - Это... Это прекрасно!

- Широ-о-о-она, ня! Иди поцелуй сестрёнку! - продолжала своё Курока, вытягивая губы трубочкой и часто-часто чмокая в воздухе.

Любой человек сказал бы, что Конеко-чан пребывает в состоянии крайнего раздражения. Что она не очень любит физический контакт, а повисшая на ней сисястая дурында - худшее, что может случиться в обычный школьный день.

Но я знал Конеко слишком хорошо, слишком много проводил времени с ней в своём прошлом-будущем. И я, наверное, единственный кроме членов свиты Риас, видел её настоящие чувства. Глаза Конеко-чан блестели, бесстрастное лицо было не настолько бесстрастным, как обычно, а на щеках едва розовел лёгкий румянец. Она была счастлива.

Курока, некошу, не знающая слова "скромность", наслаждалась не только близостью с сестрой, но и восхищёнными мужскими, а также завистливыми женскими взглядами. И я воспользовался моментом, чтобы тихо улизнуть от друзей.

Может всё же познакомить их с Курокой? Она не сможет удержаться и будет приставать ко мне, так что они просто обделаются от зависти!

Нет, наверное, в другой раз. В другой восхитительный раз.

- Ну и как всё прошло? - спросил я у Юто.

- Ты - член Оккультного Клуба, и я предлагала тебе участвовать во встрече, - напомнила Риас. - Ты сам отказался.

- Ты знаешь, на какой ноте началось наше знакомство, - сказал я. - Это никак бы не помогло на переговорах.

- Фу-фу-фу, думаю, что этим переговорам бы не помогло ничего, - рассмеялась Акено-чан. - Я думала, что Юто-кун не выдержит и наговорит глупостей.

- Кстати, о Юто! - я обратился к Риас. - Можно просьбу? Когда он захочет отправиться мстить Экскалибурам, разреши ему. Для него это действительно важно, важнее всего на свете.

Во взгляде Кибы читалась благодарность, но он покачал головой.

- Я никуда не пойду.

- К тому же, тогда он сможет присмотреть за... Что? Мне послышалось, или ты действительно сказал...

Юто пожал плечами и виновато улыбнулся.

- Мне незачем куда-то идти.

- Ха, они сработали! Мои мудрые речи, как у настоящего сенсея из манги, сработали? Ну наконец-то! Мудрый наставник Хёдо Иссей-сама всего лишь парой вовремя сказанных слов...

- Ты не понял. Для чего мне вообще куда-то идти, если Кокабиэль придёт сюда и притащит не только Экскалибуры, но ещё и Балбы Галилея? - Киба снова улыбнулся, но в этой улыбке было что-то демоническое. - При этом не придётся терпеть рядом этих двух... двух...

- Ну же, ты же весь такой джентльмен, скажи это, не сдерживайся, пади на Тёмную Сторону! - подзадорил я.

- Этих двух экзорцисток!

- Вот! И всё испортил! - почти обиделся я.

- Ну прости-прости! - усмехнулся Киба. - Ладно, у меня вызов клиента, пока.

Он ступил в пентаграмму и исчез во вспышке света. Акено-чан тоже куда-то ушла, и я понял, что остался с Риас наедине. И сейчас, когда никого не было, я, наконец, мог сказать, что меня тревожило больше всего.

- Риас-чан, мне не нравится, что происходит. Мне не нравится, что придётся подвергнуть вас...

Она легко рассмеялась, ступила ко мне и прижалась всем телом. Я осторожно, словно боясь сломать очарование момента, положил руки ей на талию. Она опустила голову мне на плечо.

- Глупый. Ты же будешь рядом. Ты не дашь случиться ничему плохому. К тому же, мы тоже стали сильнее, так что не беспокойся.

- Раньше я надеялся на знание будущего. Но теперь я совсем ничего не знаю. Фрид мёртв, и я думал, что теперь будет легче, что не будет похищений Эскалибуров, что что-то изменится.

- Кое-что всё же изменилось. Кто бы ни пришёл вместо Фрида, он не убил священника. Он оставил его без сознания, забрав только меч.

- И я не знаю, радоваться этому или пугаться. Фрид был хорош, но он был полным психом. А этот был достаточно хорош, чтобы суметь вырубить сильного экзорциста, даже его не ранив. Священник очнулся?

- Да. Но затрудняется описать противника. Тот был одет в плащ с капюшоном и носил маску. Он не может даже сказать, какого пола был нападающий, только цвет глаз. Голубой.

- Надеюсь, это будет женщина.

- Фу-фу-фу, Исе-куну не хватает красоток? - ехидно поинтересовалась Риас.

- Почти все мои техники созданы против них, - не принял подначку я.

Риас почувствовала моё настроение. Она подняла голову и заглянула мне в глаза.

- Не беспокойся, мы справимся.

Я кивнул. Действительно, они справятся. А если что-то пойдёт не так - я вмешаюсь. Ну а пока...

Я наклонился и приблизил губы к губам той, кого любил больше жизни. И она ответила на поцелуй. Это не было французским поцелуем, не было акробатики языков, и ниточки слюны, протягивающейся между нашими губами, когда мы отстранились. Во-первых, такое бывает только в эччи-аниме, а во-вторых, мы не отстранялись. Это был тёплый и нежный поцелуй двух людей, которым очень нравится компания друг друга. И я мог так стоять веч...

- Ара-ара! Президент сегодня очень решительна! - послышался сзади ещё один голос. - И я не уступлю ей!

Лёгкие шаги простучали по полу, и я почувствовал, как меня обхватывают ещё две руки, и ещё одна пара роскошных мягких сисек прижимается к моей спине.

Риас неохотно отстранилась.

- Акено, если тебе нечем заняться, я найду работу! - пригрозила она.

У меня не было настроения слушать их перепалку, хоть в прошлой жизни они обычно доставляли мне немалое удовольствие. Я полуобернулся, ухватил за талию Акено, и прижал к себе сразу двоих.

Здравствуйте, с вами говорит Хёдо Иссей, Красный Император Извращенцев и, по совместительству, великий укротитель маленьких и жутко вредных дракончиков, которые очень любят женщин (что понятно и естественно) и очень не любят мужчин, в особенности если те - другие драконы.

[Разряд!]

Не скажу, что удар током - такое уж трагическое событие, но приятного в нём немного. Даже для меня, способного крушить камни, раздевать девушек лёгким касанием, сражаться со драконами зла, а также подсматривать за клубом кендо и не быть избитым во второй раз, это было немножко болезненно.

- Ладно, давай ещё раз. Ты сделаешь это?

[Разряд!] [Разряд!] [Разряд!]

Ай! Больно! Что за идиотский дракон?

- Рассей, послушай, пожалуйста, Исе-куна, - нежным кротким голоском сказала Ассия-чан.

Ассия, ты настоящий ангел! Ты так за меня переживаешь! Ты не злишься и никогда не злилась на своих обидчиц, позволяешь использовать своего фамильяра для их спасения, так ещё и не даёшь ему...

[Разряд!]

... пытаешься не дать ему меня обидеть!

Как я докатился до такой жизни? Да очень просто. Мой фамильяр совершенно не предназначен для скрытности, да и сам я не особо умею делать разные тонкие и изящные штуки. В прошлой жизни меня сравнивали с Зиновией, которая, при всех своих достоинствах, предпочитает подход "ударить со всей дури, а если не получилось, то ударить ещё сильней".

Мне нужен способ проследить за Ириной и Зиновией, чтобы они не попали в передрягу, из которой не получится выбраться. Учитывая, что они изначально были настроены на самоубийственную миссию, с нездоровым фанатизмом готовы умереть за организацию, скрывающую от них самый главный факт их веры, то не позволить такому случиться стало именно моей задачей.

Нет, я знал у кого могу получить помощь. Более того, я эту помощь получил. После того, как я впервые поцеловался с Риас, после того, как поцеловал и Акено, мы не стали предаваться разным развратным вещам (как я очень надеялся), и девственность я так и не потерял. Зато с помощью магических познаний обоих девушек я сумел составить свой вариант листовки призыва. И теперь осталось сделать так, чтобы что-то небольшое, незаметное, и, желательно, летающее, активировало эту листовку в нужный момент.

И если этот дракон, вредный, глупый и неуступчивый засранец, не захочет слушаться, то придётся воспользоваться планом "Б", а именно - летучей мышкой Риас, как бы не хотелось привлекать к этому делу дьяволов, к силам которых так чувствительна Зиновия и, предположительно, Кокабиэль.

- Тебе нужно всего лишь взять эту листовку и в нужный момент направить в неё магию! Там будут две красотки в опасности, а ты любишь красоток! Ты же не хочешь, чтобы они погибли?

[Разряд!]

Засранец! Настоящий упрямый засранец! Да иди ты в жопу, тупой дракон! Может он и прикидывается таким непонятливым, но уж я-то знал, насколько смышлёной была эта маленькая тварь.

- Исе-кун, может теперь попытаюсь я?

- Погоди, мы ещё с ним не побеседовали, как настоящие драко...

[Разряд!]

- Хотя, знаешь, можешь попробовать!

- Расе-кун, пожалуйста, сделай, как сказал Иссей. Ирина-сан и Зиновия-сан, несмотря на то, что вели себя невежливо - друзья. Исе-кун беспокоится за них, но, главное, за них беспокоюсь я. Ты сделаешь это для меня?

[Разряд!]

Эй! А меня за что?

- Пожалуйста, Рассей! Я тебя очень прошу!

Если этот идиот не послушается просьбы, сказанной таким нежным и умоляющим тоном, то, клянусь, я устрою ему свою тренировку в горах! И не буду сдерживаться! Совершенно! Ни капельки!

- Исе-кун, ты его пугаешь!

Прости-прости, Ассия-чан, не сдержал свою ауру. Но он что-то не выглядит особо испуганным.

Маленький кусок дерьма посмотрел сначала на Ассию, потом на меня, а затем снова на Ассию. Он затрещал молниями, но на этот раз ими меня не ударил, и кивнул.

Ну наконец-то! Наконец-то дело сдвинулось с места! Я достал листовку с призывным кругом, и осторожно, опасаясь нового разряда, протянул ему. Он деликатно взял пастью и вновь кивнул, как бы говоря: "Несмотря на то, что мы с тобой не сильно ладим, но мы оба драконы, а значит никогда не оставим в беде красивых девчонок! Так что с этого момента мы с тобой настоящие соратники и братаны!".

И вот так два дракона нашли общий язык и пришли к взаимопониманию.

[Разряд!]

Я понимал, что веду себя как дурак, что спрайт-дракон достаточно разумен, чтобы призвать меня не в последний момент, а дать хотя бы пару минут на сборы. Но ничего с собой не мог поделать - беспокойство за Ирину и Зиновию сжигало нервы и занимало все мысли. Я даже начал подумывать, чтобы присоединиться к ним, наплевав на все наши недоразумения, заняв место Юто в той заварушке.

Подонок! Сраный принц! Кроме дурацких Экскалибуров, его вообще ничего не интересует!

В общем, в школе я ходил, несмотря на жаркий июньский день, одетый в чёрный костюм диверсанта, поверх которого с горем пополам натянул школьную форму. Самое паршивое, что с собой нельзя было брать ни меч, ни пистолет, и дело было даже не в том, что они бы не помогли (а они бы не помогли), а в том, что свет, их наполнявший, принадлежал Азазель-сенсею, а значит мог насторожить противника.

Ещё одним неприятным моментом было то, что ходить таким образом мне предстояло ещё несколько дней. В прошлом мы искали Экскалибуры около полутора недель, и с нами были Саджи, Юто и Конеко-чан. Теперь же дело может либо растянуться, либо ускориться, в зависимости только от случайностей.

Я знал, в какой неприятной ситуации оказались эти дурёхи, но помочь ничем не мог. Не мог лично, но были и другие способы.

И вот, на одной из перемен я увидел учительницу физкультуры, решительным шагом направляющуюся ко мне.

- Ну как? - спросил я её.

- Ты прав, они были голодными, словно не ели последнюю неделю, - ответила Элша.

- Ирина опять купила ту дурацкую картину?

- Нет, там была какая-то статуэтка. Она говорила, что это Дева Мария. Как по мне, это явно был мужчина.

- Ясно. А как насчёт помощи?

- Категорически отказались. Они отвергли даже моё содействие. Ты, конечно, можешь попытаться, но сомневаюсь, что из этого что-то выйдет.

- Тогда, значит, основной план?

- В котором я их кормлю каждый день, а ты ходишь и потеешь как дурак, в расчёте на то, что дракон, который тебя недолюбливает, вовремя активирует круг призыва? Прекрасный план, что в нём может пойти не так?

В таком изложении выходило и правда не очень.

- Мне он не слишком нравится и самому. Я хотел бы больше влиять на ситуацию, но остаётся действовать лишь так.

- А может на время предоставить их самим себе?

- Они могут погибнуть!

- Ну и пусть! Валери их с радостью воскресит.

- Ты же слышала, что говорил сенсей. Много пользоваться Граалем опасно. К тому же, Кокабиэль может сделать разные непотребные штуки! А ещё мы не знаем, что будет делать Балба, а также тот, кто пришёл на место Фрида.

- Ха-ха-ха-ха! Ты точно дракон! Только мы настолько алчны, когда речь идёт о принадлежащем нам!

Я поднял руку и сказал прямо в возникший кристалл:

- Партнёр, заткнись!

- Ддрайг прав, - рассмеялась Элша-чан. - Но я рада, что ты настолько жаден. Мне очень нравится чувствовать себя субъектом твоих вожделений. Ты можешь продемонстрировать свою жадность сегодня ночью, когда прогоним эту несносную кошку. Кстати, тебе бы поторопиться, а то долго её сдерживать не получится. Что у тебя с твоей Риас? Хочешь, я помогу, например, запру вас в одной комнате на пару дней?

Я почувствовал, что мои уши пылают. Подобные идеи... они... они... они -гениальны! В одной комнате с Президентом! День и ночь! Вместе! И чтобы душ был прямо в комнате! К тому же, она всегда спит голышом!

- Исе-кун? Исе-кун! - вырвал меня из мечтаний требовательный голос.

- Ах, да! У нас всё хорошо, мы достигли большого прогресса. А сейчас пока нет времени, скоро будет эта дурацкая заварушка.

- Ну, моё дело предложить!

- Скажи, Элша... - осторожно начал я. - Ты же тоже дракон, а мы собственники...

Элша запрокинула голову и рассмеялась звонким весёлым смехом.

- Ты думаешь, почему я не ревную тебя к другим женщинам, хотя ты вознамерился завести целый гарем?

- Ну где-то так, приблизительно, да.

- Всё просто! Ты уже мой! И пусть женщины меня не особо интересуют, но все твои подружки тоже станут моими! Ну а если кто-то забудет, кто в доме главная, я обязательно напомню.

Я смотрел в эти глаза, пылающие голубым огнём, и понял, что мне становится страшно, словно невинной девице, на которую обратил свой взор огромный дракон.

После возвращения в прошлое, я понял, что все действия, такие простые и понятные, приводят совершенно не к тому результату, на который надеешься. И что бы Сона-кайчо (с которой в этой жизни я был знаком лишь шапочно) ни говорила о тщательном планировании, почти каждый мой план либо проваливался, либо был близок к провалу, и приходилось прилагать немало усилий, чтобы всё исправить. Моё признание Риас, мои попытки превратить Мацуду и Мотохаму в самых крутых парней Куо, обвешанных девчонками, как Киба - поклонницами, даже битва с Райзером превратилась из сражения не на жизнь, а на смерть, в какое-то цирковое представление. Да чего уж говорить, абсолютно верный план спасения Бубтаро был настолько близок к провалу, что иногда становилось не по себе.

С Генширо Саджи, моим братом по духу и Священному Механизму, я так толком и не познакомился - наши с ним миры теперь почти не соприкасались. Я не был в свите Гремори, а, значит, со свитой Ситри отношений не поддерживал. Ну а мои отношения со Студсоветом всегда были натянутыми, как и ожидалось у одного из главных школьных извращенцев.

Поэтому, увидав его, направляющегося ко мне решительным шагом, я не знал, чего ждать, пусть догадки у меня и были.

- Хёдо! - начал он грубо, - Как представитель студенческого совета, я вынужден высказать тебе замечание! Твоё поведение не лезет ни в какие рамки!

Что? Моё? Неужели он...

- Это наглая и возмутительная неправда! Я просто физически не мог подсмотреть в раздевалку бассейна!

- Что?

- Ты видел, какие там маленькие окошки, да ещё и под самой крышей! К тому же, оттуда почти ничего не видно! Так что это всё враньё, а три лица в окне девчонкам просто померещились!

Окна были действительно до обидного маленькими. Пусть забраться на крышу прыжком было не так уж сложно, ещё легче по верёвке затянуть Мацуду и Мотохаму, но идиоты-архитекторы почему-то не учли интересы простых парней, поэтому всё, чем пришлось удовлетвориться - лишь парой случайных девичьих тел, да ещё и в купальниках. Ну и эти двое придурков устроили достаточно шума, чтобы нас заметили, и пришлось быстро сбегать.

- Я не по этому поводу!

- Если речь идёт о раздевалке спортзала, то я понятия не имею, почему два шкафчика не работали!

Главное, что я вынес из будущего, это знание, что не стоит выбирать уроки первоклашек, когда переодевается Конеко-чан. Поэтому мы, на волосок разминувшись со смертельной опасностью, смогли вдоволь насладиться созерцанием женских прелестей. Жаль, что щели в дурацких шкафах располагались либо слишком высоко, либо слишком низко, так что всё, что нам осталось - либо скрючиваться в три погибели и наблюдать за движением женских ступней, либо вставать на цыпочки и прыгать вверх, в тщетных попытках поймать мелькание девичьих прелестей. Это я, конечно же, говорю про себя. Как выкручивались эти идиоты, забравшиеся в шкаф вдвоём, не имею понятия. Можно было предположить, что один пожертвовал собой ради счастья другого, подсадив товарища на плечи, но в подобную бескорыстность я поверить не мог.

- Ты сам признаёшься в своих преступлениях! Но я опять по другому делу!

- Валяться на траве возле стадиона - вообще не запрещено! Даже если там бегают девчонки в спортивных формах, а их груди подпрыгивают с каждым шагом!

- Извращённый идиот! Я, как представитель Студсовета делаю тебе замечание по поводу внешнего вида!

Что? Внешний вид? Да при чём здесь он? А-а-а-а, понятно. Было слишком жарко, поэтому я не стал надевать рубашку, накинув пиджак прямо поверх шпионского комбинезона. И, несмотря на то, что две пары штанов создавали в самом дорогом месте настоящий огненный ад, лёгкие порывы ветерка хотя бы делали ситуацию почти сносной.

- А что с внешним видом? - сделал я удивлённое лицо.

- Твоя рубаха! Ты знаешь, что в школьную форму входит рубаха?

И что, мистер умник? Я всегда носил рубаху нараспашку, и моя красная футболка почему-то никого не беспокоила! Так что тебя взбесило сейчас?

- Не имею ни малейшего понятия! - нагло заявил я, и тут же пошёл на улаживание конфликта. - Но раз ты так сказал, то я завтра же переоденусь!

Действительно, меня уже так достала жара, что я решил плюнуть на маскировку, и, когда произойдёт вызов, бежать в чём есть! А вообще, стоит попросить Риас научить меня своему заклинанию переодевания, тогда нужный прикид появится в мгновение ока!

- Э, нет! Теперь мы поговорим о твоих преступлениях против морали! В которых ты только что признался сам!

Ну, блин! Ему что, нечем заняться? Почему он пристал ко мне именно теперь, когда я не являюсь членом свиты Риас? Что я нарушил в хрупкой череде событий на этот раз? Я был бы не прочь, чтобы выговор мне сделала сама Сона-кайчо, а ещё лучше Шинра Цубаки-фукукайчо! Или Ханакай Момо-чан! Или Кусака Рейя-чан... Ну или...

- Не пытайся меня игнорировать и делать вид, что занят медитацией! - строго сказал Саджи.

А вот это прекрасная идея! Я поднял руки к вискам, наморщил лоб и выпучил, что есть сил, глаза.

- Эй, Хёдо, с тобой всё в порядке?

- Скажи, Генширо Саджи, - замогильным голосом сказал я, - веришь ли ты в сверхъестественное?

Ещё бы не верил! Он же недавно стал дьяволом и познакомился с потусторонним лично!

- Сверхъестественное? - забегал он глазами.

- В то, что нельзя объяснить обычной физикой, в явления, не поддающиеся пониманию человеческого разума!

- Такого, ха-ха-ха, не бывает! - неубедительно сказал он.

- Нет, существуют способности, пронизывающие грань реальность, превышающие возможности любого простого человека, это...

- Это?

-... это...

- Это?

- Это сверхизвращенческие силы!

- Что? Хёдо, ты идиот! И придумываешь ерунду!

- Да? А ты знаешь, что Мотохама может с помощью беглого взгляда своих очков сразу узнать любые три размера женщины?

- Д-д-д... Это ерунда!

- Мацуда может достать любую эроге на второй день после релиза! Даже самые взрослые журналы и DVD!

- Это... Это не сверхъестественно!

- Ладно, а что насчёт Кирью-чан? Никогда... никогда не попадайся ей на глаза!

- Почему? - искренне удивился он.

- Потому что её очки - гораздо хуже, гораздо ужасней даже очков Мотохамы! С их помощью она может... она может...

- Что может?

- Может сразу узнать размер штучки любого парня!

- Да не может быть... То есть не говори ерунды! Ты пытаешься отвлечь меня от своих проступков!

- А-а-а-а-а-а-а-а! - закричал я, сделав измученное лицо и сильнее сжав виски.

- Что?

- Извращенческое чутьё пульсирует! Пульсирует, чует близость собрата-извращенца!

- Что? Хёдо, это уже не лезет ни в какие...

- Сона-кайчо! Ты вожделеешь Сону-кайчо!

- Тише, идиот, не так громко!

- Извращенческие чувства говорят, что ты... ты... Ты хочешь её обрюхатить! Хочешь сделать беременной Председателя!

- Откуда ты... Это враньё!

- Ты хочешь её оплодотворить, и когда Сона-кайчо будет в безвыходном положении, воспользоваться её слабостью, и жениться на ней!

- Хёдо, заткнись!

- Ты хочешь тискать её сиськи, а затем сосать их! И не куда попадя, а самое заветное место, туда, к чему должен стремиться каждый парень с горячей кровью! Ты хочешь сосать соски!

- Соски... Соски Председателя! Тискать сиськи председателя? Сосать соски? Ты в своём уме? Ты вообще думаешь, о чём говоришь?

Пусть мы и на одном году обучения, но я старше тебя, Саджи! Я прошёл через многое и теперь могу называться твоим семпаем! Я подошёл к нему, сжал за плечи и встряхнул.

- Саджи! Каждый человек может стремиться к невозможному! Он должен преодолевать его и делать реальностью! Знаешь, какая моя заветная цель?

- Соски Председателя... - шептал Саджи. - Беременной...

Я встряхнул его сильнее.

- Саджи, я никому не говорил этого, но планирую стать королём гарема! Пусть я в Оккультном Клубе совсем недавно, но буду сжимать сиськи Президента, а также сиськи Акено-чан! Таков мой путь, и я не отступлю от него никогда!

- Идиот, ты хоть знаешь, что это невозможно?

- Нет невозможного, если стремишься к этому всем сердцем! Так что давай дадим друг другу обещание!

- Обещание?

- Я, Хёдо Иссей, клянусь, что стану королём гарема! И что сиськи Риас Гремори и Акено Химеджимы будут моими! Теперь ты!

- Я?

- Давай, идиот! Клянись! Ты - сильнейшая Пешка! Ты дракон, носитель Вритры! Ты можешь всё, если постараешься!

- Откуда ты зна...

- Заткнись, Саджи! Клянись! Ты можешь стать равным Соне-кайчо, сможешь её соблазнить и сделать беременной! И у неё не останется выбора, как выйти за тебя! Неужели это не стоит усилий? Неужели ты так просто сдашься?

- Но я...

- Клянись!

- Я Генширо Саджи, сильнейшая пешка свиты Ситри, носитель Священного Механизма Поглощающая... Стоп! Какой Вритра?

- Идиот! Твой Механизм драконьего типа, но это ты знаешь и сам. Но Поглощающая Нить - это всего лишь осколок настоящего Священного Механизма. В тебе - частица души Вритры, Тюремного Дракона, одного из Пяти Драконьих Владык! И эта сила позволит тебе совершить невозможное! Обрюхатить Председателя и жениться на ней! Клянись!

- Я клянусь обрюхатить Сону-кайчо и жениться на ней!

По его щекам стекали слёзы, и я почувствовал, что и в моих глазах скопилась влага. Я сделал шаг вперёд и заключил его в крепкие мужские объятия.

- Мы - драконы, Саджи! Мы можем всё! Я стану королём гарема, а ты просто обязан сделать Председателя беременной! И только подумай потом не жениться на ней! Тогда я либо тебя убью, либо сам женюсь на Соне-кайчо!

- Ты не посмеешь, Хёдо! - запинающимся голосом сказал Саджи.

- Я - Извращённый Император Драконов, Саджи! Я не мечтаю! Я дерзаю! Так что только подумай не жениться на Соне-кайчо!

- Я женюсь на Соне-кайчо! Клянусь!

Мы стояли, обнявшись, как настоящие братаны.

- Ты должен будешь много тренироваться, чтобы достигнуть такой дерзкой цели!

- Я не боюсь тренировок! Я выложусь на всю!

- Нет, я не только о тех тренировках! Ты должен дать волю своей извращённой натуре! Я принесу дрель, и мы ночью сделаем отверстие в раздевалку теннисного клуба! А потом возьмёмся за клуб кендо! А потом - за клуб кулинарии!

- Но зачем? Они же не переодеваются!

- Они надевают фартуки, Саджи! Пусть и не на голое тело, но ты должен понимать!

- Но...

- Представь в фартуке Сону-кайчо! Беременную! И ты сразу всё осознаешь.

Он стоял, потерявшись в своих мечтах, а я мужественно похлопывал его по спине. Всё же от знания будущего есть польза! Мой друг вернулся, наше трогательное единение завершилось. Я сказал много дерзких слов, не только открыл перед ним душу, но и заставил открыть свою. И теперь обрёл своего товарища обратно!

- Девчонки, посмотрите! Извращенец Хёдо совратил члена Студсовета!

- Хёдо, ты настоящий зверь!

- А знаете, они немножко милые!

- Член Студсовета пал перед этим животным!

- Я даже не задумывалась над таким пейрингом!

Тьфу! Некоторые вещи всегда остаются неизменными!

Мне ничего не оставалось делать кроме, как бежать. Бежать, не разбирая дороги, изо всех сил уворачиваясь от атак вражеской магии.

Вверх! Я подпрыгнул в воздух, и в то место, где я был мгновением раньше, ударило несколько копий материализованного света.

Влево! Приземлившись, я оттолкнулся и рыбкой прыгнул в сторону, переводя падение в перекат, отталкиваясь ногами и прыгая вновь. Там, где я был, из земли вырвались острые ледяные кристаллы, выстрелили во все стороны ветвящимися отростками, превращаясь в причудливые прозрачные деревья.

Прыжок! Трюк, который я, наконец-то, освоил, то, что когда-то считал самим собой разумеющимся, и ради чего теперь пришлось приложить немало усилий. Алые крылья драконьей ауры возникли за спиной, и я вознёсся в небеса, тем самым избегая печальной участи быть прожаренным ослепительной молнией.

Приземление! Ещё один прыжок! Чёрная сфера ударила в теннисный корт, если бы я задержался хоть на мгновение, оказался бы в самом центре того, что оставило в земле восьмиметровый кратер.

Полёт! Оттолкнуться ногами от старого школьного здания, мельком взглянуть на приближающихся врагов, на их глаза, горящие хищным голодным огнём, пролететь под развесистым деревом, сбивая прицел вражеской магии, оттолкнуться и взмыть в небо. Драконье ускорение! Неистовое пламя вырвалось из ступней, ветер завыл у меня в ушах.

Вовремя! Дерево, под которым я пролетал, медленно рухнуло, срезанное тёмно-красным светящимся бичом, созданным словно из алой артериальной крови. Впрочем, почему "словно"? Это и был длинный, змеящийся, словно обладающий своей волей, кровавый кнут. Мой манёвр его не обманул, так что пришлось делать в воздухе петлю и встречать его "в лоб". Удар! Мой кулак окутался драконьим пламенем и встретился с алой змеёй. Сила отдачи отбросила меня назад, но своего я добился - кнут рассыпался и кровавыми брызгами и водопадом пролился на землю.

Вниз! Ветвистая молния пронеслась над моей головой, а я помчался через бейсбольное поле в сторону зала общих собраний. Прыжок! Едва разминувшись с выскакивающими из земли мечами, я перекатился, ухватился за одно лезвие пальцами, выдернул его из земли и, перехватив меч за рукоятку, судорожно парировал несколько ударов противника. Прыжок! Заблокировав один меч, и отбив второй ударом ладони по плоской стороне, я ударил оппонента плечом, сбивая с ног. Но прикончить его не удалось, туда, где я только что стоял, ударили копья света, разряды молний, кровавые колья, острые сосульки, потоки огня, ядовитые фиолетовые сгустки, а сверху ещё и рухнуло вырванное с корнями дерево. Всю эту вакханалию сил тут же накрыла чёрно-багровая поглощающая свет сфера.

- Киба-кун выбыл, ньо!

А-ха-ха, красавчик! Так тебе и надо! Получай, засранец! Это тебе месть от нас, всех парней со средней внешностью! А-а-а-а-а-а! Полёт!

Как я дал уговорить себя на такую авантюру? Почему такие милые Ассия-чан и Валери-чан, неспособные обидеть и муху, внезапно превратились в кровожадных фурий?

Вниз! Кувыркнуться по земле, вскочить на ноги и бежать, бежать изо всех сил.

Какое-то чувство подсказало мне, что следует обернуться. Большая каменная глыба с огромной скоростью летела в мою сторону. Удар! Мой кулак встретился с валуном, разбивая его в мелкую щебёнку. Прыжок! В то место, где я стоял, ударили копья и стихийная магия. Алый барьер преградил мой путь, я размахнулся рукой, её окутала аура тоуки, и барьер, встретившись с моим кулаком, разлетелся в клочья. Секундная заминка стоила потери темпа, и я почувствовал, как ещё один валун бьёт мне в спину, а копьё света пробивает бок. Дерьмо! Да что с вами? Я ухватил за копьё и выдернул его из раны. Райнар? Так и знал, что не стоит доверять этой змее! Я бросился вперёд, зажимая рану рукой, позволяя целительной силе Механизма Ассии медленно, слишком медленно, закрывать края раны.

Тоуки! Энергия природы, смешанная с моей жизненной силой. Энергия, в которой слишком легко раствориться и потерять контроль, отдаться разрушительному безумию. Мои навыки сендзюцу явно неудовлетворительны, и по всем признакам теперь я должен впасть в бесконтрольное буйство. Но, к сожалению, именно сейчас оно не приходит, и поэтому приходится убегать прочь, стараться продержаться ещё хотя бы минутку.

Не было времени размышлять, я лишь пытался выбраться из клубов фиолетового тумана, сковывающего движения, останавливающего дыхание, вызывающего лишь желание остановиться, отдохнуть, перестать двигаться.

Вперёд! Я добежал до школьного здания, размахнулся, и резким ударом пробил стену. Зря старался. Я отскочил в сторону, снова отскочил, и снова. И в те места, где я только что был, ударяла магия и проделывала проломы ещё шире, чем получился у меня.

Спасибо-преспасибо! Я нырнул в школу и помчался по коридору. Мне нужна была секунда, чтобы собраться с мыслями, придумать какой-то план. К сожалению, никто не стал за мной куда-то гнаться, противник решил обрушить всю школу. Здание содрогнулось от взрывов, ударов и вспышек магии. Я взбежал на второй этаж, который теперь существовал только в моей памяти и прыгнул туда, где когда-то была стена.

Полёт! Защита никогда не была хорошей стратегией, но что делать, если остальных способов сражения я лишён? Что делать, если неведомая сила превратила тех, кого я любил, тех, кто были моими друзьями, в кровожадное зверьё с плотоядно сверкающими взглядами? Нет, мне нужно собираться с духом и атаковать! Я бросился наперерез противнику. Прыжок!

Моё зрение всегда было прекрасным, я мог различить детали на том расстоянии, что для обычного человека было недоступно без подзорной трубы. Реакция стала молниеносной и давно превзошла меня на момент смерти, пусть с Трианой сравниться и не могла. Я быстро окинул взглядом пространство, фиксируя положение врагов, планируя контратаку. Вам не победить Извращённого Императора Драконов!

Вперёд! К двум белокурым фигуркам, одна из которых, повыше, положила руки на плечи той, что едва доставала ей до груди! Я должен... Мои глаза встретились с глазами милой низенькой девочки, которая была не тем, чем казалась на первый взгляд. С красными-красными испуганными глазами. И в этом состоянии обычно происходит... Вот дерьмо!

Реальность сдвинулась. Фигуры, что были так далеко, что парили высоко в небе, бежали по земле или прыгали на расстояние, невообразимое даже для олимпийских чемпионов, рывком оказались совсем рядом. Милая зеленоглазая блондинка, воплощение невинности и чистоты, выставила вперёд раскрытые ладони. Это жест был бы невероятно трогательным и нежным, если бы возле этих ладоней не вращались магические круги, из которых вылетали острые ледяные сосульки. Я попытался уйти с траектории поражения, но с ужасом, ощутил, что не могу. Алые глаза второй блондинки, не менее прекрасной и не менее невинной, были зафиксированы на мне. И толстый красный бич, вырастающий из её ладони, удерживал меня на месте. Единственное направление, в котором мне было позволено двигаться, было вниз, поэтому я рухнул на землю. Кровавая плеть дёрнула за ногу, и вместо плавного приземления я неловко рухнул на спину, оставляя глубокую вмятину в ухоженном газоне. И мой манёвр оказался удачным - сквозь место моей недавней дислокации пролетели три световых копья, жёлтая ветвистая молния и огромный чёрно-багровый шар силы Разрушения.

Я вскочил на ноги, но не смог сделать ни шагу. Из земли выстрелили кровавые щупальца, придержав меня на месте. И пока я пытался вырваться, мои ноги начала покрывать корка льда. Лёд стремительно наползал, сковывая движения, подымаясь вверх, захватывая новые и новые части моего тела. И когда он подобрался к самому сокровенному, я понял - это всё. Я проиграл.

Ну а раз всё равно проигрыш, тогда к чему себя ограничивать в средствах?

- Приди, Бубтаро, явись на зов своего мастера! - закричал я.

Правую руку окутала алая аура и материализовалась алой чешуйчатой перчаткой с зелёным камнем.

[Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!]

- Бубтаро, дай руку! - заорал я.

Зелёная лиана метнулась ко мне разъярённой змеёй. Я коснулся её перчаткой.

[Передача!]

Мой фамильяр взорвался. Лианы выстрелили во все стороны, они вырывались из-под земли, разрушали всё на своём пути, хватали хрупкие женские фигурки и присасывались к ним своими жадными ртами. Некоторые из девушек пытались избежать осквернения своего тела, взлетали в воздух, стремительно пытаясь уйти от зелёных похотливых тентаклей. Бесполезно! Теперь всё бесполезно. Скорость Бубтаро возросла вместе с его силой, поэтому лианы были молниеносны, и вот через мгновение шесть женских силуэтов задёргались, пытаясь вырваться из их хватки, чем только ускорили растворение своих одежд. Мисла, Падшие, Риас и Акено, это вам за все мои пережитые страдания! И спасибо-спасибо-спасибо вам за такое восхитительное зрелище!

Взгляд Гаспера скользнул по лианам, и они застыли в воздухе, замерли, не сумев приблизиться к Валери. Но это не помогло, земля вспучилась, и зелёные побеги охватили девушку, спеленали, обездвижили и тут же раздели. Валери-чан, твоя фигура восхитительна, а сиськи великолепны!

Сила Ладьи Конеко-чан позволила ей оборвать пару лиан, но из земли полезли корни потолще. Заминка стоила ей инициативы, лианы и корневища ухватили её и бросили прямо в объятия сестры, практически вдавливая лицом прямо в обнажившуюся восхитительную грудь Куроки-чан.

Элша сумела выжечь небольшую полянку драконьим огнём, но это был лишь временный успех. Стоило лишь одной лиане дотянуться до её тела, как всё закончилось - с заблокированной магией она не могла отбиться от остальных щупалец и быстро оказалась зафиксирована и обнажена.

- Иссей-кун проиграл, ньо!

Я кивнул, глядя на мечту любого мужчины - множество обнажённых тел восхитительных красавиц. Да, я проиграл, но всё равно чувствую себя победителем!

Я стоял перед Элшей и дулся, словно извращённый старшеклассник перед заседанием Студсовета.

- И всё равно! У меня не было шанса на победу! Ты поставила слишком жёсткие условия!

Элша вздохнула. Разговор шёл по кругу, и аргументы друг друга мы знали наизусть.

- Исе-кун, ты и сам отлично понимаешь, что слишком сосредоточился на техниках, предназначенных против женщин.

- Но ты запретила и Усиление!

- Потому что ты стал слишком на него полагаться. Усиление - прекрасный инструмент, он преумножает твои возможности. Но сам знаешь, чем они больше изначально - тем лучше конечный результат!

- Ты запретила Священный Механизм, призыв Бубтаро, Разрыв Одеяний, Шибари! Да чего уж говорить, ты наложила запрет даже на Билингву. У меня не осталось в запасе совсем ничего!

- Враньё, у тебя и без этого вполне серьёзный боевой потенциал.

- Который я не могу использовать против вас! Как я могу ударить тебя? Риас? Акено? Мислу? Да у меня рука не подымается даже на Райнар...

- Которую ты уже однажды побил!

- Но это было в прошлой жизни. Сейчас она более... миленькая? Да и Калаванэ с Миттельт стали гораздо более милы, у меня иногда появляется подозрение, что они не стали бы меня убивать даже без запрета Азазель-сенсея!

- Кто знает, я бы так далеко не загадывала.

- Согласен. В любом случае, не могла же ты подумать, хоть на секунду допустить, что я обижу Конеко-чан или её сестру? И что уж говорить Ассии или Валери? Они - ангелы, воплощение невинности и кротости большее, чем даже настоящие ангелы, из тех, что я встречал!

- Как видишь, "кротость" - не то слово, которое к ним можно было применить!

Я зажмурил глаза. Ассия, выпускающая в меня одно за другим магические заклинания и Валери с кровавыми копьями, кольями и бичами... Это было немножко слишком ужасно.

- Я даже не буду спрашивать, что ты сделала, чтобы вынудить их...

Элша рассмеялась звонким прекрасным смехом.

- Вынудить? Я просто дала обещание.

- Обещание?

- Несколько обещаний. Я пообещала, что та, кто выведет тебя из строя, будет ночевать этим вечером в твоей постели.

- Но ты тоже пыталась меня убить!

- Награда касается и меня!

- Но тебе же она не нужна, я всегда тебе рад, в любое время!

- Считай это спортивным интересом.

- Но ведь это ерунда! Не могут же Райнар, Миттельт, Калаванэ, Конеко, Мисла...

- Эй, откуда столько пессимизма? Мисле-чан награда понравилась! Как и Риас с Акено.

- Ладно! Но Гаспер! Киба! Ты же не хочешь сказать что и они...

- Победа Фигуры считается победой её госпожи! Так что приказы Риас были недвусмысленны. Вот только, будь уверен, если бы победила Акено, она бы это утверждение оспорила изо всех сил. К тому же, Гаспер-кун не мог отказать в просьбе Валери-чан.

У меня от этих открытий шла кругом голова. Мне кажется, или поле Рейтинговых Игр должно использоваться как-то по-другому?

- А что насчёт Падших? Неужели и они...

- Для твоих милых горничных планировался другой приз. Ты был бы обязан целый день водить их по магазинам и покупать всё, что им понравится!

- Погоди! Но обычно так и происходит на выходных! Я шатаюсь с ними по магазинам, и покупаю всё, что им взбредёт в голову! Тем более, что сегодняшний урожай сиськофруктов...

- Который ты получил, нарушив правила!

-... который я получил, когда понял, что нарушение правил ничего не изменит, окупит все их покупки на год вперёд! Так в чём смысл этого выигрыша?

- О! Разница колоссальная! Так бы ты просто им всё покупал, а если бы одна из них выиграла, ты был бы вынужден ей это купить!

- Звучит одинаково!

- Победительница могла бы торжествовать не только над тобой, но и над подругами!

- Которым я точно так же купил бы что угодно?

- Исе-кун, ты очень милый, но всё-таки идиот.

И я действительно чувствовал себя идиотом.

Я лежал в постели, но сон так и не шёл. Как это вообще возможно, когда тебя он горячего прекрасного женского тела отделяет лишь тонкая ткань ночной рубашки?

Она выглядела такой красивой, такой невинной и беззащитной, что хотелось её обнять и закрыть от всего мира.

- Тоже не можешь заснуть, Исе-кун? - спросила она, открыв глаза.

- Думаю о сегодняшней игре, - почти честно ответил я.

На её лице возникла лукавая улыбка.

- Точно о ней?

- Мне казалось, вы победили вдвоём. Если бы не заклинания Ассии-чан, я бы не нарушил правила.

- Мы с Ассией говорили об этом. Она настаивала, что в ловушку тебя загнала именно я. И говорила, что ни за что мне не проиграет! Так что в будущем я бы на твоём месте опасалась!

Я, вспомнив, как льдины едва не отморозили мне самую важную часть, поёжился.

- Я и так опасаюсь. Не ожидал, что она и ты... - я запнулся, беспомощно подыскивая слова. - Вы очень и очень пугали!

- Больше, чем Дайне-чан? - рассмеялась она весёлым смехом.

Навевающий ужас фамильяр сенсея тут же возник перед моим мысленным взором, я уткнулся в подушку и застонал.

- Да ладно тебе, Исе-кун! Я больше не буду! - рассмеялась Валери.

Чтобы окончательно закрыть эту тему, я задал вопрос, который давно вертелся в голове.

- Вся эта кровь... Ты управляла ею!

- Ну я же всё-таки вампир, пусть и наполовину!

- Да нет... Её было много. Очень много. Больше, чем бывает в человеческом теле. Мне кажется, что ты как-то использовала Священный Механизм!

Валери отчего-то смутилась.

- Кровь - эссенция жизни. Грааль Сефирота управляет жизнью, самой её основой. Для меня восполнить недостаток крови очень легко. И так же легко она слушается моих желаний.

- Но ведь Азазель-сенсей говорил, что много пользоваться Граалем очень опасно!

- Исе-кун, Грааль - часть меня. Я должна понимать, на что способна, должна управлять собой, взять под контроль собственную жизнь. К тому же опасность исходит от силы воскрешения мёртвых, от общения с потусторонним миром. Изменение живого не несёт риска...

- Точно не несёт?

- Если и несёт, то гораздо меньшую, оно лишь укрепляет связь с Механизмом. И так как кровь - часть меня, всё, чего я ей касаюсь, становится подвластно моей воле.

- То есть в тот момент, когда я ударил твой бич кулаком ты могла...

- Нет, это было слишком краткое воздействие, я бы ничего не успела.

- Тогда, выходит, когда ты меня ухватила за ногу, всё было решено? Ты могла меня превратить во что угодно?

- Я бы не стала так поступать. К тому же, если бы ты не сдерживался, то и сам бы победил.

Я скривился.

- Я не мог делать вам больно! Я должен вас защищать, а не калечить!

- Ну-ну, Исе-кун, нет ничего, чего мы с Ассией не смогли бы исправить.

- Не в этом дело! Вы все мне очень дороги, как я мог...

- И ты натравил на нас своего фамильяра!

- Бубтаро не делал ничего плохого!

- Мы едва не сгорели со стыда, когда исчезла наша одежда! - горячо воскликнула Валери, но её голос тут же потеплел. - Хотя, если это Исе-кун, тогда можно.

Я только крепче её обнял, и мы лежали в уютной тишине, наслаждаясь теплом и близостью друг друга.

- Скажи, Валери-чан, - нарушил я молчание, - если вы так хотели выиграть, то почему не пытались устранить конкуренток? Ведь в этом случае шансы на победу значительно повышались.

Валери захихикала.

- Если отвлекаешься от главной цели, ввязываясь в бессмысленную драку, то можно остаться далеко позади. К тому же, ты не задумывался, почему победила я, а не дьявол SS-ранга?

- Э-э-э, если подумать, то атаки Куроки-чан были не очень частыми.

- Потому что Элша-сан взяла её на себя.

- То есть Элша хотела дать вам шанс?

Валери-чан вновь хихикнула.

- Может быть. Ну а может Курока-сан не смогла удержаться, чтобы не ударить ей в спину и устранить основную конкурентку. Кто знает?

Действительно. Я был слишком занят, пытаясь остаться в живых, чтобы обращать внимание на что-то ещё.

- Ты воспользовалась Гаспером!

- Конечно, это же мой друг детства! Гаспер-чан не смог бы мне отказать!

- А это бы не значило, что к победе приложила руку и свита Риас?

Алые глаза Валери-чан распахнулись.

- Ты настолько сильно любишь Риас Гремори?

Эй, с чего такой резкий переход? Ведь ничего не предвещало смены темы! Как вообще одно вытекает из другого? Но она молчала, ждала ответа.

И я просто был обязан его дать.

- Да. Я люблю её больше жизни!

- Вот как, тогда всё понятно. Значит у меня нет шансов?

Я не привык к подобным разговорам, но, если меня чему-то и научила прошлая жизнь, так это тому, что молчание и косноязычие могут стать сильнейшим ядом, отравляющим всё вокруг. В прошлый раз, если бы не её понимание и сочувствие, если бы не желание найти оправдание моим любым, даже самым отвратительным поступкам, я бы её потерял. Понадобилось выйти против Сайраорга, стоять перед глазами всей Преисподней, чтобы исправить содеянное, признаться ей в любви и назвать по имени. Я может и не самый умный человек, может я самый тупой дракон всех времён, но подобных ошибок не повторю.

- У тебя нет шансов, - сказал я. И, упреждая слова, готовые сорваться с её уст, продолжил. - Потому что они тебе не нужны. Риас - не единственная, кого я полюбил, не единственная, кто мне дороже всего на свете! Ещё я люблю Ассию, люблю Акено, люблю Конеко-чан. Пусть они меня почти не знают, но я люблю Ирину и Зиновию. В этой жизни я полюбил Элшу. Пусть с Мислой мы знакомы так недолго, но она тоже очень дорога мне. Мне кажется, что я всё ещё люблю Райнар, и немножко привязался к Калаванэ и Миттельт. Даже Курока, хоть иногда она меня пугает, вызывает у меня сильные чувства.

- А я?

- Тебе не нужны какие-то шансы, чтобы завоевать мою любовь, не нужно стараться получить то, что и так твоё. Тебя просто невозможно не любить. И каждый раз, когда думаю, что для тебя готовила эта мразь, твой братец, что не знал о твоём существовании, и, если бы не вернулся во времени, ты была бы мертва... - я сцепил зубы так, что у меня заболела челюсть.

- Скажи это, Исе-кун, - умоляющим голосом попросила она.

- Валери, я полюбил тебя в первый день нашей встречи и не переставал любить ни на миг. Я сделаю всё, чтобы ты была счастлива. Я очень алчный дракон, поэтому не отдам тебя никому на свете.

- Я тоже тебя люблю, - просто ответила она. - Знаю, что не буду единственной, но рада, что для меня найдётся место в твоём сердце.

Я крепко прижал её к себе. Она выжидающе посмотрела мне в глаза, и чуток приоткрыла губы. Нужно быть полным идиотом, чтобы не понять, что сейчас делать. Я наклонил голову и прижался к её губам.

Это был осторожный и неторопливый поцелуй, исполненный привязанности, нежности и заботы. Я купался в её тепле, в её близости, дарил и получал взамен. Ни одной пошлой мысли не возникло в моей голове... Ладно-ладно! Моя башка была полна пошлых мыслей, одна пошлей другой! А что поделать, если у Валери такие прекрасные сиськи, такая гладкая нежная кожа, и такая упругая попка? Но она была ангелом, неземным существом, этим она слишком походила на Ассию, так что из-за таких мыслей я испытывал чувство вины, правда не настолько большое, как опасался.

Поцелуй длился вечность. И когда он прекратился, когда я отстранился, то увидел, что её глаза закрыты, а грудь вздымается в медленном размеренном ритме. Видимо, напряжение дня дало о себе знать, и Валери заснула со счастливой улыбкой на устах. И пусть это было немного неожиданно, я не расстроился ни капли. Я обнял её, прижав к себе, и она прильнула в ответ, что-то тихо пробормотав во сне.

Я лежал абсолютно без сна, а рядом тихо сопела Валери-чан. Мои мысли были о будущем, о ней, об остальных девушках, о предстоящих сражениях. В горле пересохло и очень хотелось пить, поэтому размышления постепенно свернули на дилемму: "напиться ли воды из крана в ванной, или сходить на кухню и хлебнуть холодного соку из холодильника?". И, так как и в том, и в другом случае пришлось бы покинуть постель, было принято важное решение: идти на кухню.

Осторожно, чтобы не разбудить Валери, я выбрался из кровати, и побрёл в сторону холодильника, манящего выбором холодных напитков. Мне не было нужды включать свет - ночью я видел прекрасно, так что шёл в полной темноте. Не знаю, что привлекло моё внимание - то ли какой-то отблеск, то ли какой-то звук, но, вместо того, чтобы спуститься на первый этаж (который по совместительству был вторым, если начинать отсчёт от нашего земного дома), я двинулся в другое крыло. Сейчас в нём не было жильцов - Азазель-сенсей строил с размахом, совершенно не жалея моих средств, так что кого-то встретить там было маловероятно.

Но, к моему удивлению, свернув по коридору, я увидел, что дверь одной из спален приоткрыта, и из неё струится лёгкий мерцающий свет. Более того, свет обрисовывал изящный женский силуэт, подглядывающий в щель. Что здесь делает Миттельт? Если ей нужна спальня, то пусть забирает любую! Ведь я давным-давно предлагал горничным выбрать себе любые покои, но они почему-то включили ненужную гордость, оккупировав комнаты для прислуги.

Я бесшумно подошёл к Миттельт, и стал позади неё, ведь мне тоже было интересно.

От зрелища, что я увидел поверх её белокурой головки, перехватило дыхание. Комната была мягко освещена искорками знакомого красного и жёлтого света, летающими и переливающимися в воздухе. Большая кровать с балдахином была расстелена и покрыта свежим бельём, в котором я узнал одну из недавних покупок "по хозяйству", что мне пришлось тащить домой после посещения торгового центра. И на этих простынях... Я не знал, чего мне хотелось больше - протереть глаза, чтобы убедиться, что я не сплю, либо зажать ноздри, предупреждая будущее кровотечение.

На кровати сплелись в объятьях два тела, и оба были женскими. Калаванэ лежала, обняв Райнар, две пары роскошных сисек прижимались друг к другу, упруго пружиня в такт томными движениям. Губы ангелов слились в поцелуе, и он не был похож на мои поцелуи с Риас, Акено или Валери. Нет, он был страстным, влажным и томным. Если бы послышался стон, я был сравнил его с нашими поцелуями с Элшей, но из спальни почему-то не доносилось ни звука. Руки Калаванэ путешествовали по телу Райнар, ласкали грудь, талию, заползали между ног и стискивали бёдра. Это... это было потрясающе. Обе девушки обладали выдающейся красотой, грудь Калаванэ, несмотря на размер, была упругой и совершенной формы. Сиськи Райнар, пусть и были гораздо меньше, ей ничуть не уступали.

- Некоторые Падают из-за жадности, некоторые из-за похоти, но она Пала из-за любви, - тихо сказала Миттельт, не оборачиваясь, и не показывая, что меня заметила.

- А ты не боишься...

- Что они услышат? Ты не заметил, что оттуда не доносится и звука? Это один из самых простых барьеров, и, наверное, один из самых полезных.

- А что ты делаешь?

- Ты что, дурак? Не видишь, я подглядываю! Не то, чтобы я была по женщинам, но подобное зрелище очень возбуждает!

- Ты хочешь сказать, что Райнар-чан на самом деле любит...

- Нет, не она. Калаванэ когда-то была ангелом, прекрасным и гордым. Райнар тогда тоже была на Небесах. Они полюбили друг друга, вернее, Калаванэ влюбилась, как человеческая старшеклассница. И подобная любовь, пока не превратилась в грех похоти, даже не была запретной. Райнар Пала первой. У неё было слишком много амбиций, она хотела вырваться вперёд, со слишком большим презрением смотрела на тех, кто ниже, и слишком завидовала великим. Зависть и гордыня - слишком сильные чувства, чтобы она могла остаться прежней. И Калаванэ последовала за ней, за той, ради которой готова была отказаться от Небес.

- А Юме-чан тоже нравятся женщины?

- Ты неправильно понял. Калаванэ любит не женщин, она любит именно Райнар. Райнар испытывает к Калаванэ сильную привязанность, но я не уверена, любовь это, влечение, или просто чувство собственности. Кстати, когда ты пошёл на свидание с Райнар, когда ты её унизил и обидел, то именно Калаванэ больше всех хотела тебя убить. К тому же, она сильно ревновала, ведь ты был на свидании с её любимой. И то, что ты Райнар действительно понравился, никак не помогало.

О Библейский Бог и Старые Сатаны, только сюжета из сёдзё-манги с отчётливым привкусом юри, мне и не хватает.

- А ты?

- Что я? Да, я хотела тебя убить, но тут ничего личного, просто дело.

- Да нет, я о Падении.

- В отличие от них, я родилась Падшей. Мама была беременной во время Падения, так что у меня не было и шанса. Отец был слишком правильным, он не желал иметь дела с осквернившей себя и остался на Небесах. К Райнар я присоединилась из личных амбиций.

- А твоя мама, она не... - я не знал, как правильно задать вопрос.

- Не умерла ли она, и не являюсь ли я заблудшей сироткой, ввязавшейся в дурную компанию?

- Ну, я бы подобрал другие слова, но да.

- Нет, мама жива, работает где-то в ведомстве Тамиэля-сама. Постой, а ты случайно не собираешься соблазнить мою маму, чтобы устроить оргию сразу с двумя прекрасными блондинками? И так как ты - похотливый зверь, желающий уложить в постель красавицу-дочку вместе с её мамочкой, чтобы устроить полный разврат с привкусом инцеста, то не остановишься, пока твои желания не будут удовлетворены. Ну а раз дочь унаследовала небольшую грудь именно от мамы, то ты скормишь той один из своих возмутительных фруктов, чтобы вдоволь насладиться грудями их обоих! Я верно поняла твои намерения?

- С чего ты вообще такое взяла? Откуда такие мысли в твоей голове? - закричал я, не сдерживая голос.

Ведь такое... такое... да она сумасшедшая! Подумать, чтобы я занимался этим самым с двумя прекрасными блондинками, распустившими чёрные крылья, которые целуют сначала меня, а потом целуются между собой, прижимаются друг к другу и трутся розовыми сосками больших упругих сисек... Это же так... Это же так прекрасно!

- То есть ты так не думал? Очень жаль! Дурак! - внезапно заявила она.

- То есть ты не... ты хочешь... А почему дурак?
Она тяжело вздохнула и сделала шаг назад, прижимаясь ко мне спиной. От зрелища Райнар и Калаванэ мой дружок стоял так, что я боялся разрыва труселей, так что её ягодицы плотно прижались к моему стояку. Она поймала одну мою руку и положила к себе на грудь, а вторую потянула вниз, туда где на ночной рубашке уже расплывалось влажное пятно.

Я вновь бросил взгляд в комнату, на двух ангелов, одна из которых расположилась между ногами второй и ласкала её языком. К сожалению, в жизни, в отличие от порнофильмов, хорошие ракурсы были редкостью, поэтому всё, что я видел, это Райнар, дугой выгибающуюся на кровати, её колышущиеся груди, и тёмно-синюю макушку у неё между ног. Но, в любом случае, это было круче любой порнухи!

Поэтому, сквозь ткань ночной рубашки я сжал пальцами сосок на очень аппетитной груди Миттельт, а другой рукой залез пол полол и провёл пальцем у неё между губок. Рот Миттельт приоткрылся, и она издала невероятно эротичный стон. Я чуть наклонился и слегка прикусил её ухо.

- Миттельт-чан, но ведь вы все... но ведь ты ненавидела меня!

- Ты точно идиот! И не останавливайся!

- Может быть и идиот, но всё же.

Я проник пальцем между её губок, массируя и лаская их, одновременно не забывая о груди. Я сжимал грудь, сдавливал её, пощипывал сосок, одновременно наблюдая, как в спальне, в окружении феерии красных и жёлтых огоньков занимаются любовью два прекрасных ангела. Миттельт, прижималась ко мне ягодицами, тёрлась об мой стояк, и я чувствовал, что долго так продолжаться не сможет - слишком будоражащей и возбуждающей была вся ситуация.

- Ты идиот! Неужели думаешь, что можешь спасти девушке жизнь, исполнить мечту, удовлетворять любые прихоти, да ещё и сделать её той, на чьё фото онанирует половина подростков-дьяволов в Преисподней, и после этого у неё не возникнет никаких чувств?

Серьёзно? Миттельт-чан, она... Но когда это я её спас?

- Разве я спас твою жизнь?

- Нет, ты точно идиот!

- А ты - цундере!

- Может быть. Но ты - все равно идиот! Если бы ты не остановил нас, мы бы погибли. Нас бы или убила твоя драгоценная Риас-чан, либо пришлось бы следовать приказам Кокабиэля-сам... приказам Кокабиэля.

- Но зачем?

- Ты же сказал, что ублюдок Фрид был с ним заодно?

- Да, они с Балбой...

- Да плевать мне на Экскалибуры! Но если бы мы остались живы, нам бы пришлось подчиниться Кокабиэлю. И если бы мы попали с ним в Коцит, можно было считать, что очень повезло. Но сомневаюсь, вряд ли Белый стал бы нас щадить. Получается, что ты не просто нас спас, но ещё попросил Азазеля-сама не слишком наказывать. И пятьдесят-сто лет в качестве прислуги - это ерунда, не стоящая упоминания. Особенно с таким щедрым хозяином-сама, - она развернулась у меня в руках, обняла за шею и подняла ноги, обхватив ими меня за талию. - А теперь заткнись, и, наконец, поцелуй свою прекрасную горничную, похотливый господин!

И я действительно заткнулся, и действительно слился с ней в поцелуе, сжимая руками крепкие упругие ягодицы.

Если долго ждёшь неприятностей, а они всё никак не приходят, то высока вероятность, что ты свыкнешься с этим ожиданием, станешь его воспринимать как само собой разумеющееся, или, если твоя жизнь будет насыщенной и полной событий (каковой была моя), то вообще забудешь о них напрочь.

Может это драконья беспечность, может это свойство многих, если не всех, людей, но лично я оказался именно таким. Нависшая Дамокловым мечом (нужно спросить Азазель-сенсея, это просто выражение или на самом деле есть такой легендарный клинок?) проблема как-то перекочевала на задворки сознания, чтобы потом напрочь забыться за десять дней ожесточённых тренировок, учёбы и приятного женского общества.

Так что странное тянущее чувство, возникшее у меня поздним вечером, поначалу поставило в тупик. Оно было таким непривычным, и вместе с тем странно знакомым, словно пришло откуда-то из детства, из далёкого прошлого. Из прошлого? Прошлого прошлого, или прошлого будущего? Да это же ощущение призыва! То самое, которое возникало, когда меня, дьявола низшего класса, вызывали клиенты. Пусть я тогда уже умел пользоваться телепортацией, но моей фирменной фишкой успел стать велосипед, поэтому я усиленно крутил педали по дороге к заказчикам. И теперь меня мог призвать только... Твою мать! Чего ты стоишь, идиот? Бегом!

Я сорвался с места, поймав недоумение в глазах мамы и девушек, выскочил из кинозала, побежал по коридору, отталкиваясь на поворотах от стен, взлетел по лестнице, вломился в свою спальню, рывком открыл дверцу шкафа и начал торопливо натягивать чёрный костюм. Мне не нужна экипировка, единственное, что я захватил, так это подсумок со световыми шариками, такими, как когда-то пользовался Фрид, и которые решили исход битвы с ублюдком Мариусом. На этот раз в них был свет Миттельт, так что вероятность, что они останутся неузнанными, была высока.

Натянув, напоследок, перчатки и надев маску шиноби, я влил магию в то чувство призыва, что тянуло меня вдаль, потянулся к печати и отдался ощущению перемещения.

[Разряд!]

Больно! Придурочный дракон!

- Прости, что долго! - сразу же повинился я, в корне погашая ненужный конфликт. - Как обстановка?

Рассей кивнул на большое тёмное здание, похожее на какой-то склад и, убедившись, что я всё понял, исчез с громким хлопком.

Интересно, а куда он девается после отмены призыва? К примеру, Бубтаро гуляет по моим владениям в Преисподней, там ему нравится плавать в озере, драться с местным зверьём, и пускать корни на том участке прекрасной почвы, за которую я отвалил в Японии кучу деньжищ, а ещё больше - в виде подарков своим горничным за магию транспортировки.

Впрочем, эти мысли были непрошенными и неуместными, особенно в данный момент. Какая только фигня не лезет в голову, когда не нужно!

В маленьких складских окошках мерцали вспышки света, словно от электросварки, и я понял, что не только попал куда нужно, но и почти не опоздал.

[Усиливающий механизм]

Перчатка возникла на моей руке и натянула ткань рукава. Ну что, партнёр, начали?

"Давно пора. Мог бы наплевать на протесты этих дурочек и отправиться с ними."

Они бы меня возненавидели. Они уже меня ненавидят!

"Тогда какая разница?"

Теперь - никакой!

[Усиление!] [Усиление!] [Усиление!]

Я перепрыгивал с крыши на крышу, пока не оказался на широком неухоженном пространстве, окружённом забором. В отличие от моего первого визита в Академию, забор я преодолел одним прыжком. Если бы мне нужно было подтверждение, что я очутился именно там, где нужно, то ощущение барьера, отводящего внимание обычных людей, прекрасно бы послужило в качестве такового. Я пробежал к грузовым воротам, собираясь их вышибить, но это не понадобилось - в створках зиял широкий пролом, явный след Экскалибура Разрушения.

Я влетел внутрь, перекатился, чтобы погасить скорость, одновременно скрывая себя за ржавыми конструкциями каких-то металлических стеллажей, и попробовал осмотреться.

Это место было огромнейшим ангаром, причём, давно заброшенным, о чём свидетельствовали хлопья облезшей краски, ржавчина на металлических деталях и выцветшие обрывки флага компании, название которой было уже не разобрать. В центре помещения зияло несколько огромных кратеров, валялись разбитые ящики с каким-то металлоломом и свороченные искорёженные стеллажи. Там даже был перевёрнутый вилочный погрузчик, вернее, его половина, словно отрезанная ножом.

И посреди этих разрушений в паре метров от пола парил ангел с пятью парами черных крыльев, возле него, чуть позади, стоял закутанный в серый пыльный плащ силуэт, а у ног лежали две знакомые девичьи фигурки.

И, к моему ужасу, из живота одной торчало ярко светящееся световое копьё, а тело второй покрывало множество порезов.

- Вы сэкономили мне немало усилий, - смеялся Кокабиэль. - Не пришлось рыскать по свету, отыскивая ваши мечи. Так что в благодарность я не убью, скажем, одну из вас. Тем более, чтобы сделать заявление для сестрёнок двух Сатан, одной мне хватит. Семь!

Что значит "семь"?

Но, видимо, слово было заранее оговорённой командой - Серый Капюшон вышел вперёд, подошёл к пронзённой копьём Зиновии и вырвал Экскалибур из её ослабевших пальцев. И, к моему удивлению (хотя стоило ли удивляться?), меч спокойно и без спецэффектов лёг в его ладонь. Как оказалось, это был не первый Экскалибур, из-за пояса подонка торчали рукояти ещё трёх мечей. Он сделал шаг к израненной Ирине, но катана в её руке изогнулись, превратилась в верёвку, и обвилась вокруг предплечья.

- А разве я сказал, что живой мне нужна именно ты? - Кокабиэль продемонстрировал оскал острых зубов. - Или что твои руки и ноги должны остаться целыми?

Пора! Бег! Я сорвался с места, срывая из-под ног осколки бетона, позволяя природной ки окутать меня, дать силы. Я не боялся безумия, ведь мой мозг был сфокусирован только на цели. Прыжок! Пролетая рядом с Кокабиэлем, я раздавил в руке розовый световой шарик, и ослепительная вспышка ударила даже сквозь опущенные веки. Удар! Перчаткой Механизма я отбил в сторону раздваивающееся лезвие Экскалибура Скорости, ушёл в перекат, обоими руками касаясь девичьих тел.

[Шибари!]

Алые верёвки спеленали Ирину и Зиновию, и я, перед тем как схватить их и взвалить на плечи, швырнул пригоршню световых бомб по широкой дуге.

Вспышка! Пользуясь тем, что внимание врага ослабло, я ухватился за светящиеся путы, и, удерживая девушек, как столь привычные сумки с покупками, убежал прочь, петляя из стороны в сторону и сбивая возможный прицел.

Предосторожность оказалась нелишней: туда, где я был мгновением ранее, одно за другим ударяли световые копья, очень похожие на то, что искорками истаивало у Зиновии в животе.

Выход! Я запрыгнул в пролом и, не давая себе приземлиться, раскинул крылья драконьей ауры и взмыл вертикально вверх. Вовремя! Если бы я резко не сменил направление, если бы продолжал бежать, то не смог бы уйти от этого града копий.

Драконье ускорение! Реактивные струи вырвались из моих подошв и резко толкнули вперёд, приближая к границе территории и, заодно, ко краю барьерного купола. Как только я преодолел незримую границу, то сделал самое главное.

Телепортация! Нас с девушками охватило свечение переноса, и через мгновение я оказался у себя дома, в земной гостиной, где под пушистым ковром вот уже неделю дожидался меня магический круг призыва.

Не обращая внимания на кровь, заливающую белый ковёр, я не слишком аккуратно уронил девушек на пол, щёлкнул пальцами, убирая их путы, и стянул с головы маску, чтобы вытереть пот, заливающий глаза.

- Иссей-кун, это ты? Но как? - раздался удивлённый возглас Ирины.

Зиновия лишь окинула меня тускнеющим взглядом, и издала слабый стон, очень похожий на предсмертный.

Только не в мою смену, ворона-мутант, только не в мою смену!

[Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!]

Я чувствовал, как невиданная мощь переполняет меня, но мне не было до неё ни малейшего дела. Я зубами стянул перчатку со своего Механизма, разрывая крепкую эластичную ткань, и взглянул на маленькие оправленные серебром кристаллики, появляющиеся на костяшках пальцев.

[Передача!]

Я направил всю накопленную силу в заимствованный фрагмент Сумеречного Целителя, и сгрёб в охапку Зиновию и Ирину.

[Исцеление!]

Зелёная волна прокатилась по девушкам, задержавшись и сконцентрировавшись на дыре в животе Зиновии. Я с радостью и благоговением смотрел на чудо, которое творил собственными руками, чудо не разрушения, но созидания. И когда сияние погасло, то на месте страшной раны осталась только здоровая гладкая кожа. К счастью, Сумеречный Целитель восстанавливал только плоть, поэтому изодранный и наполовину уничтоженный костюм экзорциста не мог скрыть мускулистый живот Зиновии и её полные восхитительные сиськи.

- Иссей-кун, как ты... Что ты... То есть, каким образом... - невпопад затараторила Ирина.

Всё было закончено, и ощущение прекрасно сделанного дела, отсутствие необходимости возвращать к жизни погибших, а также близость дорогих людей, наполнили меня эйфорией намного большей, чем та бутылка сливового вина, что когда-то мы выдули втроём с Мацудой и Мотохамой.

- Ирина-чан, Зиновия-чан, а вы знаете, что драконы делают с похищенными принцессами?

Зиновия уставилась на меня, словно у меня выросла вторая голова, а Ирина осторожно мотнула головой.

- Они их съедают! - расхохотался я, крепче прижал их к себе и по очереди страстно поцеловал в губы.

Девушки были настолько ошарашены, что не оказывали сопротивления, даже когда я накрыл ладонью обнажённую грудь Зиновии.

- Дурак! - совсем неубедительно сказала она, когда немного пришла в себя.

- Извращённый идиот! - согласилась с ней Ирина.

Мне не оставалось ничего, кроме как поцеловать их ещё раз.

Зиновия, одетая в мой шпионский костюм, выглядела неожиданно мило - это я теперь могу сказать с полной определённостью. Несмотря на то, что Падшие предложили ей свои наряды, несмотря на то, что Элша, Валери, Ассия и Мисла-чан тоже распахнули свои гардеробы, она отчего-то остановилась на моей одежде. И то, что на стирку не было времени, поэтому костюм до сих пор был пропитан моим потом, почему-то дико заводило. Ну и будьте уверены, когда всё закончится, я напялю его и буду так ходить, зная, что ткань касалась обнажённого тела восхитительной девушки. "Никаких стирок!" - вот какими должны быть слова настоящего мужчины! А Мацуде и Мотохаме скажу, что носил девичьи трусики, при этом не сильно погрешу против истины!

Зиновия была подавлена и расстроена утерей Экскалибура, но не настолько, как мне показалось поначалу. Раны и их исцеление отняли у девушки много сил, но она была серьёзно настроена продолжать битву, что вызывало искреннее уважение, позволяло увидеть в ней ту Зиновию, которую я знал и любил. В конце концов мы с ней всегда были Могучими Идиотами - шли напролом, уничтожая на пути все препятствия, в отличие от более утончённого подхода остальной свиты.

Ирину-чан тоже словно подменили. Она улыбалась мне и строила глазки, словно никогда не было той мерзкой первой встречи, словно мы с ней вновь стали старыми друзьями, встретившимися после долгой разлуки. И я не могу сказать, что такое положение мне не нравилось. Ну а то, что экзорцистки переглядывались, Ирина хихикала и краснела, да и у Зиновии, несмотря на стоический характер, время от времени появлялся на щеках румянец, делало ситуацию ещё более милой и домашней.

Разве они не должны меня ненавидеть за последнюю выходку? Ну, или, если учитывать спасение, относиться хотя бы настороженно?

Зазвенел телефон. Я достал трубку из кармана, раскрыл, прослушал сообщение, и ответил:

- Да, скоро буду.

Поймав вопросительные взгляды окружающих, я пояснил:

- Звонила Риас. Объявился Кокабиэль. Как и предполагалось, он атакует Академию. Так что мне пора.

Зиновия сделала шаг вперёд.

- Я иду с тобой.

- Я тоже, - сказала Ирина.

- Не вздумай уйти без нас! - заявила Райнар, и обе её подруги утвердительно кивнули.

- И я иду! - сказала Валери. - Мои силы могут понадобиться!

- Мои тоже! - подтвердила Ассия.

- Я, может и не достигла каких-то особых высот в сражении, но ты - мой ученик, и я не могу тебя оставить! - заявила Мисла.

- Ну и, конечно же, ты же подумал хоть на мгновение, что сможешь уйти без меня? - поставила Элша точку под всеми моими возражениями.

Как вообще такое могло случиться? Почему мнение меня, Извращённого Императора Драконов, никого не интересует?

"Потому что ты всегда был слабаком, когда дело касается красивых мордашек и упругих сисек..."

Партнёр! Наконец-то ты признал...

"К тому же тебя никто не зовёт Извращённым Императором Драконов!" - забил он гвоздь в гроб моей надежды.

Я вздохнул.

- Вас слишком много.

- Ты же не думаешь, что сможешь оставить нас... - угрожающе начала Райнар, но я её оборвал.

- Вас слишком много, поэтому мне будет нужна помощь. Нужно туда перенести кое-что объёмное.

- Можешь на нас положиться, хозяин-сама! - радостно заявила Миттельт и подмигнула.

Я вздохнул. Это мне совершенно не нравилось, но, похоже, у меня не оставалось выбора. Я достал телефон и набрал ещё один номер. Ответ не заставил себя ждать, пусть и был немножко не таким, как я ожидал.

- Привет, ня! Исе-кун, ты соскучился по мне, ня?

Я посмотрел на экран телефона и убедился, что действительно звоню на номер с подписью "Вали Люцифер".

- Курока-чан, позови, пожалуйста Вали.

- Ты такой скучный, ня! Мы уже в курсе и давно на месте! Поторопись, скоро будет весело, ня!

- Ладно, сейчас буду.

- Поторопись, мне тебя не хватает, ня! И эту дуру не бери, она здесь не нужна, ня!

- Кого эта блохастая назвала дурой? - сразу же вскипела Элша.

Слух у неё был превосходным.

- Ну ладно, пока-пока, ня!

Что это было, ня? Тьфу ты, что это было? Я вздохнул. Мне очень нравилась Курока, очень-очень. Но сейчас её присутствие осложняло всё даже больше, чем неизвестный придурок со Святыми Мечами или даже сам Кокабиэль.

- Ладно, ничего не поделаешь, - сказал я. - Нас ждёт Академия, легендарные мечи и один из легендарных Падших, упомянутых в самой Библии. Выступаем!

- И ещё раз, почему мы делаем то, что делаем? - спросил я.

- А что мы делаем? - ответил вопросом на вопрос Вали.

- В том-то и дело, что ни-че-го! - кипел я.

- Потому что именно это мы и должны делать! - заявил мне этот отвратительный белобрысый красавчик.

- Да хватит! Это что, какое-то буддистское дерьмо? Один из этих коанов, типа "хлопнуть одной ладонью"? Бикоу на тебя влияет отвратительно, лучше слушай милашку Ла Фэй! - почти во весь голос вопил я.

- Бикоу не буддист.

- Ты понял, что я хочу сказать!

- Исе-кун, не волнуйся ты так, - сказала мне Ассия, погладив по руке. - Они сильные, и с ними ничего не случиться!

- Но против них сраный библейский Падший, у которого не два, не четыре, и даже не восемь крыльев! Десять! Больше крыльев только у сенсея!

- Иссей, тебе нужно научиться терпению, - мягко укорила меня Мисла. - Тебе важно не выиграть битву, а победить в войне.

- К тому же, если что-то случится, я их воскрешу, - поддержала её Валери.

- Но мы...

- Мы должны ждать! - отрезал Вали. - И ты сам это понимаешь. Азазель-сан тебе всё разъяснил.

Я вздохнул. Да, действительно, я знал, что мы должны ждать, знал, что должно случиться сражение (пусть и не понимал, почему нельзя навалять Кокабиэлю уже сейчас, когда он совершил нападение на Академию?), но просто сидеть и ждать было невыносимо, даже несмотря на то, что расположились мы с большим комфортом.

Несколько удобных диванов стояли в зарослях за старым школьным зданием, на них расположились я и все остальные, кто прибыл на помощь к Риас-чан. Вернее, почти все.

По моей просьбе девушки применили пространственную магию, и притащили сюда мягкую мебель. Поджидавший нас Вали продемонстрировал очередное адское устройство сенсея, не только устанавливающее камуфляжный барьер, не позволяющий нас увидеть и засечь, но и проецирующее голограмму происходящего на школьной территории. Мы коротко переговорили с Риас и Соной, свита Соны, как и в прошлый раз, отправилась создавать защитный барьер, а нас направили сидеть в засаде. Вот мы и сидели, наблюдали за разворачивающимся представлением, а я кипел от нетерпения и опасения за жизнь своих друзей и любимых.

- Он, может и разъяснил, но я так и не понял! Ему нужно свидетельство предательства - ты его получил, этот придурок наговорил уже на пару вечностей в аду! Так чего мы будем ждать, пока он не сделает что-то скверное?

- Нам пока не стоит вмешиваться! - отрезал Вали.

- Если это так, так почему там Зиновия, Ирина и Курока?

- Потому что мне нет дела до служащих Церкви, а Курока... Ну, её было бы сложно остановить, когда заходит разговор о Широне. Но она тоже обещала сдерживаться.

Я вздохнул. Да, я знал, что дьявол её ранга может заставить попотеть и Кокабиэля, понимал, то, что Сарзекс Люцифер и Серафол Левиафан, предупреждённые за пару недель, до сих пор не превращают этого придурка в огромную сосульку, пожираемую Силой Разрушения, означает, что всё идёт, как и задумано, знал, что Грааль Сефирота сможет уберечь от непоправимого, но всё равно не мог успокоиться.

Я должен быть там! Должен защитить Риас! Должен ввалить придуркам Балбе, Серому Плащу и Кокабиэлю. Не должен подвергать опасности так и не до конца оправившихся Ирину и Зиновию. Но я сидел, как дурак, на уютном диванчике, в приятной компании прекрасных девушек, и гораздо менее приятной - Вали, и смотрел за тем, как мои друзья сражаются с Падшим, словно это было сраное реалити-шоу на Дьявол-ТВ!

А тем временем события развивались почти так, как я их помнил по прошлой жизни. Балба стоял возле огромной сложной магической печати, столбом света вздымающейся вверх, с помощью святой магии соединяя четыре Экскалибура в один. Кокабиэль всё так же восседал на летающем троне, всё так же высказывал Риас своё разочарование, что не появился его брат, всё так же броском огромного светового копья уничтожил школьный спортзал, и всё так же призвал Цербера.

- Он такой кру-у-той! - воскликнула Райнар, прижав руки к груди и восхищённо глядя на голограмму. - Такой си-и-ильный!

- Райнар-чан, серьёзно? - удивился я.

- Ну, не такой сильный, как Азазель-сама! И не такой умный, как Шемхазай-сама! - тут же поправилась она.

Она что, сказала, что Азазель-сенсей идиот?

Калаванэ и Миттельт зашикали на подругу, и мы вернулись к созерцанию боя.

Да, бой был почти таким же. Но только почти. За спиной Балбы, вместо безумного корчащего рожи Фрида, стояла безмолвная, словно неживая, фигура. И её спокойствие, почти полное отсутствие движений, пугало гораздо больше, чем даже явное сумасшествие предшественника. Рядом с Риас не было ни меня, ни Ассии, зато стояли Ирина и Зиновия - одна в спешно починенном с помощью магии костюме экзорциста, а вторая - в моём комбинезоне диверсанта, который, я абсолютно уверен, шёл ей гораздо больше, чем мне, так как слишком хорошо обтягивал изгибы её роскошного тела. Юто теперь не появлялся в последний момент, а шёл по левую руку от своей госпожи.

Было ещё одно заметное отличие. Очень заметное. Очень-очень заметное. На плечах невозмутимой Конеко-чан, вдавливая свои почти обнажённые груди ей в затылок, повисла Курока. Она не обращала внимания на речи Кокабиэля, полностью проигнорировала копьё света, одним ударом разрушившее спортзал. Не обратила внимание и на магический круг, связавший на мгновение наш мир с адской бездной. Но когда на месте круга возникла исполинская трёхглавая фигура, её уши дёрнулись, встали торчком, она лениво оторвалась от любимой сестрёнки, и сделала шаг вперёд.

- Собачка, ня! Курока-чан с тобой поиграет, ня!

Её фигура исчезла, чтобы через мгновение возникнуть возле Цербера, руки мелькнули в воздухе, и бока Адского Пса покрыла сеть порезов, тускло светящихся фиолетовым. Пёс взревел всеми головами, обиженно взвизгнул, и рухнул на бок. Фигурка Куроки снова размылась, материализовавшись возле второго Цербера, снова мелькнули когти, и этот пёс последовал за первым.

- Ня-ха-ха-ха! Дайте ещё пёсиков! Курока-чан в игривом настроении!

Кокабиэль не стал призывать третьего Цербера, а просто метнул ещё одно громадное копьё. От взрыва в зданиях повылетали стёкла, взрывная волна была сильна настолько, что даже здесь, в отдалении, с деревьев посыпались листья.

- Глупая ворона, ня! Ты мне очень не нравишься, ня! - смеялась Курока-чан.

Риас и Акено ударили в Кокабиэля. Сила Разрушения и ослепительная молния объединились, но, пусть девушки и стали гораздо сильнее, без моего Усиления удар не дотягивал до той мощи, что была в прошлом. Падший лениво взмахнул рукой, и сокрушительный выстрел ударил подставленную ладонь. Новый взмах, и сгусток силы улетел прочь, уничтожая часть здания общих собраний.

- Понятно. Вы довольно неплохи, как для слабаков. Но я надеялся сразиться с кем-то типа Сарзекса. Кстати, похоже наш любезный Балба уже закончил. Сейчас станет гораздо интересней!

И действительно, оттуда, где стояли Балба Галилей и Серый Плащ, в небо ударил ослепительно яркий столб света. Четыре меча в магическом круге сблизились, замерцали, и слились в один, засиявший голубой аурой святой силы.

У Юто Кибы, видимо, на этом способность к терпению и выполнению приказов окончательно исчерпалась. Он развернулся, и, прикрывая глаза от слепящего света, кинулся вперёд, прямо к Балбе и Серому Плащу.

- Забери меч! - коротко бросил Галилей.

Серый Плащ ступил прямо в магический круг, ухватился за рукоять и вновь занял место позади еретического священника.

- Слияние Экскалибуров выделяет огромное количество энергии, - сказал Галилей. - Круг завершён, и вы уже проиграли. Не пройдёт и двадцати минут, и эта сила уничтожит всё - и вашу школу, и город, и вас вместе с ним. Вы, конечно можете это предотвратить, но для этого нужно совсем немного - сразить Кокабиэля!

Пусть я знал, что ситуация под контролем, но у меня всё равно по спине пошли мурашки. Ведь может случиться что угодно!

- Вали, может пора! Я выбью зубы этому ублюдку!

- Сиди, ещё не время, - оборвал меня семпай.

Кокабиэль всё так же восседал на своём троне и с явным удовольствием наблюдал за представлением. И это странным образом напоминало нашу компанию - разве что наши диваны и кресло, в котором откинулся Вали, были гораздо удобней этой шипастой летающей хреновины.

Риас со слугами и экзорцистами бросилась вдогонку за Юто. Они подбежали к Кибе, Риас встала рядом с ним и успокаивающе положила руку ему на плечо.

Интересно, а почему они не взяли с собой Гаспера? Ведь с ним было бы гораздо легче, даже если бы его сила вновь вышла из-под контроля.

- Балба Галилей, - мёртвым голосом сказал Юто. - Ты меня, наверное, не помнишь, но я был одним из детей, что участвовали в проекте "Святой Меч". Я был одним из тех, кого ты убил. Но я переродился в дьявола и теперь могу отомстить.

Балба рассмеялся своим отвратительным смехом.

- Ха-ха-ха! Прекрасно, прекрасно! Встретить в этом дальнем крае такую весточку из прошлого! Прямо сама судьба свела нас вместе! Ты знаешь, мне очень нравятся Святые Мечи, нравятся настолько, что только о них и думаю, настолько, что иногда даже вижу во снах. Когда я был меньше тебя... не такого как сейчас, а того мелкого никчёмного сопляка, который неплохо послужил моим целям, я был в восторге от легенды об Экскалибуре. И представь, каково было разочарование, когда я узнал, что пользоваться им могут только избранные.

Киба и спутники стояли, слушая историю безумца, а я сидел и сжимал кулаки. Во-первых, я уже слышал это дерьмо, а, во-вторых, чего они ждут?

- Я немножко завидовал тем, кто способен на недоступное мне. И эта зависть росла и росла, пока я понял, что нужно что-то делать. Я ступил на стезю науки, начал эксперименты по созданию существ, способных использовать Святые Мечи. И благодаря тебе и твоим коллегам, я смог закончить свой труд. Так что огромное тебе спасибо!

- Спасибо? Спасибо? - голос Кибы кипел от гнева. - Ты убил нас всех, избавился, словно от мусора!

- Ты не прав. Я избавился от вас, когда вы перестали быть нужны. Я открыл особый элемент, который есть почти у всех. Чтобы владеть Святым Мечом, нужна определённая сила этого элемента. И с помощью тебя и твоих друзей, я научился извлекать этот элемент и объединять его. Теперь, обладая достаточным количеством, владеть Святым Мечом может любой человек!

Ирина спросила дрожащим голосом:

- То есть та церемония перед вручением меча строится на чужой крови? То, что мне давали, это не честь...

- Вам вручали вот такое?

Балба полез куда-то в сутану и извлёк большой светящийся шар. Ирина и Зиновия нехотя кивнули.

- Да, несмотря на то, что меня заклеймили еретиком, и выгнали из церкви, эти сраные святоши продолжили мои исследования! Ещё бы не продолжить, ведь я не скрывал результатов! Но если этим делом занялся Михаэль, то испытуемых, наверное, не убивали - это же ангелы! Они всегда были лицемерными чистоплюями!

- Ты убил всех моих друзей ради вот этого? Вот ради такого дерьма? - закричал Киба. - Чтобы какие-то ублюдки могли владеть Святыми Мечами?

- Совершенно верно! Я почти всё использовал, но парочка таких шариков у меня осталась. Хочешь себе такой?

- Балба Галилей, ты погубил много невинных жизней ради своих низких целей, - не слушал его Юто.

- Да какое это имеет значение? Я закончил исследования, теперь я могу заняться массовым производством элемента. Так что мы сначала уничтожим этот город, соберём ещё больше Святых Мечей, после чего объявим войну Ватикану. С объединённым Экскалибуром это будет несложно. И я сотру улыбки с лиц тех ублюдков, что насмехались надо мной, которые меня осудили и изгнали. Я вобью результат своих исследований прямо им в глотку!

- Мне плевать, на твои планы, ты убил моих друзей!

- Да? Жаль, что ты не смог к ним присоединиться, но не плачь, ещё не всё потеряно. Хотя, ты можешь стать к ним ближе прямо сейчас!

Он швырнул шар к ногам Юто, полез в сутану и швырнул второй. Затем он отвернул голову, словно эта тема его больше не волнует.

Киба упал на колени, схватил шары и прижал их к груди. По его щекам обильно текли слёзы.

- Ребята, как же так... Друзья...

Синее свечение озарило площадку, оно было столь ярким, что отблески достигали даже сюда. Из земли взлетели маленькие огоньки и превратилтсь в полупрозрачные светящиеся фигуры детей, девочек и мальчиков.

Увидав их, Валери неожиданно встала с дивана и решительным шагом направилась вперёд. Я бросился, не раздумывая, за ней.

- Валери-чан, ты куда!

- Исе-кун, я должна быть там.

- Вали, присмотри за девушками, я с ней! - воскликнул я.

Мне казалось, что он попытается меня остановить, но он просто пожал плечами.

- Как знаешь.

- Я, наверное, тоже с ними, - заявила Элша. - А вы оставайтесь тут, это пока не ваша битва.

Она обвела девчонок глазами, дождавшись неохотно но кивка от каждой, кроме Ассии.

- Моя помощь может понадобиться Исе-куну, - заявила она.

- Ладно, тогда не отставай! - внезапно согласилась Элша.

И мы втроём бросились вдогонку за Валери-чан, уже удалившейся на приличное расстояние.

Она шла, словно не замечая ничего вокруг, не обращая внимания на Падшего, на Балбу и Серого Плаща, на удивлённые взоры экзорцистов и членов свиты Риас. Глаза её были направлены только на призраков детей.

- ████ █ ██ ████ ████████, - сказала она.

Призрак одного из мальчиков отрицательно качнуть головой и что-то коротко ответил, пусть изо рта не вырвалось ни звука.

- ███ ████ ███? - задала Валери полный удивления вопрос.

Мальчик снова что-то сказал в ответ, и остальные призраки закивали в знак поддержки.

Киба всё так же стоял на коленях и слёзы продолжали стекать по его щекам.

- Валери-чан, что происходит? - спросил я.

- Они не хотят. Я предложила им вернуться, но они не захотели! Но почему?

По её щекам текли слёзы, и я обнял её, утешая.

- Они поют священный гимн, - сказала Ассия-чан. -... Te aeternum patrem omnis terra veneratur... - начала подпевать она.

Повисла торжественная тишина, нарушаемая лишь мелодичным голосом Ассии-чан.

-...Pleni sunt celi et terra maiestatis gloriae tuae... - продолжала она песню.

К её голосу присоединились голоса Зиновии и Ирины, и слились в прекрасный хор.

-... Sanctum quoque paraclytum spiritum... - пели они.

Песня явно причиняла боль и дискомфорт всем дьяволам, но они молча стояли и слушали, склонив голову. На лице Балбы расплылась снисходительная улыбка, он наслаждался происходящим, словно это была умилительная возня маленьких детишек. Как же хотелось вбить кулак в эту рожу! Единственное, что меня останавливало - общая торжественнсть момента, к тому же Балба был не моей заботой, я не имел права отбирать у Кибы-куна его месть.

По мере того, как песня продолжалась, свечение, окружающее призраков, становилось всё ярче. К трём голосам присоединялись всё новые и новые голоса призраков, и завершал гимн уже многоголосый хор.

Когда всё было закончено, призраки повернулись к Юто, их пронзительные светящиеся глаза словно сжигали его невидимыми лучами.

- Мы ничего не смогли поодиночке.

- Но теперь мы вместе.

- Вместе мы можем совершить невозможное.

- Не бойся святого элемента, прими его.

- Прими Священный Меч.

- Пусть теперь ты дьявол.

- Но ты всегда будешь одним из нас.

- У нас теперь одна душа.

- Одно тело.

- Одно сердце.

- И теперь мы будем всегда.

- Вместе.

- Всегда.

- Едины.

Их призрачные тела взлетели в небо и слились, превратившись в шар ослепительного света, чтобы тут же рухнуть вниз, окутав сиянием Кибу и... Я не мог поверить своим глазам! Поток разделился надвое, и вторая половина ударила в Серого Плаща.

Я почувствовал, как от Юто начало исходить ощущение неудержимой силы. Ты тоже чувствуешь это, партнёр?

"Да, это значит одно: мальчик достиг Крушителя Баланса!"

Киба поднял голову и пронзил взглядом Балбу.

- Балба Галилей, я просто обязан тебя уничтожить. Если такая мразь продолжит существование, то страдания не прекратятся, и всё новые и новые дети станут твоими жертвами.

- Ты ещё раз показал, насколько прав я был, когда отправлял в отработку такие бесполезные образцы! - заявил Галилей. - Даже полному идиоту понятно, что великие открытия требуют великих жертв.

- Юто, чего ты его слушаешь? - закричал я. - Убей уже его! Уничтожь эту мразь!

- Ты наш товарищ, так что сражайся! - сказала Акено.

- Прикончи его, - спокойно сказала Конеко.

- Юто-кун, сделай это для меня! - велела Риас. - Ты мой слуга, мой Конь, и не можешь проиграть!

Глаза Юто загорелись.

- Я стану мечом. Стану клинком моих друзей и госпожи. Превращу себя в разящее лезвие, которое покарает зло. Я перерожусь и стану иным. Друзья, примите мои чувства и ответьте на них! Крушитель Баланса, Меч Предателя!

В руках у Юто материализовался меч, источавший ауру невероятной мощи. Она была знакомой по прошлой жизни, но всё равно, сочетание демонической и святой силы подавляло и ужасало.

- Интересно, интересно! - рассмеялся Балба. - Если ты смог объединить святой и демонический клинок, абсолютные противоположности, это значит только одно. Наконец-то всё встало на свои места!

Киба рванул вперёд и взмахнул мечом. Серая фигура кинулась ему наперерези отбила удар, который должен был разрубить Галилея напополам. Ирина бросилась на помощь Юто, но Серый Плащ легко парировал и её удар.

- Святой Василий Великий, Святой Дионисий Парижский, Святая мать Мария, услышьте мой зов, - начала свою песнь Зиновия. Она погрузила руку в искажение пространства, возникшее перед ней, и вытащила из него знакомы меч с сильной аурой святости. - Во имя святых, обитающих в этом клинке, высвобождаю тебя, Дюрандаль!

- Вот как? - удивился Балба. - Я и не знал, что Ватикан настолько продвинулся в Исследованиях, чтобы создать пользователя Дюрандаля!

- Несмотря на то, что Ирина получила элемент, став искусственным носителем, Экскалибур является моим вторым Святым Мечом. Я - прирождённый носитель Святых Мечей, обладающая Дюрандалем. И теперь разрублю тебя им во имя Господа!

Несмотря на серьёзность ситуации, Балба лишь громко расхохотался.

- Во имя Господа, говоришь? Ну что же, значит я не ошибся, когда подбирал вам противника. Нет, сначала меня одолевали сомнения. Фрид был очень сильным, невероятно сильным, и весть о его пропаже меня очень расстроила. Я сомневался, что он остался жив, поэтому прибегнул к запасному плану. Признаюсь честно, этому моему творению сильно не достаёт инициативы, хотя это, может, и совсем неплохо - оно послушно и исполнительно. Фрид же был слишком неподконтролен. И вот теперь, когда я увидел свой прошлый неудачный эксперимент, я понял, что это судьба, что мой выбор оказался наилучшим! Скажи мне, глупый малыш, что ты помнишь о своём прошлом?

Киба не сказал ни слова, но меч в его руках ощутимо дрогнул.

- Ты помнишь, откуда ты, кем были твои родители, помнишь хоть, как тебя зовут?

- Это неважно! Сейчас меня зовут Юто Киба, и я Конь свиты Гремори! - твёрдо ответил Юто.

- Некоторые из моих экспериментов не слишком хорошо сказывались на рассудке, частенько страдала память. Я и не припомню, почему считал это недостатком, но с тех пор серьёзно продвинулся в этом направлении. Мне не нужны орудия, хорошо помнящие былое, мне достаточно того, что в материалах исследований есть досье. Но, конечно, это не касается отбракованных экземпляров, их документы сжигаются. Так угадай, откуда я знаю, кто ты такой, Исайя?

Киба пошатнулся.

- Как... - прошептал он.

- Ты знаешь, что случилось с неудачными экземплярами, но ты должен помнить, что были и удачные. Те, кто прошёл отбор, которым была уготована иная участь, помимо газовой камеры и безымянной могилы. И представь моё удивление, когда я встретил тебя, короткую запись в досье моего текущего эксперимента. Какой бы у тебя ни был меч, как бы силён ты ни был, ты же не сможешь обидеть сестрёнку? Семь, открой лицо!

Серый Плащ откинул капюшон и стянул маску, скрывавшую нижнюю половину его... её лица. Юто воткнул меч в землю и опёрся на него, чтобы не упасть. Я тоже ощутил, словно земля уходит из-под ног. Передо мной стоял человек, которого я видел лишь однажды, когда моя голова кружилась от драконьего гриппа и всё происходящее казалось более безумным, более нереальным, чем даже было на самом деле. Тогда из-за нового адского изобретения Азазель-сенсея пошатнулись сами основы мироздания. Именно тогда я увидел прекрасную принцессу вместо красавчика-принца Кибы. И именно Юто, в своей женской ипостаси, стоял сейчас передо мной. Она не была полной копией того Кибы, что я помнил. Голубые глаза были теми же, а вот остриженные до плеч волосы отличались: соломенный цвет локонов Юто перемежался серебристыми прядями, неприятно напоминающими волосы Фрида и ещё одного ублюдка - Зига, владельца демонических мечей, что помогал Цао Цао похитить Ясаку-сан.

- Как видишь, у меня есть абсолютное оружие, нацеленное именно на тебя. Признаюсь честно, она тоже - неудачный эксперимент. Я пытался продвинуться в области, которая не была моим призванием. Идея создать носителя не только Святых, но и Демонических Мечей оказалась тупиковой, поэтому я считал, что этот проект тоже нужно отправить в утилизацию, вслед за предыдущими шестью. А ведь насколько всё было перспективно! Почти прирождённый носитель Экскалибура, если бы ему добавить ещё и Грэм, то он был бы непобедим! Мне даже удалось привить гены Сигурда, совместить несовместимое! И что в итоге? Ни малейшего отклика, ни слабейшей реакции!

Юто молчал, молчали и мы, затаив дыхание. Женская копия Юто стояла, воздев Экскалибур, практически неподвижно, совершенно не реагируя на слова Балбы.

- Ну а теперь мы устроим воссоединение семьи. Кто бы мог подумать, что брат-близнец моего орудия окажется здесь, где вершится история мира? Ладно, что-то я слишком разоткровенничался. Семь, убей их всех.

Мой лоб покрылся потом, голова раскалывалась от водопада мыслей. Балба ошибался, он не знал, что тут есть я, Извращённый Император Драконов, а самым слабым местом его плана было то, что врагом была девушка. Все мои техники были заточены именно против женского пола. Я мог спеленать её Шибари, мог использовать Разрыв Одеяний (правда сомневаюсь, что это бы помогло), мог бы призвать и натравить Бубтаро. Проблемой являлось то, что я жалел эту девушку не меньше, а то и больше, чем самого Юто. Она пережила многое в безжалостных лапах безумца, и применять против неё весь арсенал казалось кощунственным. Оставалось одно.

Я вышел вперёд, оттерев плечом застывшего Кибу, выступил прямо наперерез медленно приближающейся девушке.

- Стой! Послушай меня, пожалуйста! Меня зовут Хёдо Иссей, и я - друг твоего брата. Пожалуйста, не делай этого! Вообще, зачем ты слушаешь приказы этого ублюдка, что причинил тебе столько страданий?

- Я должна, - бесстрастно сказала девушка.

- Ты ничего ему не должна, наоборот, он должен тебе! Иди к нам, будь на нашей стороне! Тут у тебя появятся друзья и брат. Мы все тебя будем любить! Ты поступишь в Академию Куо, вступишь в наш клуб! Мы будем ходить по магазинам, играть на автоматах, петь в караоке! Мы поедем на море! Ты была на море?

- Была.

- А купалась на пляже?

- Нет.

- Ты будешь купаться на пляже! Тебе очень пойдёт красивый купальник! Этот плащ на тебе смотрится ужасно, гораздо лучше - красивое платье! Мы будем ходить по кафешкам и ресторанчикам, я буду угощать тебя тортиками, мороженным, фруктами! Я угощу тебя печеньем! Так что переходи к нам!

- Ха-ха-ха-ха! - рассмеялся Балба. - Это самая жалкая речь, что я когда-либо слышал! Семь не слыхала ни о чём из того, что ты предлагал! Её жизнь - тренировки и питательные рационы, она ничего не помнит из прошлой жизни. Так что прости, дружок, но этим ты даже не особо отсрочил свою смерть.

- Он сказал, что тебя зовут "Семь"? Киба Нана - очень красивое имя! Хотя, если хочешь, я буду звать тебя Юми! - припомнил я, как называл себя Киба после смены пола. - Что ты выберешь?

- Я же сказал, это бесполезно! - продолжал хохотать Балба. - Каким же идиотом нужно быть...

- Юми, - негромко сказала девушка. - Но Нана - тоже хорошо.

Она продолжала медленно идти к нам, пока не остановилась рядом с Кибой, неторопливо развернулась и направила меч на Балбу.

- А что, можно было и так? - изумлённо воскликнул Юто.

- А что, можно было и так? - воскликнула Зиновия.

- А что, можно было и так? - воскликнул Галилей.

- А что, можно было и так? - воскликнул я.

- Балба Галилей, - сказала Риас. -Ты был мразью, тебе было наплевать на чужие страдания. Теперь ты погибнешь. Ты сам выковал клинок, что положит тебе конец. Жаль, что твоя смерть будет быстрой и недостаточно болезненной, но не так важно, сколько ты будешь страдать, главное, что такая мерзость как ты пропадёт из мироздания. Юто-кун, что-то скажешь ему напоследок?

- Перед тем, как он умрёт, я хочу его поблагодарить, - ответил Юто. - Я не знал, что у меня есть сестра и не ожидал такого подарка. Двух подарков, если считать его самого.

Лицо Балбы побелело, он бросал взгляды то на Юто, то на Кокабиэля, который почему-то не вмешивался, наоборот, с немалым удовольствием наблюдал за развернувшейся драмой. Этот ублюдок что, считает, что тут какая-то мыльная опера?

- Готовься еретик, твой час пришёл. Молись, чтобы когда-либо Господь простил твои грехи! - сказала Зиновия.

Неожиданно Балба успокоился, запрокинул голову и начал хохотать.

- Господь? Вы так до сих пор ничего и не поняли? Разве вы не видите, что него получилось совместить несовместимое, объединить в целое полные противоположности! Это невозможно! Так что если подобное случилось, баланс мироздания нарушен! И это значит, что Бог...

Я был единственным, кто знал, что должно случиться. Поэтому отреагировал вовремя.

[Усиливающий механизм]

Подпрыгнув высоко в воздух, драконьей перчаткой я перехватил копьё, нацеленное Балбе в живот, и тут же отшвырнул прочь. С места падения раздался взрыв.

- Господин Кокабиэль! - закричал Балба. - Но почему?

Его крик остался без ответа.

- Не спеши, Кокабиэль! - выкрикнул я. - Этот придурок пока что нужен живым. Не бойся, это ненадолго.

- Вот как? Красный Император? - сказал Падший. - Я узнаю твою драконью ауру! Так значит это был ты?

- Если ты про свою базу, то да, я, - не было смысла отрицать очевидное.

К моему удивлению, он не разозлился. Наоборот, он громко захохотал.

- Секирютей! Прекрасно! Я уже расстроился, что всё будет слишком легко. Надеюсь из тебя выйдет достойный противник! Жаль, что тут нет Азазеля, его бы привёл в восторг твой Механизм. Мне же до него нет никакого дела!

- Если ты ждёшь достойного противника, не подождёшь ли ещё минутку? Мне нужно завершить кое-какие дела.

Падший одарил меня снисходительным кивком и указал на круг слияния Экскалибуров.

- Только поторопись. Ведь у тебя не так много времени!

- Мне хватит. Юто, ты исполнишь мою просьбу? Создай самый простой из своих мечей.

Киба удивился, но послушался. В его левой руке возник обычный одноручный клинок.

- Курока-чан, можно тебя кое-что попросить?

- Конечно, ня! Будешь должен, ня!

- У тебя есть что-то мерзкое, болезненное и медленно действующее?

- Ня-ха-ха-ха, ты мне нравишься! Я не ошиблась в выборе, ня!

Она виляющей походкой подошла к Кибе и провела рукой по его мечу. Лезвие покрылось фиолетовым светом и на нём проявились светящиеся надписи.

- Юто, месть - это низкое и недостойное чувство, и ты должен быть выше её, - сказал я. - Но то же самое говорят про мои увлечения. Так что не отказывай себе ни в чём.

Киба благодарно кивнул, и Меч Предателя в его руке истаял искрами света. Он медленно и неторопливо, наслаждаясь процессом, подошёл к Балбе, и, глядя в полные ужаса глаза, медленно погрузил меч тому в живот.

Балба рухнул на колени, ухватился за лезвие и страшно закричал. Фиолетовое свечение перекинулось с клинка на руки, распространилось на тело и расползлось чёрными пятнами порчи. Еретический священник упал на землю и забился в конвульсиях.

- Очень жаль, - сказал Кокабиэль. - Он был, в своём роде, выдающейся личностью. Жаль, что так до конца и не догадался, что был мне совершенно не нужен. Ну а теперь покажите, на что способны!

Я наклонился, вонзил руки в землю, вырвал одну из бетонных плит, устилавших двор.

[Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!]

Бросок! Плита сорвалась с моих рук со скоростью пули, устремилась размытой полосой к Кокабиэлю и ударила в летающий трон. Раздался оглушительный треск, трон накренился, и с нарастающей скоростью рухнул вниз. Кокабиэль раскинул крылья и медленно опустился на землю.

С моей стороны это был довольно мелочный ход, но гримаса бешенства на лице Падшего была бесценной. Подавляющая аура взметнулась вокруг него и накрыла пространство давящей волной.

- Исе-кун, ты мне позволишь? - спросила Риас.

- Конечно! - ответил я.

[Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!]

Я взял её за руку и нежно сжал ладонь.

[Передача!]

Риас взлетела в воздух, в её руках замерцала сфера Силы Разрушения. Она сорвалась с ладоней и со скоростью молнии ударила в Кокабиэля. Тот вскинул руки, окутанные аурой святой силы, и блокировал выстрел. Снаряд Риас стал деформироваться и расплываться, пока не исчез совсем. Несмотря на это, удар не прошёл для него даром - рукава его мантии исчезли, а руки почернели и покрылись ранами.

Акено-чан выставила руки и ударила в Кокабиэля ослепительной молнией. Киба сорвался с места, в его руках возник Клинок Предателя, за ним устремились, вскинув мечи, Зиновия и Ирина. Конеко-чан подбежала к обломкам трона, подхватила эту неподъёмную конструкцию, и швырнула в Падшего.

Почему я остался на месте? Почему не пришёл им на подмогу? Очень просто. Наши с Элшей плечи обхватили нежные девичьи руки.

- Подождите, ня. Широна попросила, сказала, что сейчас это их работа, ня!

Я знал, что это немножко неразумно, но хорошо понимал чувства друзей. Они тренировались, выкладывались на полную и хотели проверить, чего достигли. Так что мы остались здесь вшестером, возле всё ещё дёргающегося тела Галилея, полностью покрытого чернотой и ранами, истекающими фиолетовым дымом, чтобы наблюдать за сражением.

- Исе-кун, - сказала Валери. - Это место... Эта святая сила, я чувствую её.

- Чувствуешь? Ты хочешь сказать...

- Да, я могу её использовать.

- Действуй!

[Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!] [Усиление!]

[Крушитель баланса!]

Я знал, что этот момент настанет, но так увлёкся тренировками, так стремился стать сильнее, что даже пропустил момент, когда оказался на это способен. Почему ты не сказал мне, партнёр?

"Иссей, я пробыл в Священном Механизме тысячи лет, лишний день, месяц, или год не имеет значения!"

В таком случае именно этот день и настал!

"Подумай, партнёр, это очень опасно, прежде всего для тебя!"

Я уже умирал, делал это не один раз. Даже если всё закончится плохо, я прожил больше, чем мне было предначертано.

"А как же твоя мечта?"

Не такой ценой, партнёр, не такой ценой.

- Валери, я готов!

- Исе-кун, твой костюм, а так и должно быть?

Я посмотрел на свои руки, окинул взглядом ноги, грудь, живот, поднял руки и ощупал лицо.

- Не-е-е-е-е-е-ет!

Как такое могло случиться? Всё это против самих законов мироздания! Это невозможно!

"Священный Механизм подстраивается под владельца, партнёр!".

Но я никогда не хотел менять броню Красного Императора Драконов на костюм Милки Спирал!

- А ты выглядишь миленько, ня!

- Мне нравится, Исе-кун! - поддержала Куроку Ассия.

- Моя броня была круче! - безжалостно заметила Элша.

- Мы будем любить тебя в любом виде, - утешила Валери-чан.

И лишь Юми не проявила интереса к тому, что я стоял, как дурак, в красном чешуйчатом комбинезоне, с пышной короткой юбочкой, в митенках и гамашах, а на голове у меня был дурацкий чепчик, который так меня достал на тренировках! Надеюсь, Вали этого никогда не увидит! Надеюсь, этого не увидят мои дорогие горничные!

"Кого ты обманываешь?"

Ты не помогаешь, партнёр!

- Исе-кун, успокойся и протяни руку! - велела Валери-чан.

Она взяла мою ладошку (ладошку девочки-волшебницы!) в свою, и провела меня прямо в центр ослепительно сияющего круга. Её рука легла на зелёный камень моей перчатки.

- ███ █ Y Ddraig Goch ███ ███? - спросила она.

"Да, я согласен!"

Ну что, партнёр, вперёд!

[Передача!]

Ослепительный свет, затмевающий даже сияние магического круга, окутал Валери. Её рука сжалась на моём предплечье, а в воздухе перед нами зависла золотая чаша. Окружающее нас сияние стало вливаться прямо в неё, пока чаша не засветилась ярче тысячи солнц, но при этом, почему-то ни капли не слепила.

Я почувствовал, словно внутри меня лопается невидимая струна, ощутил невыносимую боль, пронзившую каждую клетку моего тела, каждую частицу моей души. Я хотел закрыть глаза, впасть в беспамятство, забыться и умереть, но не имел ни малейшей возможности пошевелиться, а сознание оставалось отвратительно ясным. Моя броня стала покрываться трещинами, обломки доспеха девочки-волшебницы отлетали, зависая в воздухе, разрастаясь, формируя огромный скелет, тут же покрывающийся кровью и плотью, прорезаемый мышцами и сухожилиями. Я видел огромное бьющееся сердце и окровавленные лёгкие, видел, как, словно в ускоренной съёмке, нарастает чешуя, а распростёртые крылья укрывают перепонки. Передо мной стояла фигура из моих снов, огромный красный дракон с острым рогом прямо посреди лба.

- Нам удалось, партнёр! - улыбнулся я и рухнул замертво.

Сознание возвращалось неохотно. Я чувствовал, как чьи-то руки удерживают меня на весу, увидел, приоткрыв веки, что зелёный свет и золотые искры укутывают моё тело. Рядом стояли, возложив на меня руки, Ассия и Валери, неподалёку всё так же застыла Юми, а рядом с ней, я не поверил глазам, сжимали друг друга в объятиях Курока и Элша.

- Идиот, ня! Ты нас напугал, ня! - тут же заметила моё пробуждение некомата, отстранившись от Элши.

Стоп! Все здесь, но я не вижу дракона! А он не тех размеров, чтобы суметь потеряться! К тому же, если они стоят здесь, то кто держит меня на руках? Я повернул голову и встретился со взглядом внимательных глаз, которые были бы похожи на кошачьи, не светись в темноте тусклым зелёным светом. Человек, которому они принадлежали, был словно дальним родственником Риас. Европейские черты лица, чуть крючковатый нос со шрамом на переносице и алые волосы, так похожие на цвет моей брони. Мужчина был одет в алое, в цвет волосам, пальто. И он улыбался.

- Партнёр, это ты?

- Здравствуй, Исе!

- Ты человек? Но как?

Ддрайг расхохотался.

- Неужели ты думаешь, что я, Красный Император Драконов, неспособен на тот маленький трюк, что проделал Кром Круах? Ты можешь стоять?

Я кивнул, и он осторожно поставил меня на ноги. Я покачнулся, но крепкая рука удержала меня от падения.

- Что с ребятами и Кокабиэлем? - спросил я.

- Ещё дерутся, ня. Пока что держатся, ня.

- Но ведь тут творилось такое... Не мог же Кокабиэль не заметить всей этой силы!

- Я позаботилась об этом, ня. Пока что миру рано знать о Валери-чан, ня! Но было очень трудно, ня!

Я примерно представлял, о чём говорит Курока - она не раз пыталась обучить меня этой технике, но даже не мог себе представить, что возможно скрыть событие подобных масштабов. Это сколько же нужно ки, как же тонко нужно её контролировать? По сравнению с этим мои потуги в сендзюцу казались жалкими и ничтожными. И вот теперь, когда у меня нет Священного Механизма, мне придётся пройти этот путь до конца. Здорово, что у меня есть учитель, прекрасный во всех смыслах этого слова!

- Спасибо, Курока-чан, огромное спасибо!

- Ты мне снова должен, ня!

- И буду должен ещё больше! Сейчас, когда у меня нет Священного Механизма, остаются лишь магия и сендзюцу.

- А с чего ты взял, что у тебя его нет, партнёр?

- Ты не прав, Исе-кун, - кивнула Валери.

- Но... Но ведь...

- Твой Механизм повреждён. Ты потерял Крушитель Баланса. Ты никогда не сможешь достичь Джаггернаут Драйва. Сейчас, может быть, Святой Механизм ничем не лучше обычного Твайс Критикал. Но ты знаком с Механизмами, партнёр. И знаешь, что они...

-... могут изменяться, - закончил я.

Я осмотрелся вокруг, взглянул на Кокабиэля, всё ещё сражающегося с Оккультным Клубом и экзорцистами, на Кибу, зажимающего иссечённое острыми перьями плечо, на царапину на щеке Конеко, и рану на боку Акено-чан. Обвёл взглядом Ирину, пытающуюся встать с земли, и Зиновию, взлетевшую в воздух с Дюрандалем, занесённым в широком замахе.

- Мы должны прийти им на помощь! - воскликнул я.

- Нет. Осталось ещё одно дело, - тихо сказал Ддрайг.

Он отпустил моё плечо и протянул руку. Не имею ни малейшего понятия, зачем это, но я протянул руку в ответ. Двое драконов, двое друзей, обменялись крепким мужским рукопожатием.

- А-а-а-а-а-й! - заорал я. - Ддрайг, ты сошёл с ума?

Ещё бы не заорать! Как только мы пожали руки, указательный палец Ддрайга удлинился, превратился в огромный коготь, и пронзил обе наши ладони, пришпилив их вместе, словно двух бабочек на одну булавку. На землю закапала кровь.

- Да ладно, тебе, это всего лишь царапина! Я не могу стать тебе отцом, ведь у тебя уже есть папа. Так что придётся обойтись так, отото.

Мою окровавленную ладонь окутало сияние. Я почувствовал, как кровь, смешиваясь, воспламеняется, наполняя силой моё усталое тело. Как что-то в глубинах моей души отзывается на эту силу, как она пробегает по жилам, отдаётся в сердце оглушительными ударами. Совсем недавно я чувствовал, что умираю, но теперь явно ощутил, что живу.

- Иссей. Где бы я ни был, куда бы ни направился, знай. Позови меня, выкрикни моё имя, и я приду, какие бы преграды нас ни разделяли.

- Хорошо, они-сан. И точно так же, если тебе понадобиться моя помощь - зови. Мы прошли вместе через слишком многое, а в этом мире достаточно сильных ублюдков, способных озадачить даже тебя.

- Замётано!

Он повернул голову к Элше.

- И ты, малышка, помни обо мне.

- Как я смогу тебя забыть, партнёр? - спросила она, и я почему-то почувствовал ревность. Так называть Ддрайга могу только я!

- Я - И-Ддрайг Гох, Валлийский Дракон, Красный Небесный Император. Именем своим и силой, объявляю: да будет заключён наш Пакт!

- Я Элша Ульмская, именем и силой объявляю: да будет заключён наш Пакт!

Магические круги контракта возникли под их ногами, мигнули и погасли.

- Ну а теперь давайте покончим с этим! - сказал я.

- Снимаю барьер, ня!

С тонким звоном лопнула невидимая плёнка барьера, природное ки хлынуло в образовавшуюся брешь, и звуки сражения ударили по ушам.

- Мне его убить? - как само собой разумеющееся спросил Ддрайг. - Ладно-ладно, шучу.

Мы бросились на подмогу к друзьям. Я потянул Юми за руку, указал направление, и она направилась вместе с нами.

В сражении возникла пауза. Кокабиэль приподнялся в воздух, на его лице было написано немалое удовольствие.

- Ха-ха-ха-ха-ха! Прекрасно, прекрасно! Выживший в проекте Святой Меч, сестра Сатаны, дочь Баракиэля, владелица Дюрандаля! Дьяволы, Падшие и Церковь, сражаются плечом к плечу!

- Я уничтожу тебя во имя Господа! - воскликнула Зиновия, взмахнув Дюрандалем.

Кокабиэль легко блокировал удар мечом света.

- Ха-ха-ха-ха! Да, кстати, как я мог забыть, вы же до сих пор не знаете! Балба был довольно проницательным, и догадался сам. Ну что же, значит я вам расскажу! Вы знаете, что в Великой Войне погибли Четыре Сатаны. А вот чего вы не знаете, что вместе с ними погиб и Бог!

Я услышал вскрики Ирины и Зиновии, возгласы Риас и её свиты. Ассия, хоть и давно об этом знала, но всё равно крепко сжала мою руку.

- Война истощила всех. Ангелы остались без Бога, большая часть мерзких дьявольских отродий погибла, да и Падшие понесли немалые потери. Три Фракции настолько ослабли, что начали полагаться на жалких людишек. Ангелы и Падшие скрещивались с этими животными, а дьяволы стали их обращать их в свой род. У нас пока всё в порядке, наши ряды пополняются Падением, но ни чистокровных ангелов, ни дьяволов почти не осталось.

- Ты лжёшь! - закричала Ирина.

- Ты сама знаешь, что нет. Сейчас всё застыло в шатком равновесии, и если не спровоцировать новую Великую Войну, то останется как есть. Все - сраные трусы, трясутся за свои жалкие жизни, боятся напасть на противника, с которым пролили столько крови! Даже ублюдок Азазель, вместо того, чтобы закончить дело, продолжает ковыряться в своих Священных Механизмах. Это сейчас, когда мы можем всё завершить, окончательно победить, уничтожить всех врагов? Да это просто немыслимо, невероятно! Теперь за дело возьмусь я, и после смерти сестёр Сатан, после пропажи Экскалибуров, им не останется ничего, кроме как заново сойтись в битве! Я дрожу в предвкушении!

- Ты лжёшь! - воскликнула Зиновия. - Бог дарит нам любовь, благословляет нас, наделяет силой!

- О, это самое забавное! - хохотал Кокабиэль. - Михаэль старается изо всех сил, чтобы заменить Бога, пытается не дать всему развалиться. И у него как-то получается: пока функционирует Система, созданная Богом - работают благословления и экзорцизмы, даже приходит ответ на молитвы. Но сейчас, когда Бог мёртв, всё уже совсем не так, как раньше. Верующих всё меньше, происходят немыслимые вещи, типа Священно-Демонического меча этого сопляка. И это не единственное "чудо", которое никто раньше не мог себе и представить!

Зиновия и Ирина рухнули на колени, даже Ассия расстроенно всхлипнула.

- Ха-ха-ха-ха-ха! Ха-ха-ха-ха!

- Иссей, как ты можешь смеяться? - изумилась Риас.

- Ты говоришь, что погибли Старые Сатаны? Они были кровожадными ублюдками, мерзостью, без которой мир станет лучше! - с пылом закричал я. - Сейчас в Преисподней правят Новые Сатаны, и они не только намного сильнее и круче прежних, так ещё и не мудаки, а очень клёвые! Особенно милашка Серафол Левиафан, без обид, Риас. Что же касается Бога, ну и что, что он мёртв! Он всё равно был плохим, злым богом!

Сзади меня послышались изумлённые выкрики, а Кокабиэль посмотрел на меня, как на идиота.

- Исе-кун, Библия - очень сложная книга, может ты что-то неправильно в ней понял, - попыталась меня урезонить Ассия-чан.

- Да причём тут Библия? Бог создал не только ангелов, но ещё и прекрасных ангелиц! Он сделал их очень красивыми, с восхитительными фигурами и прекрасными сиськами! Это хорошо, скажете вы? Если бы! Бог создал ангелиц, прекрасных, как Габриэль-сан, но при этом запретил ангелам нормально заниматься сексом! Даже желать такую красотку - это грех! Это... Это как запретить умирающему от жажды пить воду! Совершеннейшее абсолютное зло! Я встречал разных мудаков, видел разных богов, так вот, Библейский Бог даже хуже, чем Локи! Так что очень хорошо, что его нет, и что вместо него Михаэль-сан! Михаэль-сан - очень клёвый! Нет, Церковь - тоже мудаки, ведь после того, как Ирина и Зиновия узнали о смерти Бога, она объявит их еретиками и изгонит, как Ассию-чан!

Ирина и Зиновия вскрикнули, ещё один удар, подрывающий основы их жизни, был тяжёлым.

- Но наплевать! Перед ними открыты все дороги! Они пока что смогут погостить у меня, ходить в Академию Куо. Если захотят - могут стать дьяволами. Если нет - пусть немного подождут, пока Три Фракции не заключат мир, и тогда будут реинкарнированы в ангелов! Из них получатся прекрасные ангелочки - они красотки, да ещё и такие сильные, что способны надрать задницу даже тебе, ублюдку!

- В ангелов? Как? - вскрикнула Зиновия.

- Подчинённые Михаэля-сана разрабатывают систему на основе "Фигур Зла". Она называется "Отважные Святые", и вместо шахматных фигур используются игральные карты, - пояснил я. - Сейчас мы отмудохаем этого ублюдка, а потом я замолвлю за вас словечко!

Я немного кривил душой, так как пока что Михаэль-сан был не в курсе моего существования (если, конечно, ему не рассказал Азазель-сенсей), но, когда фракция Старых Сатан захочет сорвать мирные переговоры, я уж как-то сумею зарисоваться.

- Ты уверен, Секирютей, что сможешь со мной справиться? - захохотал Кокабиэль. - Твои друзья провалились, вас всех ждёт только гибель!

- Не беспокойся, предатель, я им помогу! - раздался голос с небес.

Яркая вспышка разрезала небо, и белый метеор ударил в землю рядом с нами, оставляя большой кратер. Вали, засранец, ты всегда знал, как эффектно появиться! Неподалёку, без спецэффектов приземлились мои горничные и Мисла-чан.

Яркое сияние наполняло кратер, белый пластинчатый доспех, усеянный драгоценными камнями, ослепительно светился. Восемь крыльев света за спиной гудели от переполняющей их силы.

- Исчезающий дракон! - громко щёлкнул зубами Кокабиэль. - Лонгинус. Судя по броне, ты находишься в режиме Крушителя Баланса. Я мог бы догадаться, что появление Красного привлечёт и тебя.

О, ты не представляешь, как прав! Сколько мне пришлось терпеть эту смазливую занозу в заднице!

- Вали! Можно я, можно? Я давно хотел ввалить этому ублюдку! Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! - заныл я.

- Иссей, отстань! - прогудело из белого доспеха.

- Ну пожалуйста, я так об этом мечтал!

- Нет, нельзя, - в голосе Вали послышалось раздражение.

- Ну хотя бы пнуть пару раз! Знал бы ты, как он меня бесит! Хоть разочек ввалить!

- Исе, заткнись.

- Если не дашь, я откажу Куроке! И она снова начнёт приставать к тебе!

- Исе-кун, ня, как ты можешь, после всего, что между нами было, ня!

Как жаль, что пока что не было ничего! Я боялся, что Вали раскусит мой блеф, поэтому выложил ещё один козырь.

- А если разрешишь, я возьму её на себя!

Вали думал недолго.

- Ладно, валяй!

- Ха-ха-ха-ха, - засмеялся Кокабиэль, - неужели вы думаете, что даже все вместе сможете...

Я обратился к окружающей природе, смешал свою ки с пространством вокруг себя, дал покрову тоуки охватить тело. Сила Ддрайга переполняла и требовала выхода, поэтому я не стал слушать, что скажет этот придурок. Я сорвался с места, оставляя вмятины в земле. Покрытый тоуки кулак ударил Кокабиэля в горло. Он схватился за кадык и захрипел. Я размахнулся и ударил его в грудную клетку. Падший отлетел прочь. Не дав ему приземлиться, я ухватился за одно из крыльев, размахнулся и вбил ангела в землю. Наступив ему между лопаток, я свёл два крыла, выкручивая их. Раздался треск, кости под моими пальцами смялись и лопнули. Падший истошно закричал, и этот звук был музыкой в моих ушах. Я ухватился за следующую пару, размахнулся, и начал колотить Кокабиэлем об плиты двора, словно огромным молотком. Алая пелена застлала мой взор, я чувствовал, что сознание уплывает из-за яростной силы, разлитой вокруг. Но мне было всё равно - ведь я давно не чувствовал себя настолько великолепно! Я рычал, я безумно хохотал и выкрикивал что-то, не используя слов.

Пробуждение было внезапным. Я очнулся, распластанным на земле, где меня удерживали Элша, Вали, Курока и Ддрайг. Рядом валялось окровавленное и едва шевелящееся тело Падшего, над которым склонилась сердобольная Ассия-чан и пыталась исцелить его раны. Судя по тому, что все остальные стояли в сторонке и о чём-то переговаривались, об их здоровье она уже позаботилась. Переполнявшая меня сила исчезла, и я догадывался, что за этим стоит Вали.

- Я в порядке и пришёл в себя! - сказал я, и хватка на моих руках и ногах тут же ослабла.

- А теперь Ддрайг, скажи, как возможно, что ты находишься здесь? - раздался голос Альбиона из возникшего на руке Вали драгоценного камня.

- Просто повезло с партнёром, старый враг, просто повезло! - хохотнул Красный Император Драконов.

События завертелись бешеным калейдоскопом. Не прошло и пары минут с тех пор, как Вали забрал полуживого Кокабиэля, и свита Соны опустила барьер, как тут же примчалась кавалерия. Появился Сарзекс с большой бригадой деловитых дьяволов, которые тут же рассредоточились по Академии, с помощью магии и футуристически выглядящей техники (работающей на магии!), начали приводить школу в порядок. Наконец-то я лично познакомился с нынешним Люцифером и свёл знакомство с Грэфией-сан (а заодно вдоволь полюбовался её красотой).

К сожалению, мои тайные ожидания не оправдались, на место происшествия прибыл не тот Сатана. Поэтому знакомство Мил-тан и мао-сёдзе Серафол откладывалось до следующего раза. Несмотря на шокирующие открытия по поводу основ мироустройства, Киба сиял. Я никогда не видел его таким, напрочь исчезли его приветливое выражение лица и безупречная вежливость - он, наконец-то, стал собой. Искренние улыбки, радостный смех и пружинистая поступь - для него мир изменился, и кончина Бога тут была не при чём. Он не отпускал руку сестры ни на минуту, всюду водил её с собой, неустанно болтал, совершенно не обращая внимания на то, что она отвечала лишь односложными фразами.

Больше в тайнах и секретах больше не было нужды, поэтому я поближе познакомился с Соной Ситри и её свитой. Как оказалось, бой с Райзером видели все, так что особых откровений не получилось. А чего я ожидал? Сона и Риас всегда были подругами! Так что для свиты Ситри я остался всё тем же извращенцем и школьным отбросом, нарушающим все правила, просто намного сильней, чем казалось ранее.

Ирина и Зиновия отбыли с визитом к начальству, забрав с собой Экскалибуры. Я вручил каждой из них по листовке со своим кругом призыва - чтобы не пришлось покупать билеты на самолёт, когда их обвинят в ереси и пинком вышвырнут из церкви, которой они посвятили всю свою жизнь. Девушки не верили, что такое может произойти, но листовки всё же взяли.

Ддрайг ушёл, попрощавшись со мной и Элшей. Мне будет его не хватать, но я его понимал - слишком долго он пробыл взаперти и подглядывал на мир чужими глазами, чтобы теперь оставаться на одном месте. Начать путешествие он решил с необъятных просторов Преисподней. Было жаль расставаться, но я знал, что так и будет, и что я могу его позвать в любую секунду - наша связь была сильнее любого Пакта.

А потом было нечто, что можно назвать чередой пыток. Азазель-сенсей, узнав об освобождении Ддрайга, ни капли не расстроился. Наоборот, он признал это "очень интересным случаем и бесценным материалом для исследований". Поэтому последующие три дня я пробыл то распятым на огромном кресте, окутанный датчиками приборов, то за непомерными физическими упражнениями, различными стресс-тестами (среди которых были мои реакции на электричество, тепло, холод, святые и демонические силы, а также на магию убийства драконов). Диагнозы оказались неутешительными. Несмотря на то, что Священный Механизм сенсей всё-таки стабилизировал, но силу он потерял. Теперь всё что я мог - это создать три усиления, причём будет ли какой-нибудь прогресс - непонятно, это должно было показать лишь время. Сенсею удалось частично восстановить саму Перчатку. Но и тут не обошлось без потерь: всё что удалось получить в итоге - это нечто, напоминающее экипировку Конеко-чан, красную кожаную перчатку с обрезанными пальцами. Драгоценный камень на тыльной стороне ладони сильно уменьшился и потерял свечение. И как я ни пытался увидеть внутри хоть искорку света, но Механизм был мёртв.

К моему искреннему удивлению, фрагмент Сумеречного Целителя сохранился. Почему-то мне казалось, что он должен исчезнуть первым, что Сила Исцеления, как инородная, не присущая Механизму, не сможет остаться. Но Азазель-сенсей пояснил мою ошибку. Именно Исцеление было чуждо Ддрайгу, не являлось сутью его души, поэтому не участвовало в процессе воскрешения. Это большей частью примирило меня с потерей. Созидание, а не разрушение. Творение, а не уничтожение. То, что сможет спасти жизни тех, кто мне дорог. А что касается силы, я стану сильным и сам. Я стану сильным как Сайраорг, нет, я превзойду его. Каждое Усиление удваивает силу, это значит, что мне нужно стать во столько же раз сильнее, сколько Усилений я утратил.

Да, грядут тяжёлые времена, да, меня ждут старые враги, но, помимо этого, меня ждут те, кто мне дорог, пусть они до сих пор не знакомы со мной. И моя цель не изменилась, когда-нибудь я стану королём гарема!

Прошло целых три дня, как я вырвался из цепких лап Азазель-сенсея. Три дня, как меня не было дома, и я не виделся с родителями и девушками. Три дня, что я знал лишь боль и страдания, а вид жутких приборов, прощупавших каждую часть моего тела (и поверьте, вам не надо знать, где именно они бывали), будет преследовать меня по ночам.

Поэтому дверь домой я открывал с твёрдым намерением найти тёмный уголок, свернуться калачиком и не выползать оттуда ближайшую неделю. Каково же было моё удивление, когда первого, кого я встретил, войдя в гостиную был очень знакомый мне Падший.

- Добрый день, Иссей-сан, - поприветствовал меня Донасик.

Я протёр глаза и зажмурился. Мне кажись показалось, что у меня дома стоит Донасик. Видимо, эксперименты и обследования сенсея повлияли на психику тяжелее, чем казалось поначалу.

- Ваши родители будут через пару минут.

- Мои родители? - не понял я.

После поднятия век ничего не изменилось. Донасик всё так же стоял в гостиной, вокруг него были какие-то чемоданы, а одет он был в белую рубаху и чёрные штаны обычного служащего какой-то компании.

- Дорогой, ты уже дома? - прокричала мама, спускаясь сверху.

На ней было лёгкое платье, босоножки и широкополая соломенная шляпа.

- Иссей, здорово, что ты уже здесь! - поприветствовал меня отец.

Он был одет в шлёпанцы, шорты, гавайскую рубашку, а на лоб нацепил тёмные очки.

- Что здесь происходит? - завопил я.

Это какой-то странный бред, какая-то галлюцинация. Почему папа не на работе, куда они собрались?

- Как здорово, милый, что ты спросил! - жизнерадостно прощебетала мама. - Мы совсем недавно узнали, что наш недотёпа-сын является основателем знаменитой корпорации, про которую даже говорили по телевизору. Мы и не думали, что ты увлекаешься наукой!

Наукой? Корпорации? По телевизору? Нужно связаться с Рейвел-чан, узнать, как там дела у Райзера, а заодно уточнить про текущее состояние финансов. Суматоха последних дней не позволять уделять внимания делам, я всего лишь после каждой тренировки складывал собранный урожай сиськофруктов на магический круг, предоставленный Рейвел.

- Сынок, мы сначала думали, что это какая-то ошибка, но когда увидели продукцию твоей фирмы, то поняли, что за этим можешь стоять только ты! - пояснил отец.

- Ну а раз мы родили и вырастили такого богача, тогда нет смысла твоему папе работать в офисе, да и готовкой еды есть кому заняться! - добавила мама.

- Что вы хотите сказать?

- Мы уходим!

- Что?

Это немыслимо! Родители уходят? Бросают меня? Но как?

- Милый, мы отправляемся в кругосветное путешествие! И раз нам не нужно заботиться о расходах, не жди нас раньше, чем через пару-тройку лет.

Они что, серьёзно?

- А что тогда тут делает Донасик-сан?

- Он будет нашим гидом и переводчиком! К тому же, мы собираемся наведаться и в Преисподнюю, и помощь Падшего Ангела может понадобиться!

Что-то не клеилось. Что-то сильно не клеилось. Папа очень был предан работе, и представить, что он её вот так бросит, было невозможно.

- Папа, а как же твоя работа?

- О, с этим всё прекрасно! Миттельт-сан всё нам разъяснила. Она сказала, что сколько бы я ни отсутствовал, могу вернуться в любой момент, и сослуживцы ничего не заметят.

Всё сразу встало на свои места. Миттельт! Она загипнотизировала моих родителей, и теперь они сами не свои! Я с ней обязательно поговорю! Вспомнив, чем заканчивались наши все последние разговоры, я почувствовал, как в моих штанах становится тесно. Точно! Начну серьёзный разговор прямо сегодня!

- Ладно, сынок, мы побежали! - мама заключила меня в объятия и чмокнула в щёку. - И раз мы с папой тебе не будем мешать, приступай к решительным действиям!

- К решительным действиям? - ошарашено повторил я.

Мама перевела взгляд куда-то мне за спину.

- Милая, снотворное в шкафчике. Подмешай ему в сок, и тогда можешь делать с ним что угодно!

Я вырвался из маминых объятий и обернулся. Там с невинной улыбкой на лице, якобы стеснительно теребя передник, стояла Миттельт-чан.

- Что за ерунду ты ей советуешь? - возмутился отец.

Спасибо папа, хоть ты на моей стороне!

- Миттельт-чан, запомни, действовать нужно наверняка! Посмотри в кладовой, у меня там припрятана бухта прекрасного троса. Так что когда дашь снотворное, не забудь хорошенько связать! И только после этого можешь делать что угодно!

Папа! И ты? Что-то непохоже, что вам промыли мозги! Как вы можете так со своим сыном?

- Ладно, дорогой, нам пора, не забывай оплачивать наши счета! На тебя надежды мало, но Миттельт-чан кажется весьма настойчивой девушкой. Надеюсь, когда мы вернёмся, нашу семью будет ждать пополнение!

Мама, я не верю, просто не верю. За последние два месяца я много раз совершал невозможное, у меня полный дом красоток, и вы до сих пор во мне сомневаетесь?

- Да, кстати, хорошо, что напомнили. Четыре дня назад наша семья действительно пополнилась новым членом.

- Не может быть, Исе! - счастливо завопила мама. - Мне уже не терпится покачать на руках малютку! Кто это, мальчик, девочка?

- Дракон. И с "покачать на руках" будут проблемы - он выше шестиэтажного дома.

Я сидел на широком камне, скрестив ноги в позе лотоса, делая мерные вдохи и выдохи. Моя ки устремлялась прочь из тела, захватывала ки природы и искажала её, заставляя обтекать моё местоположение, преломлять свет, гасить звуки и ауру. Это была сложная техника, доступная только мастерам сендзюцу. С моим самоконтролем и концентрацией о ней было глупо даже задумываться, но существовал маленький, но всё меняющий нюанс. Это было техникой сокрытия, практически невидимостью! И человек, её освоивший, мог подглядывать где угодно! Даже стоя в полный рост посреди женской части онсена. Ну а если освоит на уровне мастера, то может вообще подойти к любой женщине и её полапать! И она никогда не узнает, что же сжало ей сиськи или ухватило за задницу. Комбинация техники с Разрывом Одеяний открывала такие перспективы, что от них просто кружилась голова!

Именно поэтому я со всем пылом отдавался тренировкам, понимая, что нет невозможного, а есть недостаточно усилий. Именно поэтому место тренировки я выбрал самое подходящее - горячий источник у меня дома, которым я до сих пор как-то преступно пренебрегал. К сожалению, на этом этапе тренировок отсутствовал главный элемент - обнажённые женщины, но к каждой задаче нужно подходить поэтапно. Поэтому я выбрал время, когда онсен пустовал, когда девчонки гуляли где-то в городе, а дома оставался я один.

Мысли о девушках пробили мою броню отрешённости, ки дрогнула, и техника бы распалась, если бы я титаническим усилием не удержал её целостность.

Иссей, помни, ради чего стараешься! Помни, о главной цели! Ты сможешь полапать любые сиськи, подглядывать прямо посреди женской раздевалки! Помни, ты в онсене, сосредоточится, представь, что тут купаются девушки!

Первый этап тренировки, слух. Закрыть глаза, дать волю воображению, наполнить сознание несуществующим, одновременно не упуская потоки ки. Стоило представить, что тут появились девушки, как тут же послышались воображаемые голоса.

-... ну, не знаю, он мне даже нравится.

- Тебе легко говорить, Миттельт, это не твои планы разрушил этот ублюдок!

- Тем более, после того, как он так понянчил твоё тщеславие!

Ха, то, что нужно! Впечатление, будто на источники пришли горничные и перемывают мне кости. Я зажмурилась глаза ещё крепче, сосредоточившись на потоках ки.

- А на что жалуетесь вы? Райнар, сколько раз ты общалась с Азазелем-сама до встречи с ним? А ты, Калаванэ?

Именно так было бы и в реальности! Миттельт-чан, моя сестра по подглядыванию, с которой мы вытворяли такие вещи, обязательно встала бы на мою защиту!

- Что не нравится? Что не нравится? - воскликнула Райнар. - Мы застряли в этой дыре и прислуживаем людишкам!

- А эти дурацкие тренировки! От вида этого чудовища мне каждый раз не по себе!

Плохое воображение, плохое! Нельзя говорить скверные вещи о Мил-тан. Нужно срочно исправлять!

Раздался плеск воды, словно девушки погружаются в источник, и я похвалил себя за такую достоверную деталь.

- Вы не правы, Мил-тан довольно милый и очень сильный! - раздался голос Миттельт-чан.

Вот, сработало! Теперь значительно лучше.

- Но нам приходится носить эти платьица! Розовые!

- Но Калаванэ-чан, тебе очень идёт! - сказал голос Райнар.

- И тебе идёт, милая. Но мы выставляем себя на посмешище перед этим похотливым животным!

- Вот только не надо, тебе нравится Иссей! Когда он уделал Кокабиэля, твои трусики можно было отжимать!

- Миттельт, я не ношу трусиков!

Как обычно, моё воображение свернуло не туда. Но это не повод не наслаждаться моментом! Приступаем к следующему этапу тренировки - визуализации. Я представил, что открываю глаза, а передо мной появляются голые Падшие. Как и говорила Курока-чан, это было очень сложно, гораздо сложнее, чем всё, что я делал до сих пор. Ки заколебалась, как только стала проявляться картинка, техника исказилась, угрожая окончательно развеяться. Всё застыло в шатком равновесии, одно неловкое движение, и придётся начинать сначала. Я попытался успокоить себя тем, что ещё немного, и можно будет переходить к следующему этапу - с настоящими звуками, ну а потом - и с настоящим зрением. Когда-нибудь голые женщины будут настоящими! Эти мысли помогли удержаться и стабилизировать технику, сделав потоки ки плавными и ровными.

- Признай, Исе-кун был очень крутым! Настоящим неистовым животным!

Мои глаза приоткрылись, и воображаемая картина проявилась с поразительной чёткостью - в бассейне разлеглась Райнар, погрузившись по подбородок в воду, на каменном бережку вольготно разлеглась Миттельт, а Калаванэ стояла по пояс в воде и бурно жестикулировала. Её огромные буфера красиво подпрыгивали в такт взмахам рук.

- Ты что, не понимаешь? Мы теряем время! Прислуживаем этому идиоту, занимаемся разной ерундой! А как же наши амбиции? Мы же хотели пробиться наверх, занять достойное место!

- Мы могли заполучить Сумеречный Целитель, но этот придурок всё испортил! - чуть обижено сказала Райнар. - И теперь пробиться наверх нам не светит.

Она встала в полный рост, дёрнула Миттельт за ногу и стащила её в бассейн.

- Мои амбиции полностью удовлетворены! - заявила Миттельт, выплёвывая воду.

Представить трёх прекрасных девушек с восхитительными сиськами, с каплями воды, стекающими по обнажённым телам, да в таких подробностях... Иногда мощь моего мозга пугает даже меня самого.

- Ещё бы! Ведь всё, о чём ты мечтала, так это о больших сиськах! - обвинила её Калаванэ.

- Тебе хорошо говорить! - возмутилась Миттельт. - С такой грудью легко смотреть свысока на других! Моя даже после сиськофрукта не сравнится с этими буферами!

В качестве иллюстрации она подскочила к Калаванэ сзади, ухватила её за сиськи, с видимым наслаждением стиснула их, а затем сжала пальцами соски. Калаванэ очаровательной покраснела и издала невероятно милый стон, никак не вязавшийся с её вечно строгим видом.

Я отдался потокам собственного воображения, сцена, которую я придумал, была настолько эротичной, что я почувствовал, как по губам и подбородку стекает тонкая струйка крови. Не стоит даже упоминать, что колом мой дружок стоял уже давно.

- Миттельт, прекращай! - приказала Райнар.

- Прекращать делать так? - Миттельт погладила соски Калаванэ, и та вновь застонала. - К тому же во всём виновата именно ты.

- Я? Интересно, и в чём это?

- Ты была на свидании и получила первый поцелуй Красного Императора Драконов. Он был влюблён в тебя по уши. И если бы ты не пыталась его убить, нам бы не пришлось никому подчиняться, а у тебя был бы парень, обладающий сраным Лонгинусом! А теперь он сохнет по этой красноволосой дуре, своей нерешительностью портящей жизнь не только мне, но и нам всем.

- Миттельт, заткнись! - прошипела Райнар.

- А не то что? Превратишься в девочку-волшебницу?

Райнар вскинула руку, и в ней материализовалось копьё света. Она нависла над Миттельт, широко раскинув крылья. Калаванэ встала рядом со своей любовницей и повторила её жест.

- Миттельт, мы тебе много раз говорили... - сказала Калаванэ. - Миттельт, что такое? Что случилось?

Миттельт ошарашенно смотрела на них двоих, потеряв дар речи.

- Ваши крылья... - наконец, выдавила она.

Девушки переглянулись, и изумлённо вскрикнули. За спиной у каждой из них простирались две пары чёрных крыльев.

- Что вы говорили про амбиции? - спросила Миттельт. - И про дурацкие тренировки?

Но они её не слушали. Калаванэ и Райнар стояли, сжав друг друга в объятиях, и неистово целовались. Это был долгий, чувственный поцелуй, он завораживал, приковывал к себе всё внимание. Сиськи девушек прижимались друг к другу, их руки гладили бёдра, сжимали ягодицы, перебирали перья, поглаживали друг другу крылья.

Не в силах спокойно вынести подобное зрелище, Миттельт уселась на бортик, бесстыдно сжала одной рукой грудь, а вторую пропустила между ног. Неожиданно ритмичные движения прекратились, и она настороженно повела носом.

- Что-то не так! Я чувствую запах крови!

Калаванэ и Райнер прекратили ласки, отстранилась друг от друга и бросили пртстальные взгляды по сторонам.

Это какая-то ерунда! Воображение завернуло совершенно не в ту сторону! Мне нравилось происходящее, нельзя менять сценарий! Происходящее выбило меня из равновесия, и я почувствовал, как потоки ки словно взбесились, как техника колеблется и распадается. Внезапно голова закружилась, я пошатнулся, рухнул на обильно покрытый кровью камень, и медленно сполз в воду. Последнее, что я почувствовал - три пары рук, заботливо подхватывающих меня и вытаскивающих на берег.

- Здравствуйте, ребята. Сегодня в нашем классе знаменательное событие. К нам переводятся сразу три ученицы из-за границы! - объявила учительница, и это объявление прозвучало как гром с ясного неба.

- Иссей, как думаешь, а они симпатичные? - спросил Мотохама.

- Если иностранки, то просто обязаны быть милашками, как Ассия-чан! - сделала Кирью вывод, наполненный совершенно неведомой логикой.

- Главное, что не какой-то смазливый ублюдок, типа Кибы! - заявил Мацуда.

О, тебя ждёт большой сюрприз, гений!

- Да заткнитесь вы, идиоты! - зашипела на нас Катасе.

Дверь в класс приоткрылась и зашли три девушки. Все трое были красотками, у всех трёх были прекрасные фигуры, и все трое были мне прекрасно знакомы.

- Это Киба? - не сдержался Мацуда.

Со всех сторон на него зашикали злобные голоса, но дело было сделано.

- Меня зовут Киба Юми, - монотонно заявила белокурая красотка. - Позаботьтесь обо мне.

Класс зашумел. Ни от кого ни укрылось сходство внешности и имени со школьным принцем и кумиром всех местных девчонок.

- Зиновия, - продолжила вторая девушка тоном, мало отличающимся от предшественницы. - Рада знакомству. Привет, Иссей.

Я непринуждённо помахал ей рукой, пытаясь скрыть самодовольную улыбку, расползающуюся по лицу. Возмущённый гул класса в моих ушах звучал прекрасной музыкой.

- Я Шидо Ирина! Я прибыла из Англии и благодарю Господа, что попала в ваш класс. Ведь тут учится Исе-кун, мой друг детства! Исе, снова привет! - Ирина сделала пируэт и послала мне воздушный поцелуй.

- Привет, Ирина! - помахал я рукой. - А чего вы так долго?

- Нужно было оформить бумаги, а Юми не хотела идти одна, - пояснила Зиновия.

Класс, услышав, что я не просто знаком с милашками, но ещё и виделся с ними сегодня, вновь загудел. Послышались выкрики как девчонок, обвинявших меня во всех смертных грехах и называвших животным, так и парней, просто исходивших на говно от зависти. Больше всех шумели Мацуда и Мотохама.

- Подонок!

- Мы считали тебя другом!

- А ты... А ты... Наложил свои похотливые руки на этих красоток!

- Вы несправедливы к Иссею, - сказала тихо подошедшая к нам Зиновия. - Руки он наложил только на меня.

- Что?

- Что?!

- Я, наверное, не слишком хороша в японском, но разве "наложить руки" - это не "облапать"? Если так, то он тискал лишь мою грудь, а с Ириной просто целовался. Хотя, конечно, я могу только догадываться, что он вытворял с Ассией. Ассия, привет!

Зиновия! Ты не помогаешь! Бедных засранцев сейчас хватит удар!

- Привет, Зиновия, - улыбнулась Ассия. - Вы так рано ушли из дому, что мы с Исе-куном не успели даже пожелать доброго утра!

Ассия, ты думаешь, что говоришь? Неужели ты не слышишь эту гробовую тишину в классе?

- Мне вы пожелали, - раздался безэмоциональный голос Юми. - Но мне не до конца понятен смысл этого ритуала.

Каждое её слово прозвучало стуком молота, заливающего в крышку моего гроба новый гвоздь.

Класс не мог дольше сдерживаться и взорвался воплями.

Мацуда и Мотохама вновь включили зомборежим и вцепились мне в горло. И, если мне не показалось, то Мацуда даже попытался меня укусить. Инцидент был исчерпан мощным ударом учебника по голове Мацуды. Нежные изящные пальцы Айки сжали его ухо и отволокли за парту. С Мотохамой разобралась Катасе, ухватив его за ногу и утянув прочь. Обе девушки синхронно вздохнули, переглянулись, и одарили меня осуждающим взглядом. А причём здесь я?

- Класс, раз уж вы так хорошо поладили, - раздался голос учительницы, - то мы можем начинать урок.

Как я вообще оказался в такой ситуации? Да очень просто! Позавчера вечером я почувствовал с небольшим интервалом два призыва, после чего забрал сначала Зиновию, а затем и Ирину. У девушек почти не было вещей, так что справился я быстро. Я знал, что с Зиновией всё будет в порядке, поэтому опасался лишь за Ирину, ведь вести о смерти Бога могли слишком сильно ударить по её внутреннему миру.

Этого не произошло. Всё, что испытывала Ирина, это злость.

- Я тренировалась с детства! Верила их словам, посвятила Церкви всю жизнь! А что взамен? Они вышвырнули меня, потому что я узнала их грязный секрет? Назвали еретиком! Облили меня грязью!

- Прямо как Ассию? - невинно спросил я.

- Исе, заткнись!

- И что теперь? Поедешь к папе? Он где-то тут, в Англии?

- Я бы предпочла сменить обстановку. Тем более, ты что-то говорил об Михаэле-сама?

- Да, но придётся подождать, пока систему не доведут до ума, а это пара месяцев. К тому же, сначала будет мирный договор. Михаэль-сан там будет тоже, как и Азазель-сенсей и двое Сатан.

- Ну тогда чего мы ждём? В Японию!

И через минуту Ирина присоединилась к Зиновии у меня в гостиной. Мы сидели втроём и пили чай, поданный надменно выглядящими горничными, Калаванэ и Райнар словно распирало от самодовольства. Ирина и Зиновия виновато мялись и чувствовали себя неловко. Как я их понимаю, такой удар кого угодно выбьет из колеи.

- Не расстраивайтесь, - попытался я их утешить. - Пусть вы больше и не связаны с Церковью, но тут вам будут всегда рады!

Девушки переглянулись. Первой заговорила Ирина.

- Но мы расстроены совсем не этим!

- Да? А чем?

- Ты позвал нас в гости, мы будем учиться в твоей школе, верно?

- Да, конечно!

- Но при этом мы обе висим на шее у твоих родителей!

- Моих родителей нет.

- О Исе, соболезную! Неужели Кокабиэль смог...

- Нет-нет-нет! Они уехали в отпуск на пару лет.

- Понятно. Но дело не в том. С сегодняшнего дня живём в твоём доме за твой счёт. Ты нас кормишь и да


Источник: http://samlib.ru/d/desmond/ouroboros.shtml


Как накрутить короткий волос в домашних условиях: советы


Как сделать причёску самому с короткими волосами

Похожие новости


Как сделать матрас для кукол для плавания
Парктроник на солярис своими руками
Как сделать спирали для волос
Как сделать машинки из металла
Как сделать маленькую куклу в коробке
Оформление детской площадки в детском саду своими руками картинки



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ